Логотип


Яйца для VIP

 

       170 лет назад, 30 мая 1846 года, в семье обрусевшего француза-ювелира Фаберже родился мальчик Петер Карл. Со временем Карл Густавович Фаберже стал купцом первой гильдии, ювелиром российского императорского двора и автором шедевров, заполучить которые - предел мечтаний любого коллекционера антиквариата. Легендарные пасхальные яйца Фаберже стали одним из символов России, а цены на них сегодня измеряются в миллионах долларов.


Первую ювелирную фирму Фаберже в Петербурге открыл Густав Фаберже. Но лишь затем, чтобы заработать денег, жениться и уехать в Саксонию

Homo Faber

       В 1842 году в Санкт-Петербурге открылась небольшая ювелирная мастерская. Ее хозяин Густав Фаберже был потомком гугенотов, эмигрировавших после отмены Нантского эдикта в Германию. Впоследствии Фаберже осели в прибалтийской провинции Российской империи, Лифляндии -- там родители Густава приняли русское подданство.

       Его сын Петер-Карл, закончив немецкую школу в Петербурге, учился ювелирному делу у друга отца, Петера Пендина, а также у лучших мастеров в Париже, Франкфурте и Лондоне. В 1870 году он возглавил дело, а спустя два года женился на дочери управляющего императорскими мебельными мастерскими. Все его четверо сыновей отдали дань семейному бизнесу.

       Карл Густавович, обладавший недюжинной энергией, богатой фантазией и отменной практической сметкой, превратил отцовскую мастерскую в одну из ведущих ювелирных компаний. В 1882 году дом Фаберже впервые выставил свои изделия на выставке "Русское художественное и промышленное искусство" и получил золотую медаль за виртуозно выполненные копии древнегреческих сокровищ, найденных в захоронениях близ Керчи. Спустя год последовал первый заказ от царской семьи. А 16 апреля 1885 года Карлу Фаберже было официально присвоено звание поставщика двора Его Императорского величества, дававшее право на включение двуглавого орла в фирменный знак.

       После этого в очередь к Фаберже выстроился весь высший свет (например, одним из постоянных клиентов стал нефтяной король Эммануил Нобель -- племянник основателя знаменитой премии). Дело стремительно разрасталось, и в 1900 году фирма заняла новое четырехэтажное здание по адресу Большая Морская, 24: на первом этаже -- главный торговый зал, на втором и третьем -- мастерские и библиотека, на последнем -- роскошные 15-комнатные апартаменты самого Фаберже.

 

Сыновья Фаберже Александр (сидит) и Евгений (стоит у дальней стены), возможно, оказались бы неплохими продолжателями дела отца, но им помешали большевики

       В том же году фирма показывала свои изделия в составе русской экспозиции на Всемирной парижской выставке. Дело кончилось настоящим триумфом: копии императорских регалий принесли дому золотую медаль и Гран-при, а сам Фаберже получил звание "мастер золотых дел" и орден Почетного легиона. Вторая золотая медаль досталась изобретателю радио Александру Попову. 
       Среди постоянных клиентов Фаберже теперь значились королевские дома Англии (по предложению супруги английского короля Фаберже открыл свое отделение в Лондоне), Швеции, Норвегии. Множество украшений для своей коллекции приобрел у Фаберже король Сиама (Таиланда), хотя и в собственных ювелирах недостатка не испытывал.

       Первая крупная публичная выставка изделий Фаберже в России состоялась в 1902 году. Во дворец барона фон Дервиза съехался весь петербургский свет, включая членов царской фамилии. К тому времени отношения Карла Густавовича со своим главным клиентом вышли за рамки "заказчик-поставщик". Семья императора считала его своим другом, для хранения сокровищ дома Фаберже в Зимнем дворце даже отвели специальное помещение. За главой фирмы былозакреплено право самолично решать, когда и что дарить августейшим особам, и сюрпризы от Фаберже во дворце ждали с нетерпением. 
        

 

Хитрые яйца

       Обычай допускать на Пасху "к царевой руке" и дарить крашеные яйца зародился при дворе еще во времена царя Алексея Михайловича. Яйца тогда использовали куриные, лебединые, утиные, гусиные, а также искусственные -- из дерева и кости. В XVIII-XIX веках в ход пошли стекло, хрусталь, драгоценные камни и металлы, фарфор, папье-маше с лаковым письмом, шитая бисером ткань.

