Логотип

Русские осветительные приборы второй трети XIX – начала XX вв

Русские светильники на протяжении веков изменяли свой облик, в зависимости от господствующих художественных вкусов и от технических достижений. Смена стилей способствовала изменению декора, а изменение назначения – переменам в конструкции. Перемены были связаны и с освоением новых материалов – фарфора, цветного стекла, хрусталя, бронзы – при изготовлении осветительных приборов часто отдавалось предпочтение именно новым материалам.

Подсвечник с экраномПодсвечник с экраном. Петербург. 1820-е гг.

В XIX веке в техническое проектирование осветительных приборов было основной движущей силой их развития. Старые способы пришли в негодность из-за своей неэкономичности. Хотя в середине века были изобретены стеариновые свечи, и они стоили настолько дешево, что их могли позволить себе в каждом доме, освещение лампами, работающими на минеральных маслах, а потом – на керосине, вытеснило их, оставив лишь как вспомогательное средство. Даже парижские театры стали освещать газовыми рожками. Но там, где продолжали жить старым этикетом и требовалась прежняя организация пространства, новые формы осветительных приборов, заимствовали старые приемы декоративного оформления и скрывали новые источники света так искусно, что не всегда можно было догадаться, что и как горит. Формы прошлого идеализировали и тратили на них большие деньги. В России, в разных частях страны и в быту у людей разного достатка одновременно функционировали самые прогрессивные и самые старинные осветительные приборы. Так, светцами для лучин пользовались в отдаленных губерниях России вплоть до начала XX века – это был самый простой и доступный способ освещения. К этому времени на второй план отошли такие достижения века, как масляные и керосиновые лампы, а газовое освещение страдало от жесточайшей конкуренции со стороны нового, гораздо более практичного и дешевого электрического освещения.
В 1830-х гг. свечные осветительные приборы в России часто заменяются масляными лампами. Вначале они употребляются в общественных местах, например, на лестницах и в коридорах театров, потом начинают использоваться и в жилых помещениях. Жестяные масляные лампы были в петербургском Александринском театре, в Фонтанном доме Шереметевых, во многих подмосковных усадьбах. В Александринском театре зал освещался свечами, а в коридорах висели 203 масляные лампы. Разнообразные масляные светильники делала петербургская мастерская Китнера. Обычно масляные лампы из окрашенной жести с отделкой из золоченой бронзы имели подвесное стеклянное дно, в которое стекали капли масла. Жестяные люстры на ободах, снабженные специальными резервуарами в виде античных ваз, заправлялись горючими маслами еще в начале XIX века. Новый способ освещения имел свои преимущества: свет был ярче, а светильник функционировал дольше (резервуары вмещали много масла, поэтому отпадало неудобство заменять быстро таявшие свечи). Поскольку вязкие по своей структуре масла плохо впитывались фитилем, резервуар помещался над горелкой, что обеспечивало приток к фитилю горючей жидкости. С появлением ламповых стекол, создававших тягу и этим ускорявших горение, исчезла копоть. Ламповое стекло, наподобие маленького фонарика, защищало пламя от внешних воздушных потоков. До нашего времени дошли не только масляные люстры, но и масляные лампы. Большой популярностью пользовались «карсельские» лампы, получившие название от имени французского изобретателя Карселя, который снабдил резервуары механическим «часовым» устройством, нагнетающим масло в горелку.
Хотя масляные лампы нашли в России широкое применение, до конца XIX столетия роль свечных осветительных приборов остается одной из главных. В первой трети XIX века особой популярностью пользовались тяжелые ампирные люстры из бронзы с позолотой, почти лишенные хрустального убора. Модные люстры из золоченой бронзы в первой половине XIX века были очень дорогими, далеко не все могли себе позволить иметь такую осветительную арматуру. Поэтому широко распространены были имитации из папье-маше, резного дерева или мастичной лепки, выкрашенные под золоченую бронзу и патину. Ампирные люстры из папье-маше в больших количествах изготовлялись в Москве и провинциальных центрах. Самыми известными мастерами по их производству были москвичи А. Зейнлейн и В. Воронов.

Люстра. Петербург. Мастерская КитнераЛюстра. Петербург. Мастерская Китнера (?). По рисунку К.И. Росси. 1820-е гг.

