Логотип


Золотое и серебряное дело в Москве XVII века

В XVI веке Москва приобретает ведущее значение не только в русской культуре, но и в декоративно-прикладном искусстве – ведущее положение Москва сохраняет за собой до начала XVIII века, когда столица переносится в Петербург. В мастерских Московского Кремля в XVI-XVII вв. работают лучшие мастера, приглашенные со всех концов России и из-за границы. С каждым годом увеличивается количество драгоценностей в царских сокровищницах, количество и разнообразие золотой и серебряной утвари. В 1575 году посол императора Максимилиана II писал о поразившем его царском венце, сравнивая его с виденными им испанской, тосканской, французской коронами: «уверяю светлейшую и честнейшую милость вашу, что ни одна не может равняться с короною московского князя».

Блюдо. Мастерские Московского Кремля. 1561 г.

Военно-политические события начала XVII века послужили причиной гибели многочисленных памятников русского золотого и серебряного декоративно-прикладного искусства: щедро раздаривал их Лжедмитрий, переплавлял на военные нужды Василий Шуйский; чтобы платить войскам золотые и серебряные ковши, кубки, блюда, кресты, оклады, церковные сосуды переплавлялись на Денежном дворе. С другой стороны, полное разорение светского и церковного убранства стимулировало восстановительные работы – из городов России и из других стран приезжали мастера, работать в Золотой и Серебряной палате.

В XVII веке работники Золотой и Серебряной палат делились по узким специальностям: «судовых дел мастера» выковывали сосуды, чеканщики, резчики, черневых дел мастера по рисункам знаменщиков украшали изделия узорами, изображениями и надписями. Таким образом, над изготовлением одного более-менее сложного предмета, в изготовлении которого применялись разные техники, трудилось несколько мастеров. В некоторых случаях мастер знал несколько специальностей и изготовлял весь предмет сам, но, как правило, в документах, говорящих о работе того или иного золотых или серебряных дел мастера, имя его сопровождается словами «со товарищи».

Кроме царского двора и его ближайшего окружения мастера Золотой и Серебряной палат обслуживали и Патриарший двор, помещавшийся в Кремле, для которого изготовляли предметы быта и культа. В 1650-х гг. патриарх Никон организовал при патриаршем дворе особую Золотую палату. Среди постоянных работников кремлевских мастерских были мастера, выписанные из Новгорода, Владимира, Суздаля, Мурома, Ярославля, Костромы, Казани, Астрахани, Нижнего Новгорода, Смоленска, Полоцка, Витебска, Усолья (Сольвычегодска), Великого Устюга и др. городов России. Русские ювелиры XVI века знали множество технических приемов обработки металлов и украшения изделий из золота и серебра: скульптурные формы передавались чеканкой и литьем, графика – чернью и резьбой, живопись – богатой по краскам эмалью.

В орнаментах на золотых и серебряных изделиях XVI века проявляется свойственная искусству этого времени графичность: рисунок всегда четко выделен, он доминирует над живописным пятном. Четкость и ритмичность орнамента выдержаны во всех видах используемых для декора изделий в это время техник. Орнамент всегда спокоен и уравновешен, хотя симметрия соблюдается не всегда. Листья, ветви, цветы ритмично расходятся от вьющихся стеблей растений. Для второй половины XVI века характерен орнамент переплетающихся спирально загнутых стеблей с трилистниками и длинными листами, загнутыми в проитвоположную от их изгиба сторону. На широко распространенных в XVI веке басменных окладах икон встречаются также кресчатый и чешуйчатый орнаменты. Как в XVI, так и в XVII вв. мастера нередко оставляли много глади с неровным, мягким, мерцающим блеском, достигавшимся путем тщательной проковки поверхности металла.

Потир. Мастерские Московского Кремля. 1664 г.

Основной мотив орнамента московских изделий из драгоценных металлов в XVII веке – растительные узоры, в которых долго сохраняются старые традиции (особенно на предметах культа и в работах провинциальных мастеров). В начале столетия это стройные прямые стебли с симметрично расходящимися в стороны побегами, листьями, шишечками, бутонами; или пучки трав, перехваченные внизу кольцом; или непрерывный вьющийся стебель с литьями и цветами.

К середине века орнамент утрачивает строгую ритмичность, сдержанность и четкость, вместо этого вытягиваясь или сужаясь в соотвествии с формами предмета, на который он нанесен. Обилиее переплетений и многочисленных отростков, заполняющих все свободное пространство, усложняет рисунок, который становится трудно читаемым.

Во второй половине XVII века орнамент теряет свой отвлеченный характер, его формы все больше приближаются к реальным растительным формам. К концу XVII века все чаще на золотых и серебряных изделиях появляются изображения фруктов и овощей, целые связки плодов, подвешенных на полотенцах или лентах. Знакомство с прикладным искусством Запада и Востока дает возможность использовать понравившиеся мотивы в русских изделиях. Так, в русское золотое и серебряное дело XVII века приходят турецкие и иранские «бобы», «опахала», кипарисы, а также навеянные итальянскими тканями «гранатовые яблоки», пышные травы, пропущенные через короны, и проч. Новизна и занимательность сюжетов в европейских гравюрах способствовали тому, что со второй половины XVII века на московской серебряной посуде появляются изображения людей, животных и птиц, библейские сцены и др. сюжеты.

