Логотип

Костяные изделия мастера Н.С. Верещагина

В отличие от своего не менее знаменитого современника мастера-костореза О. Дудина Николай Степанович Верещагин не был «вольным мастером», все свои силы посвятившим этому искусству. Всю жизнь Верещагину пришлось работать портовым чиновником в таможне Архангельска. За время государственной службы он успел дослужиться от самого мелкого чина досмотрщика за товарами, прибывающими на кораблях в порт, до звания унтер-цолнера (тоже не очень значительной чиновничьей должности), однако он прославился как мастер косторезного искусства.

Декоративная ваза с аллегорическими изображениями времен года работы Н.С. Верещагина. Конец XVIII векаДекоративная ваза с аллегорическими изображениями времен года работы Н.С. Верещагина. Конец XVIII века.

Н.С. Верещагин родился в 1770 году в семье солдата и, вслед за отцом, должен был поступить на военную службу, на которую, однако, не попал «в силу слабого здоровья». Он получил школьное образование и, имея склонность к искусству, еще в детские годы приобрел первые навыки косторезного мастерства. На службе в таможне, судя по многочисленным документам, он оставался до 1813 года.

Слава искусного мастерa-костореза пришла к нему довольно рано. Пять ваз из моржовой кости, работы Верещагина, сразу после исполнения попали в собрание Эрмитажа, что говорит о признании его современниками большой художественной ценности изделий. Одна пара ваз, яйцевидной формы, исполненная до 1796 года, была преподнесена Екатерине II. 
Вазы были посвящены аллегорическому изображению четырех времен года, а завершение их состояло из миниатюрной костяной скульптурки, воспроизводящей памятник Петру I работы Фальконе. Пространство вокруг медальонов с аллегориями времен года мастер заполнил тончайшей сквозной резьбой декоративного характера.

Вазы, украшенные аллегорическими изображениями времен года, типичны для искусства России второй половины XVIII века.

Мастера декоративно-прикладного искусства, в том числе – косторезы, охотно обращались к книге «Символы и Емблемата», а также к «Иконологическому лексикону» 1763 года, переведенному с французского И. Акимовым, в котором давались описания различных образов. Кроме того, еще с XVII века мастера пользовались Месяцесловом, который содержал не только тексты, но и красочные миниатюры. Подобные аллегории времен года устойчиво использовались мастерами-косторезами в декоративной резьбе и гравировке вплоть до XIX века. Н.С. Верещагин, как представитель искусства городских кругов, использовал миниатюрные рельефные изображения в качестве декоративного элемента.

В период работы над яйцеобразными вазами «Времена года» Верещагин выполнил и пару конусообразных ваз, работа над которыми завершилась к 1798 году. Это самые крупные из известных изделий, выполненных в технике сквозной резьбы из моржовой кости. Их высота составляет 84 см. Четкая и строгая форма удачно сочетается с прорезными рисунками растительного орнамента и рельефными декоративными деталями – гирляндами, медальонами, скульптурным воспроизведением памятника Петру I на крышке. О том, как высоко ценили современники эти произведения косторезного искусства, уже тогда находившиеся в коллекции Эрмитажа, говорит тот факт, что в 1803 году они были включены в число подарков японскому микадо, отправленных с экспедицией И. Крузенштерна. Поднести эти подарки должен был чрезвычайный посланник Н. Резанов, известный деятель русско-американской кампании, задача которого состояла в установлении дипломатических и торговых отношений с Японией.

Декоративная конусообразная ваза. Работа Н.С. ВерещагинаДекоративная конусообразная ваза. Работа Н.С. Верещагина. 1789 г.

Наряду с костяными вазами в дар японскому микадо везли пятьдесят резных из кости коробок, изделия Императорского фарфорового и Императорского стеклянного заводов, шпалерной мануфактуры, кулибинские зеркальные фонари и многое другое. Японцы отказались вступить в торговые и дипломатические взаимоотношения с Россией, поэтому все ценности, предназначавшиеся в дар микадо, отвезли обратно, и в 1806 году они вернулись в коллекцию Эрмитажа.

Наряду с этими в Японию совершила путешествие и другая пара ваз, созданных Н.С. Верещагиным, посвященных временам года. Это вазы яйцевидной формы на ножке и со скульптурными изображениями артишоков на крышках. Сквозная резьба тулова включает в себя четыре медальона с аллегориями времен года.

Позже, уже в начале XIX века, Верещагин исполнил еще две вазы на тему времен года, похожие на предыдущие. Эти вазы сохранились без утрат, и на основании их имеется подпись мастера, дата – «1802 г.» и его чин – «титулярный советник», который он получил, по-видимому, в этом же году, и выше которого по служебной лестнице Верещагин не подымался.

Зато в области искусства мастер достиг вершин. Известно, что в 1801 году он на месяц ездил в Петербург, возможно – за заказами, а в 1803 году Александр I наградил его драгоценным именным перстнем за его косторезные работы.

Кроме косторезных работ Н.С. Верещагин выполнял работы и другого рода, например, резал по перламутру. В его искусстве нашли выражение идеалы раннего классицизма. Виртуозность его мастерства резчика несомненна: сохраняя традиционную манеру резьбы, он уловил своеобразие нового художественного стиля с его строгостью и соразмерностью форм, с его изящной легкой орнаментацией.

По материалам книги И.Н. Ухановой «Резьба по кости в России XVIII-XIX веков» (Л., 1981).