Логотип

 

Складной веер в России и Европе XVIII века

В XVIII веке складные веера, завезенные в Португалию из Японии в XVI веке, делали почти во всех странах Европы, а Франция была признанной законодательницей моды в веерном деле еще с XVII века.

В начале XVIII века в числе прочих петровских реформ, произошла и смена костюма. В указе от 4 января 1700 года всем мужчинам кроме крестьян и священнослужителей предписывалось «на Москве и городах… носить платье венгерское», а в указах 1700-1701 гг. «немецкое, саксонское и французское». Вместе с европейским костюмом в России появляются и соответствующие модные аксессуары, в т.ч. – складной веер.

Веер бумажный. Рисунок пером с гравюры «Ромул и Рем, найденные на берегу Тибра»Веер бумажный. Рисунок пером с гравюры «Ромул и Рем, найденные на берегу Тибра»; остов костяной, резной, с перламутровыми накладками. Германия, начало XVIII века.

Первые веера, массово появившиеся в России, были голландские, так как сам Петр предпочитал пышной французской более скромную и демократичную голландскую моду. Это были веера Верни Мартен, названные в честь экипажного живописца, создавшего особый лак, которым покрывали двери экипажей и пластины вееров. Такой веер состоял из костяных пластин, с двух сторон покрытых росписью и лаком. Кроме того, в моде были обычные складные веера, состоящие из оправы и расписанного экрана из шелка или др. ткани.

Модные веера начала XVIII века украшали росписями на сюжеты из античной истории и мифологии, среди которых самыми популярными были разные сцены из жизни Александра Македонского, а также Ахилл среди дочерей царя Ликомеда.

Веер пергаментный. Роспись гуашью «Пир Антония и Клеопатры»Веер пергаментный. Роспись гуашью «Пир Антония и Клеопатры»; остов перламутровый, резной. Франция, 1730-е гг.

После смерти Петра русский престол, почти до конца века (с 1730 по 1796 гг.) занимают женщины, что, возможно, способствовало развитию интереса к различным модным деталям женского костюма. Начиная с Анны Иоанновны российские императрицы выписывают себе из-за границы самые модные и изысканные туалеты. В это время также появляются веера русской работы по европейским образцам. Ко времени восшествия на престол Елизаветы Петровны складной веер в России вступает в пору расцвета. Елизавета, правившая с 1741 по 1761 гг. обожала наряды и драгоценности – после ее смерти осталось 15 тысяч платьев, некоторые из которых ни разу не были надеты.

Один из вееров Елизаветы был украшен с одной стороны изображением Большого дворца в Царском селе с подъезжающей карете, в которой сидит сама Елизавета Петровна, а с другой стороны – видом Царскосельского Эрмитажа. Оригиналом для росписи послужили, очевидно, рисунки Царского села М. Махаева. К сожалению, этот веер, наряду со многими другими вещами был продан советским правительством в 1930-х гг. за границу.

У Елизаветы был еще один веер с изображением Царского села, который расписывал французский миниатюрист Жан де Самсуа. В своих записках Якоб Штелин рассказывает: «К празднованию Дня рождения Ее величества в 1755 году обер-веермейстер граф Разумовский заказал ему расписать для Ее величества драгоценный веер, на котором было изображено Царское село и 400 фигур. Самсуа работал над ним несколько месяцев и получил несколько сот рублей. Но вещь имела несчастье попасть в ненадежные руки и, как говорит ювелир, написана и исполнена не тем способом, который мог бы выдержать прикосновение рук и складывание. Одним словом, при каждом сгибании краски осыпались, и все произведение погибло».

На заказ веера выполняли не только иностранцы, но и русские мастера. Импорт вееров не мог удовлетворить возросший спрос на них, поэтому в царствование Елизаветы Петровны в Москве возникла первая веерная фабрика, которая было основана 1 сентября 1751 года.

Веер бумажный с изображением галантных сценВеер бумажный с изображением галантных сцен. Роспись гуашью, остов перламутровый, резной, с рубинами и бриллиантами. Франция, середина XVIII века.

Во второй половине XVIII века веер в России – обязательная и активная деталь всех балов, торжеств, приемов. Он окончательно утрачивает свое первоначальное утилитарное значение и становится изощренным орудием женского кокетства. «Веер был настолько распространенным предметом, что дама чувствовала себя без веера столь же неловко, как кавалер без шпаги». В искусстве пользования веером требовалось большое умение, ловкость, изобретательность. Был разработан целый комплекс веерных манипуляций для испытания поклонников и обожателей. В умелых руках веер мог подчеркнуть красоту и скрыть недостаток, он использовался хозяйкой для «саморекламы», например, для обращения внимания поклонников на какие-то ее «телесные достоинства».

