Логотип


Украинский Фаберже

В 1878 году на Подоле в Киеве открылась новая ювелирная мастерская. Молодой мастер, вчерашний ученик, смог открыть свое дело благодаря капиталу в сто рублей — приданому молодой жены. Бывший подмастерье решил стать хозяином собственной мастерской. Его имя — Иосиф Маршак — впоследствии стало нарицательным.

В свое время изделия фирмы Маршака ценились наравне с работами мастерских Сазикова и Хлебникова. Его имя стояло в одном ряду с именами Фаберже и Болина в Отчете о Нижегородской художественно-промышленной выставке 1896 года. Сегодня историки ювелирного искусства утверждают, что в произведениях Маршакаво-площены лучшие тенденции ювелирного искусства рубежа XIX–XX веков. Вещи, созданные мастером, выделялись особым профессионализмом, художественным вкусом и оригинальностью. Сегодня «купить немного Маршака» считается у ювелиров и коллекционеров большой удачей. Изделия мастерских киевского ювелира чрезвычайно редки на антикварном рынке и, однажды попав в руки коллекционеров, не скоро возвращаются в антикварные салоны. Нечасто появляются они и на торгах аукционных домов. Даже в музеях Киева, где родился и работал выдающийся украинский ювелир, находится не более десяти вещей прославленного мастера. Известен факт, что Фаберже и Маршак были знакомы, они встречались в Киеве, где Карл Фаберже открыл было в начале 1900-х свои магазин и мастерскую. Однако впоследствии великий Карл вынужден был закрыть свой киевский филиал, потому что не смог выдержать конкуренции с изделиями, на которых стояло клеймо «I. Маршакъ».

Обложка каталога-прейскуранта фирмы Маршака. Литография С. Куленко. Киев, 1900

 

После двадцати лет существования фирма, открытая Иосифом Маршаком в конце позапрошлого века, стала развитым и процветающим производством и представляла собой одну из самых крупных ювелирных предприятий в Юго-Западном регионе Российской империи. Мастерами ювелирных дел было создано множество прекрасных вещей, но в вихре исторических катаклизмов, войн и революций значительная их часть оказалась безвозвратно утерянной. Как сказано в каталоге, изданном в Киеве в 1897 году, «фирма наша принимает заказы на всякие ювелирные, золотые и серебряные изделия, а также на разного рода художественные работы по золоту и серебру». Прейскуранты, где сообщались не только стоимость изготовления того или иного образца продукции и инструкция по оплате заказа, но также и информация о фирме, служили для мастерской хорошей рекламой. «Все заказы исполняются со всевозможной аккуратностью в одинаковой степени как самые незначительные, так и наиболее крупные и сложные», — гласил текст каталога.

Иосиф Абрамович Маршак родился в 1854 году. С детства он отличался явными художественными способностями и с момента поступления в ученики к ювелиру (в 14 лет) мечтал открыть собственную мастерскую. Маршак упорно шел к своей цели и, даже женившись, использовал приданое своей супруги, чтобы открыть свое дело. Ста рублей оказалось достаточно, и 2 мая 1878 года на киевском Подоле появилась мастерская, выпускавшая изделия торговой марки «И. Маршакъ». Уже в 1897 году стоимость одного из стандартных заказов Маршака составляла 2500 рублей — столько стоила «брошь-фермуар, 1 изумруд, 12 бриллиантов primo».

На фабрике Маршака все было класса «primo» — хозяин ревностно следил за тем, чтобы для фирмы закупалось лучшее сырье: золото — в Гамбурге, Берлине, Париже, серебро — в Москве, платина — в Петербурге. Маршак начал тесное сотрудничество с российскими и иностранными фирмами, приглашал художников из Петербурга, Парижа; его изделия экспонировались на ювелирных выставках и отмечались высокими наградами. Историки ювелирного искусства считают, что главным ноу-хау фирмы Маршака была техника литья — именно литые изделия из серебра и платины принесли недавнему подмастерью наибольшую славу. Продукция его мастерской считалась непременным атрибутом богатого дома. Иметь миниатюрные скульптуры из серебра в гостиной или салоне считалось хорошим тоном. Жанровые скульптурные композиции, выполненные из золота, серебра, платины, способствовали созданию особой эстетической атмосферы. Часто такие вещи изготавливались по индивидуальному заказу. Но и сделанные в одном экземпляре, и пущенные в серийное производство, эти литые фигурки отличались исключительной чистотой работы и тщательностью моделировки. Впрочем, все изделия мастерской Маршака отличались особенным изяществом, утонченными формами и филигранной обработкой. Те немногие предметы, по которым мы можем судить о творчестве Маршака, демонстрируют отточенное мастерство ювелира.

