Логотип

 

Королева дороги

Hispano-Suiza в свое время занимала почетное место среди таких известных марок, как Rolls-Royce, Bentley, Isotta-Franschini и Mercedes, но была во много раз дороже их. Можно попытаться найти в ее конструкции недочеты и даже отыскать какую-нибудь мелочь, но Hispano-Suiza от этого не перестанет быть добротным и изящным автомобилем с мощным двигателем.

Все могут короли
Именно особы королевской крови способствовали триумфальному шествию Hispano-Suiza к славе и почету. Испанский король Альфонсо XIII, «Его Самое Католическое Величество», приобрел в 1905 году на автомобильной выставке в Мадриде автомобиль Hispano-Suiza с двигателем мощностью 20 л. с. Монарху тогда было всего лишь восемнадцать лет, и он страстно увлекался таким новомодным явлением, как автомобиль. С тех пор королевский гараж получал самую первую модель Hispano-Suiza из каждой новой серии.

В 1909 году Альфонсо XIII получил в подарок от супруги модель T-15, на которой его величество промчался за рулем от Мадрида до Сан-Себастьяна. После этого фирма получила разрешение в честь своего венценосного клиента назвать модель Hispano-Suiza T-15Alfonso XIII — под этим именем автомобиль и вошел в историю. Создателем выдающейся марки был инженер Марк Биркигт — отец-основатель Hispano-Suiza.

В 1900 году молодой швейцарский инженер Биркигт, не найдя себе достойного занятия на родине (автомобили в Швейцарии были запрещены церковью), уехал в Барселону, где поступил на службу в компанию, производящую аккумуляторы и электромобили. Через какое­то время он уговорил владельца фирмы Эмилио Ла Куадра построить машину с бензиновым двигателем — маленький двухцилиндровый La Cuadra стал одним из первых испанских автомобилей. Потом фирма обанкротилась и ее прибрал к рукам Хосе Мария Кастро, переименовавший конструкцию Биркигта в Castro. Но и жизнь под новым именем оказалась недолгой — в 1904 году предприятие разорилось, а Марк Биркигт оказался предоставлен сам себе. В том же году он совместно с финансистом Дамианом Мате зарегистировал в Барселоне новую фирму La Hispano-Suiza Fåbrica de Automóviles — испано-швейцарскую фабрику автомобилей.

Биркигт стал производственным директором и с чистого листа создал две четырехцилиндровые модели, одну из которых и приобрел в 1905 году король АльфонсоXIII. Ставка изначально делалась на дорогие эксклюзивные автомобили. С тех пор число заказов увеличилось, но получить прибыль от строительства штучных несерийных автомобилей было трудно. Модели Hispano-Suiza являлись очень дорогими, а производство — ограниченным, поэтому для повышения прибыли предприятия фирма делала грузовики, автобусы, промышленные и авиационные двигатели. Это компенсировало низкую рентабельность производства легковых автомобилей.

Скоро компании стало тесно в небогатой Испании: страна переживала не самые лучшие времена и потенциальных клиентов в лице состоятельных людей было не так много. Те, кто мог позволить себе автомобиль марки Hispano-Suiza, его уже приобрели. Поэтому Биркигт перенес штаб-квартиру фирмы в предместье Парижа Буа-Коломб, сохранив часть предприятия в Барселоне, и с этого момента началась новая история Hispano-Suiza, теперь уже французской марки, которой потом досталось еще больше славы, чем когда­то барселонскому филиалу.

В 1913 году Марк Биркигт приезжал в Россию на IV Международную автомобильную выставку в имперской столице — на стенде фирмы в Михайловском манеже красовалась знаменитая Hispano-Suiza T-15 Alfonso XIII, которая потом с успехом показала себя на кольцевых гонках в окрестностях Санкт-Петербурга. Модель хорошо продавалась в России, а с Биркигтом даже велись переговоры о производстве его автомобилей на Русско­Балтийском вагонном заводе в Риге, но война спутала все карты, хотя к этому моменту был готов главный козырь Биркигта — модель H6, которая воплощала заветную мечту инженера о создании лучшего в мире автомобиля.

Полет на луну
Отодвинув роскошные авто на второй план, Первая мировая смогла улучшить экономическое положение фирмы. Самолеты — новое сокрушительное оружие — нуждались в легких двигателях простой конструкции. И моторы Hispano-Suiza показали свое превосходство в небе — их выпускали по лицензии практически во всех странах Антанты, воевавших с кайзеровской Германией. Среди поклонников ее авиационных двигателей был и французский ас капитан Жорж Гинеме, одержавший на своем самолете «Старый Чарли» множество побед над немцами.

