Логотип

Русские хоросы и паникадила XV-XVII веков

Круговые паникадила-хоросы, сделанные в технике ажурного литья, создавались в Киеве еще в XII веке. Их форма, в виде подвешенной на цепях круглой площадки с чашевидным, полусфероидальным или слегка заостренным углублением в средней части (для лампады) сохранилась до XVI века включительно, видоизменяясь со временем лишь в отношении орнаментации. Площадка хороса обводилась по краю решетчатым ограждением, свечники со шпилями для насадки свечей выносились на небольших ответвлениях. Во всех последующих вариантах хоросы оставались ажурными. Плоскостная композиция хоросов с крупными слабо рельефными поверхностями удачно гармонировала с плоскорельефной отделкой деревянных резных иконостасов XIV-XV вв. Хоросы монтировались из отдельно отливавшихся деталей (свыше шестидесяти), отливка осуществлялась в жестких формах.

Серебряное паникадило 1568 годаСеребряное паникадило 1568 года.

Хоросы и позднейшие паникадила-люстры - яркие примеры развития художественной обработки металлов в Древней Руси, на основе которых можно проследить не только эволюцию приемов металлобоработки, но и эволюцию вкусов их создателей. Орнаментация ранних киевских хоросов XI-XIII вв., примыкавших по форме к византийским образцам, имела простой геометрический характер и состояла из перекрестных стержней и дужек. Кроме того, были более массивные хоросы, в которых бронзовая плетенка, составляющая ажурную поверхность, образовывалась переплетениями широких лент, а подвесные цепи заменялись ажурно-пластинчатыми звеньями с круглыми расширениями на концах. Свечники в таких хоросах вынесены по окружности на ветках-отрогах и декорированы плоскими изображениями стилизованных птиц. Сходными с киевскими по общей форме изготовлялись хоросы в XV-XVI вв. в Новгороде, Пскове и др.

Та же традиционная плетенка трактовалась в них несколько по другому: составляющие плетенку «ремни» изобиловали ответвлениями, усложнявшими декорировку. Новгородские хоросы украшали крылатыми кентаврами, коронами, драконами ,фигурами апостолов и ангелов – такое сочетание христианских и языческих образов типично для длительного периода двоеверия средних веков.

В хоросах XVI века плетеный орнамент уступает ведущее место изобразительным элементам. Мотив плетния ограничивается только орнаментацией пластинчатых звеньев подвесных цепей. Круговая решетка площадки составлена из чередующихся крупных изображений херувимов и из пластин с фигурами святых. Кроме того, уже в середине XVI века наметился новый тип паникадил, объемных, а не плоскостных, и шарообразных по форме. Такие паникадила склепывали из железных дуг, охваченных срединным поясом, по которому располагались свечники на лилиевидных отрогах. В XVI веке замкнутая сфероидальная форма хороса, по-видимому, более удовлетворяла зрение, чем плоский, несколько жесткий и тяжеловесный облик хоросов новгородского типа. Новая форма хоросов получила особое развитие в серебряных изделиях. Так, например, очень изящное шаровидное паникадило было сделано в 1568 году в качестве вклада Ивана IV в Троице-Сергиев монастырь. Оно состояло из гладкого, слегка сплющенного серебряного шара диаметром 25 см, оправленного золотом. Четыре пера-свечника в виде золотых змеек, прилегающих к шару, несли на шейках трубки для свечей, а из пастей змеек свисали на цепочках небольшие золотые щитки с дарственными черневыми надписями на одной стороне, и изображениями двуглавых орлов и коней-единорогов – на другой. На вершине и на основании шара располагалось по накладному маскарону в виде головы льва с кольцом в пасти.

Развитие новой формы паникадила продолжалось на протяжении всего XVII века. Серебряные с позолотой паникадила с шарами несколько вытянутой по вертикали формы покрывались чеканкой с излюбленной русской «травной» орнаментацией конца XVI – начала XVII века. Свечники в таких паникадилах поддерживались S-образно изогнутыми ветвями-«перьями», горизонтально накрепленными на среднем пояске с вкладной надписью. На вершинах шара располагались маленькие шары с голубками или с луковичной главкой и двуглавым орлом. Паникадила бывали и двухъярусными, а также с ажурным шаром, чеканенным «на проем», сложным переплетением растительных мотивов и изображений херувимов.

На протяжении XVII века паникадила становятся все более узорчатыми и ажурными, преобладает растительная орнаментация. В это время происходит становление нового типа осветительных приборов – они становятся более расчлененными и строятся по общей схеме: ствол-«веретено» с раскидистыми ветвями-«перьями», несущими свечники. Благодаря привозу еще в середине XVI века меднолитых паникадил-люстр фламандского и голландского типа, русские мастера познакомились с образцами осветительной арматуры, имевшей распространение по всей Западной Европе XVI-XVII вв., как в церковном, так и в светском быту. Эти образцы утвердились в русском производстве и продолжали вырабатываться до середины XVIII века в литой желтой меди-латуни, а во второй половине XVIII века в кованом железе. Ствол-«веретено» у таких светильников делался в форме балясины и состоял из нескольких частей, нанизанных на несущий железный штырь, завершавшийся внизу крупным шаром из гладкой меди. Ветви-«перья» со свечниками отливались отдельно, их хвостовые части были отогнуты прямоугольно и вставлялись в соответствующие гнезда в выступах ствола-«веретена». Подобные ветвистые паникадила делались многоярусными и достигали огромных размеров, приводивших в изумление приезжавших в Россию иностранцев. Русские мастера второй половины XVII века успешно изощрялись в умении обогащать основной кракас паникадил дополительными завитками, изломами и отрогами ветвей, растительными мотивами, фигурками птиц. В конце XVII века, когда в русское изобразительное искусство все больше стали внедряться скульптурыне мотивы, на ветвях паникадил стали появляться литые фигурки святых и ангелов. Еще в XVII веке в орнамент ветвей вкомпоновывались плоскостно трактованные цветы и профильные головы людей и животных. В отличие от иноземных моитвов такого рода, где головы обычно только завершали завитки «перьев», в русских паникадилах XVII века голов органично связана с «пером», его ствол выходил изо рта личины, что напоминает некоторые формы русской книжной буквенной орнаментации. В конце XVII века появляются еще более смело решенные скульптурные фигуры, завершающие дополнительные декоративные дужки на стволах паникадила. Иногда в композицию включены женские полуфигуры с обнаженным торсом. Насыщенность паникадил скульптурынми деталями казалась, по-видимому, недостаточной для вкусов XVII века. Стремление украсить как можно эффектнее источник света выражалось в обогащении паникадил шаровидными подвесками с серебряными, расчеканеннымии «травными» узорами и иногда снабженными малыми свечниками. Кроме того, использовались подвески из скорлупы стаусовых яиц, оправленных серебром, золотом и драгоценными камнями; к ним подвешивали длинные шелковые кисти, иногда обнизанные жемчугом. Использовались также стеклянные шары, шары с часовыми механизмами и проч. Самая нижняя рельефная часть ствола паникадила делалась в конце XVII века прорезной, уступчатой, с рельефными изображениями и накладками.