Эмаль XVI века отличается нежной и гармоничной окраской. Она не покрывает больших поверхностей изделия, как это было в московском ювелирном искусстве XV века, а появляется в виде узких лент, небольших цветков или лепестков, обрамленных сканным орнаментом. Среди цветов преобладает голубой со всеми его оттенками от василькового до бирюзового, зеленоватого и лилового. Местами на эмаль посажены золотые капельки зерни. В последней трети XVI века орнамент золотых изделий со сканью и эмалью перестает быть плоским, усложняется, в узоры вводятся рельефные грозди зерни и миниатюрные чеканные цветы и листья.

Из всех технических приемов, применявшихся для украшения ювелирных изделий в XVII веке, эмаль с ее яркими и разноцветными узорами больше всего выражает вкусы эпохи. На смену богатой оттенками, но сдержанной гамме светлых тонов эмалей XVI века в XVII веке приходят яркие многоцветные эмали, спорящие своим блеском и глубиной красок с драгоценными камнями.

Евангелие. Мастерские Московского Кремля. 1678 г.

Московские мастера XVII века достигли совершенства в искусстве эмали. Они не только умели покрывать эмалью гладкую поверхность, сканный орнамент с мелкими лепестками и листочками, как это делали московские мастера XV века, но и заливали эмалью округлые стенки сосудов, покрывали ею чеканный орнамент и почти скульптурные чеканные изображения высокого рельефа. Мастера использовали как глухие тона эмали разных оттенков, однотонные, с нанесенными на них пятнами, точками, усиками, так и прозрачные эмали, сквозь которые просвечивает золотой фон. 
На первое место в XVII веке выдвигается яркая прозрачная изумрудно-зеленая эмаль, которая в середине столетия начинает преобладать. Для второй половины характерны золотисто-коричневый, красный, синий, густо-розовый и малиновый тона, в сочетании с плоско гранеными алмазами, рубинами и изумрудами.

В последней четверти XVII века в России впервые появляется эмалевая живопись – бледные светлые изображения святых на дробницах крестов. В последней трети XVII века, когда все настойчивее выявляется стремление к передаче объема, мастерство чеканщика и эмальера, работавших совместно, было доведено до совершенства.

Черневые изделия XVI века характеризуются тонкостью, графичностью и четкостью выполнения. Только во второй половине XVI века, когда усиливается стремление к объемности и живописности, в черневых изображениях появляются теневые пятна, которые наносятся тонкой легкой сеткой в складках одежд, на фонах и поземе. К концу столетия теневые пятна становятся гуще и темнее. Черневые изделия начала XVII века в основном продолжают и развивают приемы и орнаментацию предшествующего столетия. Узоры трав четко и тонко вырисовываются на золотом фоне, но сам фон теперь не оставляется гладким, а покрывается канфарением или резьбой. Важное значение для развития московского искусства эмали и черни имели приезды константинопольских ювелиров, у которых русские мастера учились в XVII веке.

Чеканный орнамент XVI века отчетливо выделяется на матовом канфаренном фоне, всегда ритмичен и имеет четкий рисунок, который, правда, к концу века заметно усложняется. Характерные особенности чеканных изображений этого столетия – мягкость, сглаженность рельефа, обобщенность форм и многоплановость изображений сближают их с современной им резьбой по дереву. В чеканке и басме московские мастера XVI века изображают не только отдельные фимгуры, но и сложные многофигурные композиции. С первых лет XVII века в чеканные узоры свободно вьющихся трав вводятся рельефные гладкие точки, заполняющие пустоты. В дальнейшем чеканные травы вытягиваются, их сложные узоры сплошь обволакивают стенки изделий, оставляя лишь едва заметные промежутки для матового проканфаренного фона. Так же как и в деревянной резьбе, в чеканке XVII века ярко выражено стремление к передаче объемных трехмерных форм – это приводит даже к использованию особого приема, когда в общею композицию включают отдельно вычеканенные скульптурные детали.

Серебряная братина с эмалью по сканному орнаменту. Москва. XVII век.

На протяжении XVI-XVII вв. мастера создают национальные русские формы утвари из золота и серебра, мягкая округлость которых роднит их с деревянными предметами. Изделия густо покрываются узорами. К концу XVII века национальные русские формы утвари вытесняются из быта новыми формами посуды. Вместо братин и ковшей московские серебряники делают высокие стопы с гранеными или округлыми стенками, стаканы разной величины, низкие чарки. В 1690-х гг. появляются изготовленные для царского дворца кружки русской работы, покрытые резным или черневым орнаментом, и кубки на высокой ножке – формы, широко вошедшие в быт в Москве и Петербурге XVIII века.

В последней четверти XVII века, когда мастера Серебряной и Золотой палат Московского кремля в совершенстве владели многочисленными техническими приемами украшений изделий из драгоценных металлов, в ювелирном искусстве намечается новое художественное течение, отмеченное особым своеобразием и изысканностью. Наряду с пышными сплошь покрытыми чеканкой, эмалью и драгоценными камнями изделиями, начинают создаваться предметы совершенно гладкие, лишь с отдельными яркими пятнами самоцветов и эмалевых украшений.

В начало раздела "Ювелирные изделия">>>