С каждым годом количество заказов мастерской росло. Вспомним, что начинал Маршак практически в одиночку — сначала его единственной помощницей была жена Лия, приданое которой и оказалось стартовым капиталом, позволившим Маршаку стать независимым владельцем собственного дела. Через некоторое время хозяину начали помогать уже три ученика и один подмастерье. Мастерская расширялась с каждым днем. По мере увеличения штата мастерской и денежных оборотов Маршак перебрался на центральную улицу Киева — Крещатик. Теперь адрес предприятия Маршака писался на рекламных постерах по-французски: «Kieff, 4, RueKrestchatik». А сама фирма Fabrique de Bijoux Joseph Marchak заняла ведущее место на ювелирном рынке города. Кстати, дело Иосифа Маршака вскоре стало семейным: его брат Израиль 23 года проработал на предприятии «украинского Фаберже» ювелирным мастером, а затем стал помощником заведующего фабрикой.

Дисциплина на фабрике Маршака была очень строгой, работники получали дифференцированную заработную плату. Учитывалось все: стаж работы, квалификация, должность; в разные периоды суммы заработка мастеров и служащих составляли от трех до десяти рублей в месяц. Параллельно с этим действовала и система штрафов. Курение в неположенном месте, хамство (по отношению и к начальству, и к сослуживцам), явка на работу в нетрезвом виде и визиты знакомых и родственников в рабочее время карались рублевым штрафом, нарушение тишины в цехе стоило рабочему и мастеру 75 копеек, опоздание на 10–30 минут — 30 копеек. Мастерская быстро и успешно развивалась, и вскоре изделия Маршака получили сначала российское, а потом и международное признание. В рекламном буклете 1897 года сказано: «Успехи нашей фабрики признаны как экспертами на всемирных выставках в Чикаго и Антверпене, где им присуждены высшие награды, так и отдельными лицами, а также правительственными и частными учреждениями, от которых мы имеем массу благодарностей, помещаемых нами в этом издании, в особом отделе». В 1900 году изделия фабрики Маршака были отмечены серебряной медалью на Всемирной выставке в Париже. В 1902 году Маршаку досталась золотая медаль на Всероссийской выставке в Санкт-Петербурге, в 1905-м — высшая награда (Гран-при) на выставке в Льеже.

Дела фирмы шли прекрасно. Стабильность финансового положения фабрики не смогли пошатнуть даже чрезвычайные обстоятельства. В 1899 году на фабрике вспыхнул пожар. Убытки составили 155 475 рублей — сумма по тем временам более чем значительная. Однако по- страдавшие от огня два пятиэтажных флигеля и некоторые другие здания были быстро восстановлены, и более того — в них произошло обновление оборудования. Маршак приобрел самые современные токарные и шлифовальные станки с электрическими двигателями, плавильные печи и вентиляторы. Предприятие пополнилось даже новыми цехами (чеканки и гальванопластики), открылся рисовально-скульп- турный отдел. В октябре 1905 года во время еврейских погромов в Киеве Маршак был вынужден уволить часть сотрудников. В том же году большинство рабочих приняло участие в массовых забастовках первой русской революции. Это даже привело к остановке производства. Однако именно Маршак стал первым (и единственным) из владельцев ювелирных предприятий Киева, кто удовлетворил требования бастующих. Жалованье работников фабрики увеличилось почти в полтора раза (на 45%, в то время как рабочие просили до 60%). Маршак понимал, что основной капитал фирмы — это люди, которые производят продукцию. На фабрике существовала корпоративная культура — владелец предприятия заботился о том, чтобы рабочие чувствовали себя настоящей семьей. Так, вступающие в брак работники фирмы получали денежный бонус в виде приданого для невесты. При этом муж и жена должны были остаться работать на фабрике. Управляющих Маршак предпочитал также «выращивать» из бывших подмастерьев, которых по мере их профессионального роста назначал на административные должности.

