Логотип


Московское ювелирное искусство XV века

Значение таких местных центров русского золотого и серебряного дела, как Ярославль, Новгород, Киев трудно переоценить, однако, начиная с XV века и, безусловно, впитав весь предыдущий опыт, ведущим центром русского ювелирного искусства становится Москва. Этому активно способствует сложившаяся политическая ситуация. Обширное светское и церковное строительство привлекло в Москву различных мастеров; из стран Западной и Восточной Европы идет поток драгоценных камней, жемчуга, оружия, изделий из металла; из русских городов привозят различные изделия из золота и серебра, к примеру, в 1476 году Иван III, совершив деловую поездку в Новгород, привез оттуда множество серебряных и золотых ковшей, чарок, кубков, которые он чуть ли ни каждый день получал в дар на новгородских пирах. Однако всего этого было недостаточно: в Москве было необходимо развитие собственного производства для обслуживания двора. Иван IIIзовет мастеров из Западной Европы, он велит «добывать» искусных мастеров и «рядить их, чтобы ехали к великому князю в наем», он хочет «серебряного мастера хитрого, который бы умел сосуды делать и кубки, да чеканить бы умел, и писать на сосудах». К концу XV века на службе у великого князя состоит уже много искусных мастеров, и он имеет возможность щедро одаривать приезжих иностранцев и посылать турецкому султану и крымскому хану золотую посуду, оружие, доспехи.

Серебряный оклад «Евангелия» со сканью и эмалью. Москва, 1499 г.

 

Русские мастера XV века использовали разнообразные приемы обработки и украшения изделий из драгоценных металлов: они применяли чеканку, эмаль, чернь, резьбу, литье, басму и скань. В ювелирном деле Москвы XV век – время расцвета скани, и по качеству, и по разнообразию использования. Скань в эти годы покрывает предметы сплошной густой кружевной сеткой. Основной мотив – непрерывно вьющийся стебель со спирально загнутыми побегами, покрытыми мелкими отростками, или же травы и пучки трав. Один из выдающихся памятников московского ювелирного мастерства XV века украшенных сканью – серебряный оклад «Симоновского Евангелия» 1499 года. Для московского ювелирного искусства XV века также характерен расцвет резьбы на серебре. Спокойные лаконичные изображения, выполненные тонкими, плавными и чистыми линиями покрывают серебряные изделия этого периода. Эмаль играет в XV веке второстепенную роль: ей заливаются фоны надписей, а также чеканных или литых изображений. Цвета эмали преимущественно синий и зеленый, изредка – лиловый.

Возможно, техника не получила широкого распространения из-за своей непрочности. Чернь в XV веке имела скорее живописный, чем графический характер: она часто положена пятнами, а линии будто проведены кистью. Как и эмаль, чернь в это время в основном служит фоном для литых, чеканных или резных изображений и надписей. Часто встречаются накладные литые серебряные фигуры и композиции, а также пластинки с прорезным литым орнаментом, которые накладываются на гладь металла или на покрытый эмалью или чернью фон. Наиболее распространенный декор: орнамент из крупных цветов на вьющемся стебле, чешуйки, кресты, розетки в прямоугольниках, широкие стебли, изогнутые в виде горизонтальных восьмерок с листьями и цветами. Формы серебряных сосудов в XV веке просты, поверхность гладкая, орнамент занимает на ней скромное место, иногда весь декор сводится в надписи, лентой опоясывающей сосуд. Первые московские серебряные и золотые ковши были близки к новгородским, а потом был выработан свой вариант – гладкие тонкостенные ковши, с широким дном, низкие, овальные, с тонкой рукоятью.

С усилением могущества московского государства возросло и значение московского митрополита, как главы русской церкви – он стал независимым от Патриарха Константинопольского.

 

Серебряные чеканные дробницы на «саккосе» митрополита Симона. Москва, конец XV– начало XVI вв.

 

Поэтому возникла потребность в новых соборах и их пышном оформлении. В 1486 году для торжественных служб в только что построенном Успенском соборе было сооружено два серебряных позолоченных «Иерусалима» или «Сиона» – крупных декоративных ковша, известных под названиями «Большой Сион», (высотой 0,94 метра), и «Маленький Сион», (высотой 0,63 метра). Оба они воспроизводят формы храма. Для митрополита Симона (1496-1511) был сделан саккос из темно-вишневого византийского шелка, оплечье и зарукавья которого украшены серебряными позолоченными чеканными дробницами, обнизанными жемчугом. Высокое качество и строгая красота московских золотых и серебряных изделий XV века свидетельствует о появлении нового московского прикладного искусства, которое заняло большое место в художественной культуре уже XVI века. Московские мастера ювелирного искусства XVI века изяществом и тонкостью работы превзошли даже новгородцев. 

В начало раздела "Ювелирные изделия">>>


В начало раздела "Ювелирные изделия">>>