Эпоха историзма внесла в искусство создания и декоративного оформления осветительных приборов небывалое разнообразие. С 30-х гг.XIX века в России появляются люстры во всех стилях – от помпейского и ренессанса, до рококо и Людовика XVI. В 1830-40-е гг., в период увлечения малахитовыми поделками, в России создавали канделябры и подсвечники с малахитовыми колонками. Например, по рисунку архитектора А.И. Штакеншнейдера в 1836 году были исполнены бронзовые торшеры с малахитовыми вставками для Малахитового зала Зимнего дворца. Во второй половине XIX века на Императорском фарфоровом заводе делали торшеры в виде огромных фарфоровых ваз с бронзовым разветвленным верхом и полихромной росписью. В это время техника изготовления фарфора была освоена в России в совершенстве.
Кроме золоченой бронзы, фарфора и уральских самоцветов, популярность вновь завоевывает хрусталь, но не старый, с сиреневым оттенком, как в елизаветинскую эпоху, а английский свинцовый хрусталь – абсолютно прозрачный, бесцветный, звонкий, разлагающий свет на цвета спектра. Последнее особенно впечатляло публику в середине XIX столетия. В Англии же появился новый тип люстры – «каскадной», с длинными призматическими подвесками. Хрустальный убор свечных люстр, на некоторое время забытый в люстрах ампира, вновь вошел в моду в России во второй четверти XIX века. По сравнению с хрустальным убором русских осветительных приборов второй половины XVIII века он уже не легкий и воздушный, а часто массивный и грузный. В нижней части этих светильников помещаются крупные, плотно соединенные хрустальные подвески, которые образуют полушарие. Из таких же подвесок создавался вытянутый верх. В эти годы бронзовая конструкция опять скрывается под сплошным хрустальным убором. К потолку люстры подвешивались на длинном железном тросе, который драпировали тканью. Хрустальные люстры в XIX веке пользовались большим спросом и, наконец, совсем вытеснили бронзовые. На Императорском стекольном заводе была создана специальная мастерская по производству хрустальных подвесок. В это время завод изготавливал для Зимнего дворца и пригородных дворцов Петербурга хрустальные канделябры и торшеры с бронзовыми деталями. Высота торшеров достигала иногда 5 метров, а пышные конструкции с профитками уподоблялись кронам фантастических деревьев. Большого размера осветительные приборы для этого времени вполне оправданны – они предназначались для освещения больших помещений.
Для организации производства хрустальных люстр «на английский манер» на Императорский стеклянный завод были приглашены мастера-«делатели стеклянных подвесок в Лондоне» Давид Элиот-старший и Давид Элиот-младший. Первыми их произведениями в России стали каскадные люстры для Мариинского дворца. С конца 1840-х гг. в домах Петербургской аристократии появляются люстры Императорского фарфорового завода. Особенно любимой становится затейливая композиция по мотивам мейсенских рокайльных фарфоровых люстр середины XVIII века. Извивающиеся во всех направлениях рожки напоминали ветки дерева, в верхней части композиции располагался ананас, а в нижней – птичье гнездо с несколькими фарфоровыми птичками. Эти люстры прекрасно гармонировали с игривой отделкой гостиных «a la Pоmpadure» с обилием позолоты и пастельными тонами шелковой обивки стен. Николай I имел обыкновение дарить такие люстры супругам своих высочайших родственников, поэтому такие люстры имелись не только во всех императорских резиденциях, но и в будуарах и гостиных чуть ли не всех великокняжеских дворцов.
Другую волну восхищения и подражания породили во второй половине XIX века хрустальные люстры Павильонного зала Императорского Эрмитажа. Они появились в 1858 году, поставленные известной петербургской фирмой «Никольс и Плинке». Разрабатывали и делали люстры на знаменитой бронзовой фабрике Виктора Пайара в Париже. Французские мастера ориентировались на «елизаветинские» люстры с их игрой хрусталя, хотя светотехнические параметры хрусталя вXIX веке стали гораздо лучше. В то же время секреты гранения и развески, в соответствии с которыми хрустальный убор развешивали в XVIII веке, уже были частично забыты. В зале находилось 47 люстр шести размеров, а общее количество свечей в них доходило до 1356 штук. Эти люстры породили множество подражаний, например, во дворцах великой княгини Марии Николаевны, князей Белосельских-Белозерских, банкира Штиглица и др.