       В 1885 году Александр III решил подарить жене на Пасху нечто необычное и обратился с этим к придворному ювелиру. Фаберже вручил императору драгоценное яйцо: покрытые белой эмалью "скорлупки" скрывали золотой "желток" с золотой же курочкой, внутри которой находились миниатюрное рубиновое яичко и бриллиантовая корона --точная копия императорской.

       Это пасхальное яйцо, дожившее, кстати, до наших дней, правда, без "желтка" и курицы, стало первым из 54 (по другим данным, 56), вошедших в знаменитую императорскую серию. Каждое из этих фантастической красоты изделий из золота, драгоценных камней, эмалей, стекла содержало в себе хитрую начинку и былоприурочено к тому или иному памятному событию в жизни страны и царского двора. За подобные творения дома Фаберже стоимостью несколько тысяч тогдашних рублей сегодня выкладывают миллионы долларов!

 

 Вопреки расхожему мнению, своими руками Карл Фаберже не сделал ни одного украшения: он руководил, в крайнем случае -- рисовал

       С тех пор каждое утро на Пасху Карл Густавович собственноручно доставлял во дворец свой очередной презент. При этом император полагался на вкус и фантазию своего ювелира -- тот сам определял концепцию яйца.

       Постоянным клиентом Фаберже стал и Николай II. Заняв трон в 1894-м, он уже на следующий год заказал ювелиру сразу два пасхальных яйца: "Королевский дворец в Копенгагене" был подарен императором матери, а "Розовый бутон" -- жене, Александре Федоровне. Это стало традицией, и работы у Карла Фаберже прибавилось.

       Впрочем, фантазии у него по-прежнему было с избытком. Императорская серия пополнялась яйцами с раскрывающим хвост павлином, поющим петухом, точной копией царской кареты, макетами дворцов и боевых кораблей, миниатюрными памятниками и портретами... Ныне в Оружейной палате хранится 10 пасхальных яиц Фаберже -- все, что остались в России. Каждое имеет свое название и соответствующий сюрприз внутри: "Памяти Азова" (модель одноименного крейсера), "Часы", "Сибирская железная дорога" (платиновый паровоз с бриллиантовыми фарами и пять золотых вагончиков), "Московский Кремль", "Клевер", "Александровский дворец", "Царская яхта 'Штандарт'", "Памятник Александру III в Петербурге", "Трехсотлетие дома Романовых" (яйцо украшено 18-ю миниатюрами с портретами всех представителей царствующей династии -- от Михаила до Николая II) и одно из последних творений мастеров Фаберже --"Стальное" яйцо, укрепленное на четырех артиллерийских снарядах. Внутри -- мольберт с миниатюрой, изображающей посещение царем боевых позиций русской армии.

  

Изделия Фаберже нравились императорам с каждым годом все больше. Николая II одно пасхальное яйцо в год уже не устраивало -- ему нужны были два

Золотая голова и золотые руки


       Впрочем, славу фирме Фаберже принесли не только пасхальные яйца, предназначенные для "VIP". Не меньшей популярностью пользовались, например, портсигары и серебряная столовая посуда, гравированные золотом и разноцветной эмалью. Фаберже фактически возродил искусство знаменитых лиможских эмалей, поднявшись в этом деле до высот, недостижимых и по сей день. Достаточно сказать, что французские мастера XVIII века работали с эмалью восьми цветов, а фирма Фаберже за сорок лет своего существования освоила 140! 
       Один из истинно царских подарков -- 17-сантиметровая точная копия кремлевской Царь-пушки, выполненная мастерами Фаберже из нефрита и золота. Николай II преподнес ее своему германскому "коллеге" и родственнику Вильгельму II. А в 1910 году, в день коронации, английский король Георг V получил в подарок от барона Леопольда Ротшильда вазу из горного хрусталя с золотым обрамлением, также изготовленную знаменитым русским ювелиром.