Гинеме дружил с Биркигтом, а история его исчезновения потом легла в символику марки Hispano-Suiza. В один из дней этот лучший пилот Франции, неизлечимо больной туберкулезом, как обычно, вылетел на задание, но не вернулся на свой аэродром. Никто не верил в то, что он потерпел аварию или его сбила немецкая противовоздушная оборона. Гинеме просто взлетел и, поднимаясь все выше и выше, скрылся в пространстве.

Его друзья-пилоты говорили, что бесстрашный Жорж достиг Луны и совершил на ней вынужденную посадку, так как у него кончилось горючее. В наши дни это не более чем поэтическая легенда: всем известно, что на самолете с пропеллером до Луны не долететь. Но в те времена эта история выглядела почти правдоподобно: ведь его истребитель имел двигатель Hispano-Suiza, аHispano-Suiza способна на все. После исчезновения капитана Жоржа родилась эмблема автомобильной фирмы — летящий аист (такой же аист, символ родной Лотарингии, был эмблемой авиаэскадрильи Гинеме). По просьбе Биркигта в память о его друге скульптор Базин вылепил изящную фигурку птицы.

Всю войну предприятия Hispano-Suiza работали на выполнение военных заказов. Выпуск более 50 000 авиадвигателей, тысяч бронекатеров, артиллерийских тягачей, изобретение авиационного пулемета, стреляющего через лопасти пропеллера, — таков был вклад Hispano-Suiza в победу Антанты.

На пике совершенства
С наступлением мирной жизни появилась возможность вновь вернуться к излюбленному делу — производству роскошных машин. Посетители первого мирного автосалона в Париже 1919 года только и говорили, что о модели Hispano-Suiza Н6.

Война вдохновила Биркигта на создание знаменитого мотора, во многом схожего с его авиационными прототипами, стоявшими на истребителях отважных асов. Как и прежде, силовой агрегат был настоящим произведением инженерного искусства — один из специалистов назвал его «самым прогрессивным двигателем своего времени». Шестицилиндровый мотор имел рабочий объем 6597 кубических сантиметров и вполне приличную мощность 100 л. с. Он был поразительно эластичен, разгонял автомобиль без рывков, уверенно и быстро — уже на скорости 30 км/ч водитель мог включить прямую передачу.

Блок цилиндров изготавливался из легкого сплава по отработанной в авиации технологии, а коленчатый вал имел семь коренных подшипников и выковывался из цельной болванки стали лучшего сорта. Верхний распределительный вал, зеркальная полировка поршней и стенок цилиндров стали фирменными чертами моторовHispano-Suiza, которые отличались потрясающей плавностью работы. Во всей конструкции чувствовалось внимание к мелочам: даже внутренние поверхности труб системы охлаждения покрывались патентованной эмалью во избежание коррозии.

Карбюратор имел дистанционную регулировку качества смеси — водитель просто двигал на рулевом колесе два рычажка. Стартер и генератор были объединены в единый агрегат — династартер. Система зажигания имела два аккумулятора для большей надежности и даже необыкновенное устройство, которое контролировало работу всех свечей, поочередно их отключая.

Невиданные доселе новшества — тормоза на всех колесах с усилителем — являлись настолько эффективной системой, что даже такой именитый английский автопроизводитель, как Rolls-Royce, смирив гордость, приобрел патент на подобное устройство. Тормозные барабаны изготавливались из легкого сплава с вставками из чугуна на трущихся поверхностях — тепловое расширение на стыке двух металлов с разной теплоемкостью лучше охлаждало тормоза. Все это диктовалось жизненной необходимостью: мощный и обладавший внушительным королевским обликом автомобиль должен был не только быстро разгоняться, но и отлично тормозить.

Как и все производители дорогих автомобилей тех лет, фирма Hispano-Suiza выпускала только шасси с мотором, и эту «тележку» предстояло «одеть» кузовному ателье. Само же шасси стоило умопомрачительную сумму — 120 000 французских франков. Для сравнения: правительственный лимузин Renault 40 CV стоил всего лишь... 52 000 франков! Кроме того, после покупки шасси владельцу приходилось переводить со своего банковского счета еще несколько десятков тысяч, так как кузовные работы также были недешевы. На шасси Hispano¬Suiza Н6 создавали «кароссери» (так в начале XX века называли кузов автомобиля) такие прославленные парижские кузовные ателье, как Saoutchik, Кellner et ses fils, Million-Guiet, а в Америке, где также высоко оценили достоинства французских авто, — Hibbard & Darrin.