Если верить описаниям журналов времени правления Екатерины II стремление веселиться и нравиться, привлекать мужчин, затмевать соперниц было основными желаниями женщин. Женщина екатерининской эпохи – «профессиональная обольстительница» с веером в руках. Свободная любовь и постоянная смена любовников были общепринятыми. Термин «махание», приравниваемый к волокитству, тоже относится к концу XVIII века. Ветреность светских красавиц отражена в каламбуре: «Одного любить не в моде – нынче машут по погоде».

Екатерининский веер не ограничивается любовным маханием – он становится средством обнаружения скрытых достоинств красавицы, одно подчеркивает, другое выставляет напоказ, третье – прячет. Использование веера женщинами с «рекламными» целями остроумно подмечалось сатирической прессой. С конца XVIII века веер и его функционирование – один из наиболее распространенных сюжетов в сатирических журналах. Один из корреспондентов такого журнала за 1796 год сообщает: «Вчерашний день случилось мне быть в беседе, где я видел женщину прекрасную. Она всячески старалась нам дать приметить свою красоту. Она изыскивает случай кидати глаза вверх, дабы приметили, сколь они хороши. Потом протянула руку, сказав: «Кто ето за дверьми стоит?». Сие значило: дивитися белизне моей руки. После того уронила опахало, и наклонясь оное поднять, показала грудь свою более обыкновенного, опахало подымая, приподняла немного юбку, дабы приметили крошечные ножки, кои удостоены ее носить».

В другом журнале за 1790 год сказано: «красавицам известно, сколько раз нужно махнуть веером так, чтобы от сего косыночка, закрывающая их грудь, приняла то прелестное положение, при котором вопреки булавок видима бы быть могла восхищающая беспорядочность; и сколько ударов веера потребно для того, дабы приятным образом развевать свои волосы, придавая им такое восхищающее положение, которое кроме опахала никакая рука смертного доставить им не может».

Веер бумажный с изображением пасторалейВеер бумажный с изображением пасторалей. Роспись гуашью; остов перламутровый, резной, с золоченой фольгой. Франция, 1770-е гг.

Веер мог использоваться и как любовная почта: на нем писались или к нему прикреплялись признания, объяснения в любви, вопросы и ответы. В XVIII веке веер вообще часто служил своеобразной «библиотекой» любовных стихов, афоризмов, анекдотов, песен, нот. Начертанные на оборотной стороне экрана эти «произведения» помогали их владелицам быть яркими и остроумными, развлекали участников вечеров, играли роль любовных посланий.

Во Франции в это время бытовал афоризм: «веер в руках красавицы – скипетр на владение миром». Мадам де Сталь писала: «из всех предметов, составляющих туалет элегантной женщины, ни один не может так ловко использоваться, как веер». «Полезный эфир», «ширма справедливости» - определения веера в XVIII веке. Было придумано даже гадание на веерах. При выборе царицы бала устроитель празднования посылал ей накануне веер, пару перчаток и цветы.

В культуре XVIII века важную роль играли и театральные веера. Они выглядели наподобие опахала с плоским экраном из картона на точеной деревянной рукояти. Такие веера использовали как зрители, так и актеры. Для зрителей это был памятный сувенир, связанный со спектаклем. На лицевой стороне экрана изображались сцены из спектакля (живописно или в виде раскрашенной от руки гравюры, наклеенной на остов), на оборотной – ноты, отрывки из арий, пьес или программы. Актеры использовали опахала, как шпаргалки: на их оборотной стороне записывались наиболее трудные и плохо запоминаемые отрывки из пьесы, таким образом, веер выручал актера во время спектакля.

Еще одна разновидность веера XVIII века – каминные опахала, используемые для навевания прохлады и защиты от жара камина.

Форма, размер, декор веера, сюжеты и орнаменты, которые на экране и остове изображали, изменялись в соответствии со временем и стилем, господствующим в это время в искусстве. Форма веера и материал, из которого его изготовляли, также часто подчинялись моде.

Веер пергаментный с прорезной маскойВеер пергаментный с прорезной маской. Роспись гуашью, золотом и серебром; остов слоновой кости, резной, с фольгой. Испания, 1770-е гг.