XIX век был отмечен целым рядом открытий, нашедших себе успешное применение в изготовлении осветительных приборов. Одним из таких изобретений былакеросиновая лампа, которая, благодаря своей дешевизне и практичности стала во второй половине столетия теснить другие источники света. Керосиновые осветительные приборы оставались основным видом светильников, используемых широкими слоями населения, в то время как более состоятельные жители России уже могли себе позволить новые изобретения, такие как лампа накаливания, изобретенная А.Н. Лодыгиным в начале 1870-х гг. (патент 1874 г.) и усовершенствованная Т.А. Эдисоном, или электрическая «свеча» П.Н. Яблочкова, запатентованная в 1876 году.
Развитие промышленности обусловило также и возникновение новых технических приемов в декоративно-прикладном искусстве. Постепенно ручная работа вытесняется механическим производством, увеличивается выпуск массовой и серийной продукции. Поэтому сохранилось очень много светильников второй половины XIX – начала XX века. Среди них преобладают подсвечники и керосиновые лампы.
Кроме того, во второй половине XIX века стали использовать абажуры, главным образом, из ткани и бумаги. Абажуры укреплялись на настольных лампах или подвешивались к потолку на шнурах, как люстры.
Наряду с керосиновыми лампами, а затем – электрическими лампами долго еще бытовали свечи. Если в XVII веке в осветительных приборах доминируют изделия из железа и дерева, то в дальнейшем появляются медь, бронза, во второй половине XVIII века – фарфор, а в XIX веке – малахитовые и др.
Важную роль в формировании городского образа жизни сыграло светское искусственное освещение. Еще в XVI-XVII вв. в России не только в деревнях, но и в городах жители вставали с рассветом и ложились с заходом солнца. Замена природного света искусственным изменила уклад. Если раньше дом освещался и обогревался огнем «природного» характера, то огонь газовых и электрических фонарей имел иную природу, рукотворную. Еще в 1850-е гг. появилось выражение «электрические солнца», когда электрический свет нередко использовался во время празднеств и ночных работ. В начале XX века это выражение уже стало избитой метафорой. Городское освещение занимало важное место среди технических новаций, которые в XIX веке коренным образом изменили повседневную жизнь. Замена масляных уличных фонарей газовыми, а позднее постепенное вытеснение газовых фонарей электрическими во второй половине XIX – начале XX века, привели к тому, что общественное внимание неоднократно обращалось к проблемам городского освещения. Для XIX века характерны постоянные споры об освещении: сначала были дискуссии о достоинствах и недостатках масляных и газовых, а позднее – газовых и электрических фонарей.
По сравнению с огнем газа, масла и тем более свечей, электрический свет представлялся неестественным, мертвенным и неподвижным. Еще в 1878 году о «свечах Яблочкова» писали: «лица посетителей при этом освещении кажутся бледными и не имеют настоящего здорового вида». В.Н. Чиколев «Сравнение истории освещения: газового и электрического» писал, что упреки к электрическому освещению в 1870-е гг. во многом совпадали с теми, которые в 1820-е гг. предъявлялись к газовому. В начале XX века центральные улицы и площади столичных городов освещали электрическими фонарями, а прилегающие к ним территории – значительно менее яркими газовыми рожками. Электричество считалось роскошью.
Во второй половине XIX века с появлением единой осветительной системы, связанной с централизованной подачей в дома светильного газа, а затем электричества, проблемы освещения становились все более сложными. Система создавалась инженерами, но светотехники, работавшие над новыми образцами, лишь совершенствовали систему освещения, а по внешнему виду изделия часто были подобны изделиям предшествующего времени. Например, при работе над дуговыми лампами для уличного освещения инженеры почти не изменяли облика фонарей, хотя принцип работы был иной. Декораторы использовали стили прошлого, вписывали осветительные приборы в интерьер, смягчая характер освещения.

В начале XX века появляются люстры, фонари и лампы в стиле модерн с упрощенными и функционально оправданными формами. Металл, керамика, стекло, камень часто присутствовали в них в самых причудливых сочетаниях. Новые светильники уже не имеют свечников и профиток, т.к. рассчитаны на электрозарядку. Матовые стекла, промасленная бумага абажуров, просвечивающий орнамент, плетение металла в виде вьющихся стеблей – модерн трансформировал свет, он становился мягким, расплывчатым, с легкой неопределенной окраской.