 

 

       Любопытно, что Карл Фаберже собственноручно не создал ни одного украшения. Сегодня его бы определили как бизнесмена и менеджера. Тем не менее этого человека по праву можно считать соавтором любой вещи с фирменным знаком "К.Фаберже". Он выдавал идеи, рисовал эскизы, и, будучи в душеперфекционистом, часто заставлял мастеров разбирать готовое изделие, если оно пришлось ему не по нраву, и переделывать все "с нуля". Ходили слухи, что у главы дома Фаберже есть специальный золотой молоток для "выбраковки" негодных образцов...

       Карл Густавович обладал особым чутьем на таланты. Так, в 1886 году он привлек к работе 26-летнего Михаила Перхина -- сына крестьянина из Карелии, гениального самоучку, который вскоре стал главным ювелиром фирмы. Вообще, на Фаберже работал настоящий "интернационал": финны Генрих Вигстрем, возглавивший ювелирную мастерскую после смерти Перхина, и Иоганн Виктор Арне, швейцарец Франц Бирбаум, англичанин Гораций Уоллес, немцы Кнут Пил, Эдуард Вильгельм Шрамм и ФедорРюкерт, швед Август Хольмстром, русские Федор Афанасьев, Андрей Горианов, Василий Зуев и Александр Петров. Всего же в штате дома к 1914 году числилось около 500 художников и мастеров по золоту, серебру, эмалям и драгоценным камням.

       Когда началась война, Фаберже отдал помещения своей фабрики под производство амуниции. Большая часть его мастеров ушла в армию, и выпуск ювелирных изделий резко сократился. Тем не менее Карл Густавович продолжал регулярно дарить царской семье пасхальные яйца. Последним стало упомянутое "Стальное", преподнесенное царю в 1916 году. В том же году фирма была преобразована в товарищество с отделениями в Петрограде, Москве, Одессе и Лондоне.

        

 Дом на Большой Морской был для Карла Фаберже всем сразу: на верхнем этаже он жил, на нижних -- торговал и работал

Драгоценности короны -- валюта партии

       После прихода к власти большевиков царское имущество было национализировано. В частности, все остававшиеся к тому времени в России императорские пасхальные яйца из Зимнего, Аничкового и Гатчинского дворцов перевезли в Москву, в Оружейную палату. 
       Товарищество Фаберже закрылось в ноябре 1918 года. Узнав о расстреле царской семьи, Карл Фаберже при помощи британского посольства эмигрировал в Германию. Его сыновья, Евгений и Александр, задержались на некоторое время на родине, чтобы продать наиболее крупные вещи. В 1920 году Карл Фаберже переехал в Швейцарию, где собрались члены его семьи, бежавшие из Советской России. 24 сентября того же года он умер.

       Александр и Евгений Фаберже пытались сохранить торговую марку и открыли мастерскую в Париже. Но дело не заладилось -- разразился экономический кризис. Двое внуков Карла Густавовича, Тео и Игорь, уже трудились "на стороне" дизайнерами в женевских фирмах, благо такой работы в ювелирной столице мира хватало...

       Между тем оставшиеся в России сокровища быстро нашли новых владельцев. В питерском офисе Фаберже на Большой Морской к началу 1918 года хранилось ценностей на 7,5 млрд золотых рублей. Фирма владела одним из лучших в Петрограде сейфов, представлявшим собой бронированный лифт: его поднимали на ночь до уровня второго этажа и постоянно держали под током. Кроме того, многие знатные петербуржцы, зная исключительную порядочность Карла Фаберже, отдали ему свои ценности на хранение.

