Логотип

Петергофская гранильная фабрика в XVIII-XIX вв

Петергофская шлифовальная или гранильная фабрика («мельница») была основана в 1723 году по приказу Петра I и стала первым специализированным предприятием в России по производству камнерезных изделий. «Мельницей» она называлась потому, что ее машины приводились в движение водой. Фабрика предназначалась для шлифовки стекол и обработки самоцветов. Как и во многих других отраслях русской промышленности XVIII века, для руководства новым производством были сперва привлечены иностранные мастера. У них русские ученики обучались гранильному и шлифовальному делу, полировке, обработке стекла и камня. В течение почти двух столетий Петергофская гранильная фабрика являлась школой по подготовке кадров русских мастеров, она сыграла важную роль в развитии камнерезного дела в России.

Шкатулка из малахитаШкатулка из малахита. Петергофская гранильная фабрика. Конец XVIII века.

Новая отрасль художественной промышленности быстро развивалась, и фабрика за короткое время стала крупнейшим казенным предприятием по обработке каменных изделий. Вазы, чаши, столешницы работы Петергофской гранильной фабрики уже во второй половине XVIII века поражали красотой своих форм и техническим совершенством. Художественный эффект изделий во многом зависел от мастера, который подбирал необходимый материал и обрабатывал его. Обычно на фабрику поступал рисунок, имевший лишь надпись «делать из яшмы» или «делать из малахита».

Гранильщики Петергофа с 20-х по 70-е годы XVIII века работали главным образом над созданием «галантерейных вещей», прежде всего табакерок. Цены на такие табакерки были очень высоки. Например, в 1763 году Г. Г. Орлову выплатили за яшмовую табакерку с бриллиантами 1500 рублей, а за такие же часы – 1000 рублей. В апреле того же года известному придворному ювелиру И. Позье было заплачено «за взятые у него две табакерки, одну зеленую яшмовую в золотой оправе с бриллиантами 299 рублей, за золотую плоскую четырехугольную 220 рублей». Для изготовления табакерок подбирались «узорчатые камни» яшмы, сердолики, агаты, халцедоны. Из цветных камней делали пуговицы, набалдашники для тростей, эфесы шпаг. Вазы из цветного камня изготавливались в эти годы небольших размеров – до 45 см. Первая крупная ваза из камня была выполнена на Петергофской гранильной фабрике в 1776 году из серой калканской яшмы. В это время руководителем фабрики был золотых и гранильных дел мастер Иосиф Боттом, сын моряка-англичанина, служившего в русском флоте. Иосиф Боттом проработал на Петергофской гранильной фабрике 30 лет и сыграл важную роль в становлении там камнерезного искусства и в обучении русских мастеров.

Ваза из орской яшмыВаза из орской яшмы. Петергофская гранильная фабрика. 1803 г.

Петергофская гранильная фабрика работала на привозном сырье, поэтому там изготавливались вещи небольшого размера; до 1760-х годов это были табакерки, пуговицы и прочие мелочи. 
С 1770-х годов сохранились первые известные датированные вещи более крупных размеров: колонна из сибирского агата (1771 год) высотой 56,5 см, ваза из серо-зеленой калканской яшмы (1776 года) высотой 117 см. Подобные вещи делали в конце XVIII века после расширения и реорганизации фабрики в 1774 году.

С 1748 по 1778 год во главе фабрики стоял алмазных и золотых дел мастер Иосиф Боттом, а потом его сын Александр, руководивший фабрикой еще и в первом десятилетии XIX века. Непосредственными исполнителями произведений были русские мастера.

Трудности транспортировки монолитов с Урала и Алтая в Петербург приводили к тому, что на Петергофской гранильной фабрике изготавливали главным образом мелкие предметы; крупные вазы петергофской работы встречаются крайне редко. Проекты изделий для Петергофской гранильной фабрики выполнялись художниками Академии художеств. В течение XVIII и XIX веков Петергофская гранильная фабрика выполняла замечательные «наборные работы» по камню, флорентийские мозаики, рельефные и плоские: столешницы с мозаикой из яшм, вазы и проч. Инкрустацию из сотен кусочков камня врезали в черный полированный мрамор – это были композиции из цветов, фруктов, животного мира. Мозаики Петергофской фабрики этого времени были не хуже, а часто даже и превосходили флорентийскую мозаику.

В последнее десятилетие XVIII века Петергофская гранильная фабрика приходит в упадок, ее постройки и оборудование ветшают. В июне 1800 года Павел I подписал указ: «Исправя непременно в самом скорейшем времени Петергофскую шлифовальную мельницу, привесть тем к употреблению и способное состояние». Петергофская шлифовальная мельница и Екатеринбургская гранильная фабрика переходят в управление президента Академии художеств А. С. Строганова, который поручил А. Н. Воронихину произвести проверку зданий и оборудования на фабрике и доложить ему об их состоянии, а также обо всех недостатках организации производства. Все здания фабрики были отремонтированы. А. Воронихин обеспечил камнерезов новыми рисунками и чертежами для изделий; он также вел наблюдение за работами на фабрике, отбирал готовые изделия и вместе со своими рисункам бронзового декора отсылал на бронзовую фабрику Академии художеств для создания бронзового убора ваз. Таким образом, изготовление всего произведения, от начала до конца, находилось под его контролем.

При А. С. Строганове и А. Н. Воронихине Петергофская фабрика процветала. После смерти Строганова фабрика была передана в ведение Кабинета е. и. в., и это отрицательно сказалось на ее работе, а во время Отечественной войны 1812 года работы на фабрике вообще были приостановлены. В 1815 году Д. А. Гурьев, управляющий Кабинетом, писал в докладе Александру I: «Петергофская гранильная фабрика по неимению ни бриллиантов, ни цветных камней для гранения, остается, можно сказать, праздною, почему еще в 1812 году нижний этаж оной отдан в содержание инструментально-хирургического цеха...». Гурьев предложил отдать все здание в аренду для устройства бумажной фабрики.

Пресс для бумаги. Петергофская гранильная фабрикаПресс для бумаги. Петергофская гранильная фабрика. Начало XIX века.

К началу XIX века история Петергофской гранильной фабрики была уже основательно забыта. В мае 1811 года А. С. Строганов, являвшийся руководителем двух гранильных фабрик, запрашивал управляющего Петергофской гранильной фабрикой Александра Боттома (сына Иосифа Боттома) о ее истории. На запрос был получен следующий ответ: «По имянному указу покойной государыни императрицы Елизаветы Петровны принят в российскую службу англичанин механикус Боттом в 1748 году, и построена была фабрика, а для производства и обучения работ востребованы кабинетом ее величества в 749 и 758 годах мастеровые дети из екатеринбургских школ до двадцати пяти человек. А к тому числу по таковому ж кабинетскому требованию к науке гранильному искусству взяты были ведомства Канцелярии от строений мастеровые же дети, от племя коих и составилась оная команда. А более ничего по делам, имеющимся при мельнице, известного не находится».

Только в 1830-40-х годах деятельность Петергофской гранильной фабрики несколько оживилась, чему способствовало обширное строительство в Петербурге, требовавшее каменных изделий и материалов в больших количествах: возводили Исаакиевский собор, восстанавливали после пожара 1837 года Зимний дворец.