Логотип

Роль архитекторов в создании камнерезных изделий в России XVIII – XIX вв

Каменные вазы, чаши, торшеры и проч. крупные изделия, предназначавшиеся для интерьеров петербургских дворцов и усадеб, выполнялись на русских камнерезных фабриках, начиная со второй половины XVIII века, по проектам российских архитекторов и скульпторов.

К. Росси. Рисунок вазы. 1848 г.К. Росси. Рисунок вазы. 1848 г.

Проекты рисовали ведущие петербургские архитекторы, управляющий Кабинетом утверждал проект, привозил его на фабрику, где с проекта снималась копия, а оргинал возвращался обратно. Как правило, камень подбирался к уже утвержденному Кабинетом проекту (в заказе порода не приказывалась жестко, а рекомендовалась, а иногда и вовсе не указывалась). Подбор конкретного камня, который максимально соответствовал бы рисунку, был делом мастера-камнереза.

В особых случаях, когда добывалась большая глыба все данные о ней – обозначение трещин, изъянов и размеров, сопровождаемые деревянной моделью, отправлялись в Петербург, где исходя из них архитектор делал проект.

Иллюстрацией этого может служить архивный документ 1817 года: « К Его Высокоблагородию Карлу Ивановичу Росси препровождаются при сем: 1c Два листа подлинных чертежей № 1го, 2го , 3го и 4го , добытым на Каменоломне Ревневской горы необычайной величины кускам зеленоволнистой яшмы. 2с Четыре модели деревянныя сим четырем кускам. 3с Описание чертежей и моделей, изображающих те же камне зеленоволнистой яшмы, добытые в сем 1817м году. Его Высокопревосходительство Гн Управляющий Кабинетом приказал, как я уже говорил вам лично, чтоб вы изволили рассмотреть сии чертежи и модели, сочинить рисунки хотя в простых абрисах вещам, какия по изобретению вашему могут быть сделаны из оных добытых камней, и не все чаши да чаши, а что нибудь другое по способности камня».

Обмеренный камень или его часть получали номерное обозначение. В деловой переписке была принята целая система шифров: особая нумерация существовала для различных пород камня, сам заказ Кабинета приобретал определенный номер, присылаемый из Петербурга проект помечался литерами и цифрами.

Успехи в области художественной обработки камня на российских камнеобрабатывающих заводах привлекали к работе над проектами изделий видных отечественных архитекторов. Екатеринбургская, Петергофская и Колыванская гранильные фабрики работали по эскизам и рисункам А. Воронихина, К. Росси, И. Гальберга, А. Брюллова, А. Штакеншнейдера, А. Теребенева, К. Тона и др.

Работа А. Воронихина над проектами изделий для Екатеринбургской гранильной фабрики может быть названа одной из самых ярких страниц ее истории. На основе сохранившихся чертежей и рисунков архитектора к его творчеству неоспоримо можно отнести ряд прекрасных уральских ваз из разных пород камня.

Важную роль предметам декоративно-прикладного искусства в своих зданиях уделял К.И. Росси Для оформления интерьеров он использовал искусственный и настоящий мрамор, камень, бронзу. За время своей творческой деятельности К. Росси сделал немало рисунков различных бронзовых украшений ваз, пьедесталов, предназначенных к выполнению в камне. Иногда он проектировал вазу вместе с пьедесталом. Сотрудничество К. Росси с уральскими мастерами приходится на 1820-е гг., но и позже, например, в 1848 году К. Росси делал рисунки ваз для уральских каменрезов.

Ф. Пономарев. Рисунок вазы. 1840-е гг.Ф. Пономарев. Рисунок вазы. 1840-е гг.

Особенно много рисунков для уральских и колыванских камнерезных изделий принадлежит архитектору И. Гальбергу. Обычно вазы по его рисункам просты по объемам и не украшены резьбой или бронзовыми накладками. Одна из излюбленных форм Гальберга - плоская четырехугольная чаша. Кроме ваз Гальбергу принадлежат эскизы торшеров.

В свoем творчестве И. Гальберг продолжал линию К.Росси. Поскольку, одни и те же его проекты посылались как на Екатеринбургскую, так и на Колыванскую фабрики, крупные камнерезные изделия этих фабрик в XIX веке часто сложно отличить друг от друга.

Екатеринбургская гранильная фабрика и Горнощитский мраморный завод работали не только по проектам известных архитекторов, которые выписывали из столицы, но и по рисункам местных уральских художников и самих мастеров. В первой половине XIX столетия в Екатеринбурге работало несколько художников специалистов по прикладному искусству, окончивших Акаедмию художеств. Именно им в значительной степени обязана своими успехами гранильная фабрика.

Некоторые из этих художинков были потомственными камнерезами, посланными получать академическое образование за казенный счет. Например, в 1836 году в Академию был послан «для усовершенствования в искусстве рисовальном, чертежном, скульптурном и резном мастеровой Яков Анбаров». После окончания Академии его направили на Екатеринбургскую гранильную фабрику, где он работал до 1844 года. Вслед за Анбаровым в 1837 году в Академию был отправлен был Федор Пономарев для обучения резьбе по стали и крепким камням. После окончания Акаедмии в 1844 году Ф. Пономарев также приезжает в Екатеринбург. Ему принадлежит несколько рисунков ваз с богатым бронзовым убором, предназначенных для исполнения в малахите.