Вся королевская рать
Капризы клиентов, к слову, имевших на это право, обеспечили автомобилям этой марки неповторимость: двух одинаковых Hispano-Suiza просто не существовало. Иногда по желанию заказчика делалось сразу два кузова — зимний закрытый и летний открытый, их устанавливали на одном шасси в зависимости от сезона. Некоторые клиенты, например барон Ротшильд, имели в своем гараже сразу несколько машин марки Hispano-Suiza. Принц Сиама (нынешний Таиланд) заказал в ателье Saoutchik специальный кабриолет Hispano-Suiza Н6 для своей жены, а богатейшие индийские магараджи предпочитали автомобили с причудливыми украшениями в виде животных и блестящим покрытием кузова.

Парижская богема чудила не хуже магараджей — так появились кузова из тюльпанового дерева, лодочные «хвосты», отделка салонов в стиле Людовика XIII, дивные кузова причудливых форм.

Греческий король Георг II заказал трехосную Hispano-Suiza Н6, но не успел ее получить так как был вынужден закончить свое правление, и его автомобиль купил директор какой­то голливудской киностудии. Испанский диктатор Франсиско Франко из соображений патриотизма красовался перед своим народом в кабриолете Hispano-Suiza Н6, итальянский гонщик граф Карло Феличе Тросси гонял на двухместном родстере этой же модели, а Пабло Пикассо каждое лето отправлялся из Парижа в Барселону на лимузине марки Hispano-Suiza.

В 1925 году автомобили Hispano-Suiza Н6 стали производить по лицензии в Чехословакии на предприятии Scoda, но в этой небольшой и не очень богатой стране продажи шли не очень удачно — всего выпустили около пятидесяти машин, зато одной из них пользовался президент Масарик.

Модель Hispano-Suiza Н6 постоянно совершенствовалась, меняя свой индекс. Так Н6B и Р6С имели более мощные двигатели, но принципы, заложенные в модели 1919 года, не менялись целых десять лет. Только в 1931 году на смену «шестерке» пришла более мощная и величественная модель J12 c двенадцатицилиндровым мотором, но ее жизнь оказалась короче, чем у Н6.

Производство легковых автомобилей Hispano-Suiza прекратилось в 1938 году. Предприятие полностью переключилось на изготовление авиационных моторов: в воздухе вновь запахло большой войной. Когда же война закончилась, то фирма, все еще известная, представила на парижском автосалоне прототип новой модели. Но дальше опытного образца дело не пошло, и успех, как с Hispano-Suiza Н6, повторить не удалось — мир больше не нуждался в таких автомобилях. Марк Биркигт вернулся на родину и уединился на своей вилле на берегу Женевского озера, где и умер в 1953 году.

Большая редкость 
Ах, сегодня весна Боттичелли, 
Вы во власти весеннего бриза. 
Вас баюкает в мягкой качели 
Голубая «Испано­Сюиза»…

Эмигрировавший из России певец Александр Вертинский в 1930-х пел в парижских кабаре романс, который вряд ли можно было услышать тогда в Советском Союзе. Но вот один автомобиль Hispano-Suiza Н6 в те времена по московским улицам все­таки ездил. Его пассажиром был не кто иной, как председатель всесильного ОГПУ, а впоследствии нарком НКВД Вячеслав Рудольфович Менжинский. Интеллигентного вида человек в пенсне и шляпе больше походил на западного буржуа, чем на доблестного чекиста, и такой автомобиль явно был ему под стать.

Грозный нарком разрешал своему шоферу весьма своеобразное развлечение: в свободное от работы время вместе с коллегами из других ведомств он участвовал в нехитрых соревнованиях на дорогущих зарубежных автомобилях. Теперь об этом напоминают лишь фотографии — Hispano-Suiza Менжинского, к сожалению, не сохранилась.

Прошло еще несколько десятилетий, прежде чем в России появилась машина этой марки. Лимузин Hispano-Suiza Н6В 1928 года, изготовленный в парижском ательеMillion-Guiet, в 2005 году был приобретен у одного из европейских собирателей раритетов, а до того находился в Испании и Австрии.

Лимузин отличает красивый кузов «каретных» форм, напоминающий о происхождении автомобиля от экипажа. Эта Hispano-Suiza делалась для пассажира — отделенный стеклянной перегородкой задний салон отделан тканью с фактурным рисунком «павлиний глаз», а водительский — более практичной кожей. В распоряжении пассажира и ящички, и подлокотники, и вазочки для цветов, радующие глаз. У водителя — только приборы. «Каретность» проявляется и в наружном декоре: ее подчеркивают характерные дверные ручки, широкие подножки, огромный кофр сзади. Сейчас такая машина — большая редкость. Всего было сделано 2614 шасси этой модели, поэтому сегодня за Hispano-Suiza Н6 гоняются коллекционеры и счастье обладать таким экспонатом в своем собрании доступно немногим.