Логотип

Изделия и мастера Петергофской гранильной фабрики в XVIII-XIX вв.

История производства на Петергофской гранильной фабрике представляет собой чередование подъемов и спадов. Наиболее плодотворными оказались последняя четверть XVIII века и 30 - 50-е годы XIX века. За долгий период существования фабрики накопилось немало документов, рисующих ее судьбу, деятельность управления, развитие техники обработки камня. О мастерах сведений очень мало, чуть больше материалов сохранилось о художниках, модельерах, архитекторах, по чьим рисункам создавались вещи, а также о бронзовщиках, украшавших готовую вазу бронзовым декором. На изделиях Петергофской фабрики, особенно XVIII века, не было принято указывать имя мастера. Если подпись и ставилась, то нередко вместо резчика указывалось имя директора, например: «Иосип Боттом», который возглавлял производство в 1748-1778 годах.

Ваза из калканской яшмы с бронзойВаза из калканской яшмы с бронзой. Петергофская гранильная фабрика. По рисунку Д. Кваренги. Бронза по рисунку А.Н. Воронихина. 1800 г.

Ранние изделия Петергофской гранильной фабрики немногочисленны, и большинство из дошедших до нас относятся к последней четвертиXVIII века. В основном это небольшие предметы по сравнению, например, с вещами середины XIX столетия. Это вазы и обелиски из твердых пород – калканской, орской, ямской яшм, родонита. Простые и строгие линии ваз подчеркиваются блестящей полировкой, прекрасно выявляющей природный узор камня. Яшма, наиболее твердый и трудно поддающийся обработе камень, привлекала внимание и узорами, и разнообразием оттенков.

Одна из самых ранних сохранившихся ваз Петергофской фабрики – ваза уральской серо-зеленой калканской яшмы цилиндрической формы, с декором в верхней части в виде пояса из акантовых листьев и цепочки «жемчуга». На плинте вазы награвирована надпись: «Петергоф 1776 году Иосип Боттом». Один из редких случаев присутствия на изделии Петергофской фабрики имени мастера-резчика – надпись на цоколе обелиска из красной и палевой яшмы: «Яшма сибирская. Петергоф. 1778 г. С. М.».

Инициалы расшифровываются как начальные буквы имени и фамилии одного из старейших мастеров Петергофской гранильной фабрики – Степана Морина. Из семьи Мориных вышло несколько поколений мастеров, работавших на фабрике. О Степане Морине известно, что уже в 1784 году он получил звание старшего мастера и долгие годы, до того, как был отчислен по болезни в 1828 году, ему поручали на фабрике ответственные заказы, особенно по художественной отделке изделий.

Материалы на Петергофскую гранильную фабрику привозились издалека – из Сибири и с Урала. Естественно, это были относительно небольшие по размерам куски цветного камня, но на фабрику всегда отправляли образцы всех вновь открываемых пород. Этим объясняется разнообразие видов камня, из которого вырабатывались предметы на Петергофской гранильной фабрике. Наиболее редким материалом считался орлец (родонит). Среди изделий XVIII века всего несколько ваз из орлеца. Одна из них – Петергофской гранильной фабрики – яйцевидная, с волютообразными ручками, сплошной монолит со съемной крышкой в виде купола.

Ваза из калканской яшмы с бронзойВаза из калканской яшмы с бронзой. Петергофская гранильная фабрика. По рисунку Д. Кваренги. Бронза по рисунку А.Н. Воронихина. 1800 г.

К безымянным произведениям петергофских резчиков относятся и яшмовые вазы с добавочной отделкой из золоченой бронзы. Например, ваза из орской яшмы в форме «Медичи», украшенная в верхней части виноградной лозой из золоченой бронзы и двумя ручками в виде козлиных голов. Изящные формы и тонкая чеканка бронзового убора заставляют говорить о его, по-видимому, французском происхождении.

От XVIII века сохранились также вазы цилиндрической формы из зеленой калканской яшмы с бронзовыми фигурками и группами вакхантов. Использование классицистических форм, античных элементов в архитектуре и убранстве интерьера конца XVIII – начала XIXвека заметно влияло на общий характер русского декоративно-прикладного искусства.

Несмотря на небольшое число дошедших до нас изделий Петергофской гранильной фабрики конца XVIII – начала XIX века, они поражают разнообразием использованных в них материалов.

Кроме твердых и непрозрачных пород – яшм, орлеца, гранита – есть предметы из более мягкого камня, например малахита, лазурита, и даже прозрачного кварца. Одно из наиболее интересных изделий такого плана – яйцевидная ваза из дымчатого кварца, украшенная не золоченой бронзой, а позолоченным серебром (две женские фигуры в античных одеждах образуют ручки). Редкий образец изделий из монолитного куска лазурита – овальная вазочка. Лазурит, как и малахит, из-за своей слоистости и мягкости не был удобен для выполнения вещей из цельного куска. Зато эти две породы были уникальными для «русской мозаики».

Настольное украшение «Обелиск» из калканской яшмы и мясного агатаНастольное украшение «Обелиск» из калканской яшмы и мясного агата. Петергофская гранильная фабрика. По рисунку А.Н. Воронихина. 1803 г.

Твердые породы тоже использовались, но реже: например, выкладывались яшмовые столешницы из разноцветных кусков яшм. А малахит и лазурит подбирались так, что было не видно стыков и изделия казалось вырубленным из монолита. Великолепный образец русской мозаики из яшм – столешница, выложенная овальными кусками яшмы разных цветов. На одном из углов надпись: «Петергофской фабрики. А. Боттом 1805 г.».

Александр Боттом (1763 1828), сын Иосипа Боттома, получил хорошее образование и был отправлен в 1793 году в составе специальной делегации при генерале Голенищеве-Кутузове в Константинополь. В 1801 году его прислали на Петергофскую гранильную фабрику «командиром». Мозаичные изделия вообще, и особенно в технике «русской мозаики», составили славу и гордось Петергофской гранильной фабрики. Такие произведения тоже дополнялись фигурами из золоченой бронзы.

К числу наиболее ранних изделий Петергофской гранильной фабрики из малахита в технике русской мозаики относится круглый стол 1809 года, декорированный вакханками и сатирами, на трехгранном основании со сфинксами. Стол сделан по проекту известных французских архитекторов Персье (1764 1838) и Фонтэна (1765 1853). Другой выдающийся образец произведения в этой технике – малахитовая ваза первых лет XIX века по рисунку И. И. Гальберга (1782 1863), яйцевидная с ребрами круглого профиля; заполнение поверхности такого сложного рельефа требовало особого мастерства.

С 1832 года и Петергофская и Екатеринбургская фабрики состояли в ведении Кабинета е. в. (чуть позже к ним присоединилась и Колыванская фабрика), поэтому изделия этих фабрик во второй половине XIX столетия часто похожи по стилю и технике. Главное художественное управление осуществлял И. И. Гальберг.