Логотип


Пуговки литые, петельки витые…

Продолжаем знакомить читателей с историей «малых вещей», в которых нашли отражение самые заметные тенденции развития отечественной материальной культуры, декоративно-­прикладного искусства. Статья посвящена немудреной, на первый взгляд, детали одежды — пуговице.

 

Неизвестный художник. Портрет А.Н. Волконской. 1790

Бытующее выражение «прост, как пуговица», вызывающее в сознании образ пластикового кружочка с дырочками, представляется нам не совсем корректным. Судьба обычной пуговицы в истории русского декоративно­-прикладного искусства, особенно ювелирного дела, в корне опровергает такое представление о пуговице. Предлагаемый экскурс, освещающий некоторые этапы бытования пуговицы в истории русского костюма XV–XVII веков, тому подтверждение.

Известно, что ювелирные украшения традиционно принято разделять на две группы: предметы, служащие только для украшения, и предметы, сочетающие эстетическое и утилитарное значение. Ко вторым относятся, например, различные заколки, пряжки, застежки, в том числе и пуговицы.

«Пуговица, пугвица, пуговка — это кружечек, шарик, шляпка с ушком, пришивается к одежде, застегивается на петлю». Так определяет значение слова «пуговица» В. Даль. Пуговицы были важным элементом древнерусской одежды. В XV–XVII столетиях их изготавливали из различных материалов. Если это была крестьянская одежда или одежда посадского человека, то пуговицы делали оловянные, медные, иногда серебряные. Величавые, с длинными рукавами наряды знати украшали золотые, серебряные или сделанные из драгоценных камней пуговицы. Нередко они декорировались жемчугом, эмалью и чернью. Применение нарядных пуговиц в сочетании с другими украшениями, такими как нагрудное «алое», «образцы» из жемчуга, «кружево» из золотых пластинок, запон с эмалью и драгоценными камнями, «ожерелье» (драгоценный воротник, скрепляемый пуговицами), и великолепными тканями, создавало впечатление неземной роскоши русского двора.

Пуговицы бережно хранили, передавали по наследству, дарили, многократно использовали, перенося с обветшалых одежд на новые. Но пуговиц для пышного царского двора требовалось так много, что пуговичные мастера, или «пуговичники», Серебряной и Золотой палат Кремля не справлялись с работой, и пуговицы приходилось закупать на вес в Серебряном ряду столицы.

«Пуга, пужка» — таково, как утверждает Владимир Даль, старинное название тупого конца яйца, или пятки. Интересно, как это древнерусское слово перекликается с наиболее часто применяемой формой пуговиц XV–XVII столетий. В этот период пуговицы были весьма разнообразны по форме, размеру, а также технике изготовления. Пуговицы делали в виде стилизованных плодов шарообразной, миндалевидной, грушевидной формы, в виде многогранной бусины. Нередко пуговица представляла собой сосновую или еловую шишку. Но наиболее распространенной была яйцевидная форма. Поверхность драгоценной пуговицы украшалась орнаментом, многоцветной эмалью, сканью, зернью, чеканными розетками с вставками бирюзы, камней, стекла, жемчуга. Виды орнаментов, как растительных, так и геометрических, поражают своим разнообразием: ромбы, треугольники, прямые и ломаные линии, кружочки, кресты, звезды, точки, листья, стебли, завитки, чешуйки, цветки.

Пуговица. Серебро. XVII

 

Размеры старинных пуговиц в зависимости от предназначения весьма разнились и колебались от горошины до крупного яйца (6–7,5 см от петли до навершия). На конце такой пуговицы могли быть и пирамидки из зерни, бусины в высоких гнездах, нередко там укрепляли вставки (жемчуг, драгоценные камни, стекло), что делало пуговицу еще более массивной. Кстати, родственным слову «пуговица» лингвисты считают понятие «пуговина» (возвышение, холм, горб).

Различное назначение объясняет и многообразие названий пуговиц: «опашневые», «однорядочные», «кафтанные». Крепились пуговицы на петли в виде гладкого или рубчатого колечка. Интересно, что нарядные пуговицы нашивали и на головные уборы, используя их как драгоценное украшение, причем числом немалым.

Для самых парадных одежд знати предназначались особые пуговицы, сделанные из крупных сверленых драгоценных камней. Стоимость таких пуговиц существенно превышала стоимость самой одежды. Ведь количество пуговиц на парадных нарядах русской знати этого периода было значительным, оно колебалось от девяти до двадцати четырех. Наиболее часто на шубы и кафтаны прикрепляли одиннадцать пуговиц, хотя сохранились сведения об украшении царских нарядов более чем шестью десятками золотых пуговиц.

Во второй половине XVII века мода на пуговицы меняется: чеканные и сканные пуговицы в костюме знати уступают место гладким пуговицам. Одновременно появляются алмазные и обтянутые шелком — «обтяжные» пуговки. Западноевропейское платье, введенное в России указом Петра I в 1700 году, окончательно вытесняет привычную пуговицу, сменив ее на пуговицу небольшого размера и сдержанного декора. Старая пуговица, правда, почти без изменений сохраняется до конца XVIII века в костюме купеческого, мещанского и крестьянского сословий.

Однако эпоха пуговичного роскошества заканчивается. Россия стоит на пороге Петровских реформ, уходит в прошлое боярская Русь, а вместе с ней уходит и византийская пышность массивных, тяжелых одежд, украшенных десятками драгоценных пуговиц — истинных миниатюрных шедевров русского ювелирного искусства. Стремительной и куртуазный XVIII век с его кружевными воротниками и декольтированными красавицами не нуждается в драгоценной пуговичной броне. 

В начало раздела "Ювелирные изделия">>>


В начало раздела "Ювелирные изделия">>>