Первые веера в Европе во всем подражали привозным китайским и японским. Однако уже в XVII веке вырабатывается и собственный круг сюжетов. Итальянские веера, начиная с 1600-х г., декорировались самыми разнообразными сюжетами, часто на них воспроизводились картины художников минувших веков. Расцвет расписных вееров приходится на время правления Людовика XIV и Людовика XV. В XVII веке были распространены сюжеты китайские и «версальские», цветы, пейзажи, греческие мифы, галантные и любовные сцены.

В начале XVIII века на веерах изображали пасторали, сюжеты из Библии, аллегории (как в составе сюжетной росписи, так и в виде самостоятельных мотивов), часто сюжеты, напоминающие картины Ватто, Буше, Фрагонара (исполнение росписей даже приписывали этим художникам). На английских веерах мог быть изображен суд, правила игры в вист, «реальные» сцены деревенской жизни (не пасторали), цветы (как на английском фарфоре того же времени). Французские веера часто снабжались хитроумными механизмами, например, были телескопически выдвигающимися, на внешних ребрах могли быть заводные механизмы; кроме того, существовали веера с отделениями для хранения мелких вещиц.

На веерах часто отражаются какие-то общезначимые события, по веерам зачастую можно судить об исторических событиях в определенной стране в определенное время. Например, в Италии XVIII века, особенно – в Неаполе, в качестве сувенира бытовали веера с изображением дымящегося Везувия (Везувий несколько раз заXVIII век извергался). А во время Великой французской революции вместо обычных для Франции амуров и цветов на веерах появились портреты прославленных револючионных деятелей (Мирабо, Робеспьера, Марата и др.) и изображения текущих событий (например, открытие Генеральных штатов Франции). Республика вводит веер из грубой материи с рисунком заступа и грабель, фригийского колпака и топора, под которыми выставлен девиз: «Смерть или свобода». После революции веер возвращается в свое русло, в начале XIX века перейдя к сентиментальным аллегориям. Плакучие ивы, храмы дружбы, урны и т.п. вышиваются на веерах шелком. Часто используются кружева, бисер, золотое и серебряное шитье.

В России 1760-х – 1770-х гг. кроме ветхозаветных, мифологических и пасторальных сюжетов на веерах изображали наиболее значительные события из российской политической истории, например, эпизоды русско-турецкой войны, такие, как Чесменская битва 26 июня 1770 года.

В сюжетах, характере декора, специфике материала веер претерпевает все стилистические изменения, происходящие в искусстве; веера барочные сменяются веерами рокайльными, которым, в свою очередь наследуют веера классицизма. Часто на веер вместо росписи или вышивки наклеивалась раскрашенная от руки гравюра, (это могли быть архитектурные виды, планы города, топографические карты, гравюры с картин). Но, все-таки, в декоре веера преобладала роспись: в XVIII веке – гуашью, реже – тушью; в конце века была изобретена акварель, активно включившаяся в декор веера в последующее время (похожий путь прошла миниатюра – от плотной эмалевой на металле до прозрачной акварели на кости).

Веер шелковый. Роспись гуашью «Девочки с венком».Веер шелковый. Роспись гуашью «Девочки с венком». Шитье блестками; остов слоновой кости, резной, с фольгой. Англия,1780-е гг.

В середине XVIII века экран вееров уменьшается, а к остову, наоборот, привлекается больше внимания, В ручке иногда бывает расположено зеркальце, в которое можно украдкой наблюдать за происходящим сзади. В 70-х – 80-х гг. XVIII века, когда в живописи и архитектуре господствует классицизм, в росписях по-прежнему присутствуют изображения дам, кавалеров и т.п., но сама роспись не занимает больше всей поверхности экрана, как это было на веерах барочных, а сосредотачивается в медальонах. Модными становятся изображения античных руин, а в России еще и пригородных резиденций, таких как Павловск и Гатчина. С 1790-х гг. под впечатлением раскопок Помпей и Геркуланума появляются веера с узкими ажурными пластинами, оформленные «в помпеянском вкусе».

На веерах времени правления Павла I, в оправе из рога, с украшенным блестками экраном, чаще всего встречаются несколько видоизмененные сюжеты, заимствованные с картин Гвидо Рени. Развитие веерного искусства в XIX веке в России и Европе продолжается в русле классицизма, впрочем, не без сентименталистского оттенка в 1820-х. гг.

Веера в 1790-е гг. покупали в «Английском магазине Гойя и Беалиса» (позднее – Никольса и Плинке). В 1796 году в газете «Сaнкт-Петербургские Ведомости» публиковал объявления некий Петр Шадлер, который уведомлял публику, что «искусно делает новейшего фасону апахалы и старые починивает».