Логотип

Виды кости и ее добыча в России XVI-XIX вв

Условно костью и изделиями из кости называют как кость домашних животных, так и моржовый клык, бивень слона или мамонта. Простая кость имеет сероватый оттенок и требует обязательного отбеливания. Моржовая кость – материал очень прочный, белого, прозрачно-зеленоватого цвета с тепло-розоватым оттенком при просвечивании. Мамонтовая кость, «голубая», мягче моржовой, она легко режется, имеет желтоватый оттенок; иногда мамонтовая кость бывает окрашена солями грунтовых вод в коричневый или сине-зеленоватый цвет (эту особенность мастера, как правило, умело обыгрывали в своих изделиях). Слоновая кость по структуре и цвету близка мамонтовой, но прозрачнее на срез.

Для создания художественных произведений в России использовалась моржовая, мамонтовая и слоновая кость. Моржовую и мамонтовую кость добывали в разных частях страны.

Веер. Вторая половина XIX векаВеер. Вторая половина XIX века.

На моржей жители побережья Белого моря и Северного Ледовитого океана охотились около Мезенского берега и острова Войгач, у Новой Земли и Мурманского берега, у Шпицбергена и в устье Печоры.

Иностранцы, посещавшие Россию в XVI-XVII вв. отмечали особую ценность так называемого «рыбьего зуба» (т.е. моржовой кости). «Там добывают рыбий зуб и рыба эта называется «морш»... замечал англичанин Ченслер, путешествовавший в Россию в 1554 году.

А ученый Сигизмунд Герберштейн в своих записках писал: «Рассказывают о разнообразных животных, между ними животное величиной с быка, называемое тамошними жителями морз; ноги у него короткие, как у бобров, грудь по сравнению с размерами прочего туловища несколько выше и шире, а два верхних зуба выдаются в длину. Охотники бьют этих животных ради одних зубов, из которых московиты... искусно делают рукояти мечей и кинжалов; они употребляют их более для украшения, нежели для того, чтобы наносить тяжелее удары, как воображал кто-то. У турок, московитов и татар эти зубы продаются на вес и называются рыбьими зубами».

Для изделий использовались клыки верхней челюсти самцов моржей; средний вес такой пары клыков – 3-4 кг, реже – 5 кг, а крупные – 9 кг и больше; длина клыка не превышала 1 м., т.е равнялась длине бивня очень крупного слона. «Морзовый зуб», «моржовый зуб», «кость морша», «рыбья кость», «рыбьи зубы» и даже «кости рыбьи моржового зуба» - такие названия характеризовали кость-сырье. Изделия из такой кости ценились очень высоко – «рыбий зуб» был предметом княжеских даров и торговли. Иностранцы – англичане, голландцы – еще в X веке отмечали высокое искусство русских резчиков по кости и признавали, что работы мастеров русского Севера не уступают ни по замыслу, ни по качеству работы произведениям европейских резчиков. Сам по себе цвет кости восхищал своей красотой, когда же ее обрабатывал мастер – получалось настоящее произведение искусства.

Об увлеченности в те времена изделиями из моржовой кости свидетельствует и организация в 1674 году «кумпании» по добыче моржовой кости, причем охотники должны были платить государев налог – «десятую кость». В середине XVII века «охочие служилые люди» Семен Дежнев и Юрий Селивестров с товарищами промышляли в районе устья Анадыря, где в 1656 году добыли 289 пудов «кости рыбы моржового зуба». В 1649 году царь Алексей Михайлович ввел «государственную на кость монополию», а в 1651 году выписал из Холмогор, близ Архангельска, где уже процветала художественная резьба по кости, знаменитых резчиков братьев Шешениных, которые стали работать в Москве в Оружейной палате.

Шкатулка. Первая половина XVIII века. ДетальШкатулка. Первая половина XVIII века. Деталь.

В Якутии и на островах моря Лаптевых в районах вечной мерзлоты добывали ископаемую мамонтовую кость. Бивни мамонтов – это также клыки верхней челюсти. Крупные экземпляры мамонтов достигали 5,5 м в длину и более 3 м в высоту; их бивни или «рога», как их иногда называли в Сибири, достигали длины почти до 4 м при весе пары до 100 кг. В отличие от бивней слона бивни мамонта круто загибались кверху и расходились в стороны. По имеющимся старинным данным на Севере, в Сибири ежегодно добывали 1500-2000 пудов кости. Искали мамонтовую кость весной после спада воды по обрывам, руслам рек и оврагам.

Бивни, торчащие из вечной мерзлоты, выдергивали оленьими упряжками. Скелеты и шкуры мамонтов бросали, мясо шло на корм собакам. В середине XVIII века в «Ежемесячных сочинениях» Академии наук об этом писали: «Мамонтовая кость находится в земле, а особливо в ярах по большим рекам и по берегу Ледовитого моря. Когда вода оные берега несколько подмоет, тогда кость из земли оказывается. Самая лучшая та, которая из реки Хатанги в Мангазею и с реки Индигирки в Якутск привозится». Сотни пудов кости доставлялись в Москву, где она высоко ценилась. В Якутске пуд лучших мамонтовых бивней продавали по три-четыре рубля, в Мангазее – по шесть, в Москве – еще дороже

«Рыбью» и мамонтовую кость экспортировали в Царьград, Персию, Бухару и др. Однако и русские резчики получали импортную кость, в первую очередь – слоновую. Длина бивней слонов еще в XIX веке составляла 1-1,5 м (в наши дни она, как правило, не превышает 60-70 см). Слоновая кость прочна, упруга, хорошо сохраняется и со временем меньше желтеет, как это видно по изделиям из слоновой кости, сохранившимся со времен древнего Египта и Рима. Как материал слоновая кость очень красива: на продольном разрезе строение ее напоминает древесину, а в поперечном она имеет тонкий, неясно выраженный сетчатый рисунок.