Логотип

 

Складной веер в России и Европе XIX – начала XX веков

С наступлением нового столетия мода на веера резко изменяется. В начале XIX века, в отличие от XVIII века, в Европе, и России веера становятся совсем маленькими. Часто они полностью выполняются из кости или рога, без тканевого или бумажного экрана. Весь декор сводится к ажурной резьбе. Кроме того, иногда лицевые пластины украшались золотом и драгоценными камнями. Французская писательница госпожа де Жанлис по этому поводу писала: «В то время, когда часто краснели и старались скрыть свое смущение и робость, носили большие веера: обмахиваясь веером можно было закрыться им. В настоящее время никто не желает прятаться, и потому носят только веера незаметные». На деле же ампирный веер был маленьким и незаметным, чтобы не нарушать легкость «античного» костюма, который был так популярен в период наполеоновских войн. На русских веерах 1810-х гг. нередки портреты Александра I.

Веер из черных кружев шантильиВеер из черных кружев шантильи. Роспись гуашью; остов перламутровый с золотой и серебряной фольгой. Англия, конец XIXвека.

Последовавший за ампиром историзм приводит к тому, что появляются веера, выполненные в подражание различным стилям прошедших эпох – барокко, классицизму, готике и проч. В России в 1810-20-х гг. появляются даже такие уникальные вещи, как стальные тульские веера со стальными «алмазами». В 1820-х-30-х гг., под стать нарядам с цветами и бантами, веера часто украшаются гирляндами роз, анютиных глазок, ручки изготовляют из драгоценных металлов с инкрустацией бирюзой. В журналах говорится: «веера в страшной моде: обыкновенно дамы носят их за поясом». Снова модными становятся китайские веера. «Северная пчела» в 1833 году в разделе «Мода» пишет: «На бале можно надеть только шарф кружевной или хоть газовой, но ради Бога, не забудьте букета и китайского опахала, иначе подумают, что вы из Камчатки». Кроме того в моде опахала из страусовых перьев на ручке, в которую часто встроено зеркальце.

Увлечение в 1830-е гг. готикой также нашло отражение в веерах (в России появляются уникальные чугунные веера «в готическом вкусе», изготовленные на Каслинском заводе). На смену излюбленным античным сюжетам приходят средневековые, литературные сюжеты; на смену античным храмам – романтические руины, замки, рыцари, трубадуры.

Новый расцвет веерного искусства связан во Франции с началом эпохи второй империи и с именем императрицы Евгении, а в России – с именем Александры Федоровны, жены Николая I, которая любила развлечения и балы, а также проявляла утонченный вкус при выборе костюма и аксессуаров. Судя по архивным данным, веера для Александры Федоровны выписывали из Парижа.

В середине XIX века в моде веера в стиле Людовика XV и XIV, опять на веерах появляются амуры, пасторали, цветы, аллегории, сюжеты из античной мифологии и воспроизведения картин «галантных» французских художников. Во второй половине XIX века модные журналы начинают помещать наряду с модными новостями популярные статьи по истории женского костюма и аксессуаров. В 1860-е гг. в России и Европе – модная новинка: на костяной основе шелковый или крахмальный верх в виде дубового листа. В 1870-80-х гг. в почете веер кружевной или пергаментный на костяном остове. Кроме того, во второй половине XIX века к вееру уже появляется интерес, как к предмету изучения: так, в 1875 году в журнале «Ваза» почти целиком дается перевод книги С. Блонделя «Веер», в которой рассказывается об истории веера.

Веер из черных кружев шантильи на фоне белого шелкаВеер из черных кружев шантильи на фоне белого шелка. Остов черепаховый, пятнистый. Франция, конец XIX века.

Ближе к концу XIX века в России и Европе появляются и становятся модными веера из перьев, привезенные из Южной Америки, что связано с этнографическими и археологическими экспедициями, активно проводимыми в XIX веке на территории Америки и Африки. В это же время возвращается мода на китайские веера с цветами и драконами.

В конце 1880-х гг. в модных журналах веер фигурирует в комплекте с костюмом, как его неотъемлемая составная часть. «Веер должен подходить к каждому туалету: прежде хорошенькая женщина имела их 2-3, теперь – 20-30! Надо иметь один-два богатых веера для больших приемов и балов, а для более простых собраний – несколько простых, но изящных, подходящих к туалету». Росписи экрана вееров второй половины XIX века в Европе часто исполняют знаменитые художники-декораторы и салонные живописцы, например, Ф. Гардон, М. Лемэр, Л. Биллотей работали на крупнейшие веерные фирмы «Duvelleroy» и «Alexandre». В Петербурге было несколько торговцев и изготовителей вееров – «Трейдман Фриц, токарь, Караванная ул.д.22», «Басонщик Дорн Иоган Людвиг, 2л.на В.О., д.21.кв.1» (делал кисти к веерам), «Больделен Густав 2 г.к.Нев.пр.д.6», «Торговый дом И.Е. Морозова, Гост.дв., Зерк.лин.№ 86». Одна из самых известных российских фирм – фирма «Александр», которую основал токарь Александр Иванович Трейберг. Его магазин с 1867 по 1917 гг. находился в доме № 11 по Невскому проспекту. Фирма изготовляла веера для членов императорской фамилии, а с 1883 года приобрела статус поставщика императорского двора. Такой же статус имела французская фирма «Alexandre».

Рисунок из журнала «La mode française» за 1897 годРисунок из журнала «La mode française» за 1897 год.

