Логотип


Камнерезные фабрики в России XVIII - XIX веков

Искусство резьбы по камню получило в России XVIII века новый характер, что было неразрывно связано с общими переменами в русском быту и жизненном укладе. Еще с 1630-х годов русские рудознатцы, а в XVIII веке ученые-естествоиспытатели делали одно открытие за другим, в результате чего Россия оказалась обладательницей одной из самых богатых и разнообразных в мире залежей цветных камней, что послужило основой для развития в России высокой и своеобразной культуры камня.

Ваза из яшмы. 1816 г.Ваза из яшмы. 1816 г. Екатеринбургская гранильная фабрика. Мастер Я. Коковин.

Когда обработка цветного камня в России XVIII века достигла определенных успехов и камнеобрабатывающее дело впервые стало играть существенную роль в отечественной культуре, этот вид искусства в Западной Европе уже имел длительную историю развития и издавна привлекал к себе внимание.

Шедевры камнерезного искусства Древнего Египта, Греции и Рима, эпохи Возрождения хранились в известнейших миpовых коллекциях. ВXVII-XVIII веках славились искусством обработки камня мастера Флоренции и Милана, Франции, Саксонии, Англии, Швеции.

Своеобразным стимулом к развитию камнерезного искусства в России XVIII века послужило обширное строительство в начале столетия: цветные камни самых разных цветов, оттенков и стурктуры требовались в огромных количествах для украшения дворцов строящегося Петербурга, а также для изготовления настольных украшений. Область применения цветного камня была необычайно широка: от набережных и ступеней дворцов до карманных табакерок и камзольных пуговиц. Спрос на камнерезные изделия в XVIII столетии способствовал тому, что в течение полувека в России была создана мощная камнеобрабатывающая промышленность.

В XVIII веке в России были организованы три казенные фабрики по обработке каменных изделий, которые продолжали свою работу и в XIX веке, подняв уровень камнерезного искусства на недосягаемую высоту. Все эти фабрики продожали выпуск изделий и в начале XX века, а в 1917 году перешли в руки нового правительства и были реорганизованы.

Первая гранильная фабрика для обработки и полировки стекол и самоцветов была основана в Петергофе по указу Петра I от 14 января 1725 года. В течение двух столетий развития культуры камня в России Петергофская гранильная фабрика была школой художников и мастеров российского камнерезного искусства.

18 июня 1726 года вышел указ об организации второй фабрики в недавно основанном вблизи обширных месторождений цветного камня различных пород Екатеринбурге, а в вскоре около Екатеринбурга были устроены еще две фабрики – Северская и Полевская.

Чаша из невьянского лиственита. 1835 г.Чаша из невьянского лиственита. 1835 г. Екатеринбургская гранильная фабрика.

Поскольку потребность в поделочном камне все возрастала, возникла необходимость увеличения количества мастеров, их обрабатывающих. Петергофская гранильная фабрика с немногочисленными кадрами, оторванная на тысячи километров от месторождений цветного камня, была не в состоянии выполнять все расширяющиеся заказы, а Екатеринбургская фабрика должна была справляться со своими заказами. Возникла необходимость в строительстве еще одного камнерезного центра; в 1787 году был отдан приказ об организации гранильной и шлифовальной фабрики на Алтае, при Локтевском заводе. Эта фабрика, работавшая почти исключительно на местном алтайском сырье, приобрела особенно большое значение после ее реорганизации и перевода в Колывань в 1802 году, когда она стала называться Колыванской шлифовальной фабрикой.

Насколько высоко стояло русское камнерезное искусство уже в 70-х годах XVIII века, показывает, например, тот факт, что Екатерина II, получив в 1777 году от французского посла де Бретейля знаменитое в то время настольное украшение из цветных камней, выполненное в Риме лучшими камнерезами, ювелирами и бронзовщиками под руководством архитектора Валадье, писала, что хотя оно ей и нравится, «но все-таки на нашей Петергофской фабрике работают лучше».

Производство ваз, чаш, торшеров и прочих декоративных предметов на российских камнерезных фабриках велось по проектам как известных архитекторов, так и архитекторов, имена которых до нас не дошли. Рисунок поступал на завод с самыми общими указаниями мастеру – делать из яшмы, из агата, из мрамора, без учета огромного разнообразия цветов и рисунков камня. Иногда не было и этих указаний, и тогда выбор материала происходил на заводе. Хотя определить конкретный вид камня для данной присланной формы и размера было не просто. Полупрозрачная или глухая поверхность, светлый или темный общий колорит, крапчатая, пятнистая или жилистая структура – все это в разнообразных вариантах и сочетаниях по-разному определяло форму вазы. Выбор зависел от мастера, от его художественного чутья.

Проект, сделанный без рассчета на конкретный камень, легко мог оказаться при выполнении в материале в той или иной степени ущербным, требующим правки и изменений. Структура и цвет камня, его рисунок были естественным орнаментом, который должен был закономерно расположиться по форме вазы, и если этот природный узор камня не приходил в согласие с формой вазы, то мастер, чтобы успешно выполнить заказ, должен был выбирать между необходимостью исправить форму или заменить материал, поэтому нередки были случаи вольного обращения с проектом, его творческой доработки, его видоизменения при переводе в материал.

Чаша из темно-розового орлеца. 1858-67 гг.Чаша из темно-розового орлеца. 1858-67 гг. Екатеринбургская гранильная фабрика.

Но даже точно выполняя присланный чертеж, мастер оставался хозяином в деле выбора конкретного камня, следовательно, был творческим участником, а не механическим исполнителем художественных работ. Особенно в изделиях, изготовленных посредством оклейки корпуса из грубого дешевого камня мелкими тонкими пластинками из камня цветного. Подбор пластин, составление из них того или иного узора на основе природного рисунка камня был всецело делом мастера. Работая так, мастера создавали поверхности, кажущиеся сделанными из цельного камня, имеющего особый естественный узор.

В области этих мозаик русские мастера второй половины XVIII века пошли дальше мастеров других стран, где способ оклейки был известен, но использовался только для предметов с прямыми поверхностями. Русские мастера покрывали этой мозаикой округлые поверхности ваз, колонн, чаш и даже поверхности с рельефной орнаментикой. Особенно широкое использование это изобретение получает в первой половине XIX века, когда таким способом создавались колоссальные, нигде в мире более не существовавшие колонны и пилястры. В историю декоративно-прикладного искусства этот способ вошел под названием «русская мозаика».

Особенно больших размеров изготовление художественных изделий из цветного камня в России достигло во второй половине XVIII века и в первой половине XIXвека, что было связано с небывалым по своим размерам строительством дворцов и парков в Петербурге и его окрестностях. Декоративные работы по убранству их интерьеров вызывали большой спрос на изделия из цветного камня. Выдающиеся русские архитекторы важную роль во внутренней отделке отводили цветному камню. Интерьеры зал, парадные лестницы, вестибюли украшались множеством каменных ваз, резных торшеров, мозаичных столов. Требовались самые разнообразные сорта поделочного камня, поэтому ускорилась организация ряда экспедиций для поисков месторождений каменных пород. Благодаря экспедициям были открыты во второй половине XVIII века богатейшие залежи цветного камня на Урале и Алтае. Важная роль в развитии в России камнерезного дела выпала на долю Урала, где были открыты такие цветные поделочные камни, как сердолик, агат, халцедон, яшма. В течение XVIII века на Урале и в Сибири открыты месторождения горного хрусталя, топазов, аметистов, бериллов, мрамора, граната, порфира, лазурита.