       В марте, когда вышел декрет Совнаркома о защите собственности иностранцев, Фаберже сдал свой дом в аренду швейцарской дипломатической миссии. Денег он брать не стал, только попросил присмотреть за шестью чемоданами с личными вещами членов семьи и саквояжем с драгоценностями на 1,5 млн золотых рублей. Когда в городе участились налеты на богатые квартиры, швейцарский посол переправил вещи в норвежское посольство (под охраной двух швейцарских студентов!), откуда их благополучно умыкнули уже на второй день. 
       В дом Фаберже неоднократно наведывались и воры, и чекисты. Последние якобы искали припрятанное оружие и реквизировали все, что представлялось им хоть сколько-нибудь ценным. Сейф, правда, оказался крепким орешком, но в конце концов удалось вскрыть и его. К началу 1920 года дом был обчищен полностью. Никакой описи конфискованного не сохранилось -- драгоценности изымали, судя по всему, в обход Отдела по делам музеев. 
       Между прочим, в сейфе среди прочих сокровищ находились два пасхальных яйца, которые Карл Фаберже собирался подарить царской семье весной 1917-го. Одно из них пропало бесследно, а фрагменты второго обнаружились совсем недавно в Москве. Нынешнему владельцу они достались от отца, а тому их в свою очередь подарил академик Ферсман, руководивший в 1920-е годы экспертизой драгоценностей царской фамилии. Именно от мнения этого видного минералога в значительной степени зависела их дальнейшая судьба: отправиться в Гохран или за границу.

       Советское правительство, остро нуждавшееся в твердой валюте, в конце 1920-х годов начало активно продавать на Запад "никчемные предметы культа" (к таковым отнесли и пасхальные яйца Фаберже) и прочие "побрякушки проклятого царского прошлого". Только с 1930 по 1933 годы через внешнеторговые организации Наркомфина ушло за границу 14 яиц императорской серии. Несколько пасхальных яиц из коллекции крупного русского золотопромышленника Кельша были проданы в Париже бывшим управляющим Гатчинским дворцом Половцевым.

       Царские сокровища в ту пору в Европе скупали охотно, но при этом солидные аукционные дома -- лондонские Sotheby's и Christie's -- какое-то время отказывались выставлять на торги изделия Фаберже. Поэтому их "толкали" напрямую -- через дипломатов и торговцев в Москве и Ленинграде. Известные "культурные мародеры" -- главный друг большевиков капиталист Арманд Хаммер, министр финансов США Эндрю Меллон и супруга американского посла в России Мерриузер Пост -- скупали драгоценности оптом, бывало, что и на вес!

        

 

Дорогое наследство

       Предметы с клеймом Фаберже были чрезвычайно популярными на рынке антиквариата. И когда их поток из России иссяк, цены на "Фаберже" достигли невероятных высот.

       В 1961 году Великий князь Василий Романов (сын сестры Николая II) продал на аукционе Sotheby's яйцо "Орден Св. Георгия" -- единственное, вывезенное законной владелицей, императрицей Марией Федоровной. Его за $30 тыс. приобрел Малколм Форбс, американский бизнесмен и издатель одноименного журнала, владелец, вероятно, крупнейшей в мире коллекции Фаберже (около 360 позиций, в том числе 11 пасхальных яиц). А спустя 34 года, на аукционе Christie's "Ледяное" пасхальное яйцо ушло уже за $6,5 млн! Даже относительно скромные и менее "раскрученные" вещи, вроде нефритовых набалдашников для тростей, легко продавались за десятки тысяч долларов.

       Тем не менее неизвестные изделия фирмы то и дело появляются на рынке. Например, в 1989 году на Sotheby's было продано за $70 тыс. миниатюрное золотое кресло в стиле Людовика XV все тому же Форбсу. Главный эксперт по Фаберже дома Christie's Валентин Скурлов вместе с правнучкой Карла Густавовича Татьяной Фаберже выяснили, что оно было изъято в московской квартире ювелира в 1919 году.

       Три года назад в американских газетах промелькнула информация, что среди драгоценностей, которые не успели реализовать за рубежом Андрей Козленок со товарищи из фирмы Golden Ada, обнаружено одно из императорских пасхальных яиц, будто бы оцененное экспертами в $1 млн.

       Здесь вызывает сомнение именно оценочная стоимость. Если речь идет об одной из многочисленных подделок или копий (так называемых фальшберже), то красная цена ей --три-четыре десятка тысяч. Если же это подлинник, то оценка занижена в несколько раз. 
       Впрочем, не исключено, что в распоряжение Golden Ada действительно попало не известное пока антикварному миру изделие Фаберже из тех, что пропали во время большевистских реквизиций. Но тогда это настоящая сенсация, которая с неизбежностью потянет за собой щекотливые вопросы, например: кто отправил это яйцо на Запад?



 

В начало раздела "Ювелирные изделия">>>


В начало раздела "Ювелирные изделия">>>