В Петербурге в XIX веке были также веерные магазины – «Английский магазин Никольса и Плинке» и «Magasin Etranger» Роберта Ноэк (на Большой Морской ул.д. 30), в рекламе которого в 1878 году сказано: «у нас всегда можно купить веера отличной выделки в особенно хорошем вкусе всяких цен – от самых дешевых до самых ценных – в таком выборе, что каждый покупатель не только может выбрать веер по собственному вкусу, но даже и по такой цене, какую сам определит. Цены от 30 к. Бальные очень красивые от 2 р.».

Хорошие веера из резной кости делали в Архангельске.

При Марии Федоровне, жене императора Александра III, опять начинается веерный бум. Становится модным создавать веера к определенным событиям (свадьбам, балам, рождениям, гуляньям и проч.), ставить на веере инициалы, герб владельца, писать, кому в дар предназначается веер и т.д. (часто встречаются надписи «на память»). Веера часто функционировали в качестве сувениров, их раздавали на балах как знаки внимания и сопричастности к определенному событию. Популярны были веера с портретами, например, сохранился веер Марии Федоровны, с портретом Александра III и детей, который расписывал И. Крамской. На обратной стороне веера в XIX веке часто могли быть автографы друзей владельца (веер с автографами был создан, например, к рождению у Георга I и Ольги Константиновны дочери Александры).

На веерах изображали также мифологические сюжеты (Диана и Актеон, Арион на дельфине и т.п.), победы, битвы (например, походы Александра Македонского, или веер 1893 г. по случаю франко-прусского союза с надписью «Ambassade de France».), архитектурные перспективы и сооружения (дворец в Пелле, дворцы и павильоны Царского села), библейские сюжеты (Елеазар и Ревекка и др.), сюжеты из литературы (Ринальдо и Армида), портреты владельца (Мария Федоровна и др).

Веер с карикатурами на государственных и общественных деятелейВеер с карикатурами на государственных и общественных деятелей, расписанный дипломатом и директором императорских театров И.А. Всеволожским в 1881 году.

Во второй половине XIX века в России появляются веера с карикатурами, в частности, веер с карикатурами на государственных и общественных деятелей (33 деятеля Государственного совета в китайских и японских костюмах), расписанный дипломатом и директором Императорских театров, а впоследствии – директором Императорского Эрмитажа (1899-1909 гг.) И.А. Всеволожским в 1881 году, или веера с карикатурами на балы, сделанные им же.

Начиная со второй половины XIX века экраны и остовы вееров изготовляются из более дешевых материалов (рога, крашенного дерева, коровьей кости, целлюлозы), при этом часто имитируются материалы дорогие. Более дешевые материалы вкупе с усилившимися тенденциями к демократизации способствовали распространению веера в сословие купцов, мещан и даже зажиточных крестьян. В росписях появляются бытовые сцены, сцены из народной жизни и проч.: коррида, итало-австрийские войны, свадьбы и праздники в духе картин передвижников, портреты в сценках. В конце XIX – начале XX века веер часто использовали в качестве дешевого подарка во время рекламных акций (их раздавали, например, сотым и тысячным покупателям, в честь больших распродаж и проч.).

По-видимому, к концу XIX века веер распространяется в различные социальные слои, у которых не было культуры обращения с веером – об этом можно судить на основе появления множества сборников и правил хорошего тона, где, в том числе, объясняется и как пользоваться веером, рассказано о языке «вееров». Это – не подлинный язык веера XVII-XVIII вв., а то, что помнили о нем к началу XX века, когда тенденция к пассеизму, в частности, у мирискусников, способствовала возникновению научного интереса к вееру. Сборники правил хорошего тона конца XIX – начала XX вв. содержат часто очень противоречивые сведения о языке веера. Например, в книге 1913 года «Самый полный и верный оракул» и в статье В. Верещагина 1910 года «Веер и грация» даются совершенно разные позиции веера на одно и то же значение.

Веер из белых алансонских кружевВеер из белых алансонских кружев. Остов перламутровый, розовый. Франция, конец XIX века.

В начале XX века веер последний раз переживает период своего расцвета. Для экранов используется газ, тюль, вышивка, накладное шитье, блестки, роспись. На смену стилю модерн, пришедшему в веерное искусство в конце XIX века, и перенесшему на экраны и остовы вееров декоративные элементы этого стиля, приходит причудливое сочетание самых различных стилей. Ведущая роль принадлежит Франции, которая делает веера на экспорт в Америку, Индию и Россию.

В середине 1910-х гг. веер выходит из моды. Первая мировая война, оказавшаяся тяжелым испытанием, положила конец легкомыслию, с которым ассоциировался веер, а значит и самому вееру. Во времена тяжелых военных потерь это хрупкое эфемерное творение было ни к чему. Изменяется и сам образ женщины – из «водяной лилии» модерна она превращается в «сестру милосердия», а с приходом эмансипации, социализма, революций, вообще, в нечто мужеподобное в кожаной куртке. «Мы переживаем время, когда своенравное и эгоистическое владычество моды надо ниспровергнуть и на ее алтарь воздвигнуть доблестное и прекрасное строгое человеколюбие», – писала газета «Женское дело» в 1914 году. Последовавшие за первой мировой войной события не благоприятствовали возрождению культуры веера, особенно в России, где революция, национализация и т.п вообще исключали подобную возможность. Веера «мелькнули» во времена НЭПа (в основном – страусовые), а потом – в 1950-е гг. во времена песни про Сталина и Мао ненадолго появились небольшие китайские веера из резного сандала, покрытого расписным шелком, после чего пропали совершенно.