Молодой владелец мастерской был рачительным и дальновидным хозяином — он понимал значение капиталовложений в новые технологии и оборудование. Мастерские Маршака были оснащены по последнему слову техники, а квалификация рабочих регулярно повышалась. Маршак был, как тогда говорили, «прогрессивных взглядов»: следил за усовершенствованиями в ювелирном деле и одним из первых в России вводил на своем предприятии новые способы обработки металла. Он первым доверил филигранный труд ювелира женщинам. Вместе с подмастерьями-подростками они выполняли кропотливую ручную работу, требовавшую внимания, терпения и усидчивости, — изготовление тонких цепочек, шлифовку, гравировку. Рабочий день мастеров начинался с 8.00 и продолжался до 18.00, полуторачасовой перерыв на обед был обязательным. Впоследствии (после назначения Израиля Маршака помощником управляющего) рабочий день был сокращен на 20 минут и составлял 9 часов 40 минут. Для детей и подростков работа заканчивалась на три часа раньше, чтобы они могли посещать школу. К заслугам Маршака можно отнести и то, что он открыл при своей фабрике ремесленную школу, которую содержал на собственные деньги. Многие киевляне были рады отдать «в науку» своих детей — из ремесленной школы Маршака вышло более 300 мастеров, многие их них открыли впоследствии свое дело.

В результате грамотной политики хозяина предприятие расширялось, и вскоре к ювелирной мастерской был присоединен часовой цех — после 1908 года ювелир выкупил у конкурента Верле часовую торговлю вместе с помещением магазина. Заслуги Маршака и качество изделий его мастерской по достоин-ству оценил император Николай II во время визита в Киев в сентябре 1911 года. В честь этого события состоялась премьера в оперном театре. Город заранее готовился к приему государя. Тогда купец I гильдии Иосиф Маршак получил официальное приглашение на празднества. Кроме внимания царя Маршак получил и массу заказов — в связи с приездом императора фабрике была заказана целая серия оригинальных подарков для самодержца. Среди них особенно выделялась модель Педагогического музея — открытие этого учреждения также было приурочено к приезду императора. Подарок предназначался цесаревичу Алексею Николаевичу, и преподнес его императору состоятельный киевский гражданин С. Могилевцев. И модель, и отливка были выполнены на фабрике Маршака. Серебряная копия точно повторяла сложный рельеф фриза фасада здания, поражая воображение тонкостью отделки и тщательной проработкой деталей. Кроме того, Маршак получил много заказов на серебряные подносы, украшенные литыми и чеканными накладками.

А.И. Перевышко. Карл Фаберже и Иосиф Маршак в Киеве. Киев, 2002. Холст, масло. 80,0 х 100,0

 

Воодушевленный успехами фирмы, Маршак в 1913 году подал императору прошение о разрешении стать поставщиком ювелирных изделий императорского двора и возможности ставить клеймо с двуглавым орлом на своих изделиях. Однако ответа на это прошение Маршак не получил. Остается только догадываться, почему первый ювелир на Украине остался без монаршей милости — возможно, на решение императора отказать Маршаку повлияли политические причины.

В том же 1913 году журнал «Ювелир» отметил 35-летний юбилей фирмы Маршака, поместив небольшую заметку: «За годы своего существования фабрика выпустила громадное количество не только строго художественных произведений ювелирного искусства, но, что еще важнее, дала целый ряд выдающихся мастеров по различным отраслям ювелирного дела, в которых наша промышленность так нуждается и за которыми нам приходится бегать за границу. Работы этой фабрики во многих отношениях выше иностранных произведений по чистоте отделки, стильности и художественному вкусу». В день юбилейного торжества 2 мая 1913 рабочие фабрики поднесли хозяину серебряный поднос с вычеканенными на нем рабочими инструментами и инициалами всех мастеров. Сам Маршак в честь юбилея фирмы пожертвовал 5000 рублей в фонд обеспечения быта старых мастеров фирмы на случай потери ими работоспособности. Когда началась эпоха великих потрясений, фабрику Маршака постигла участь многих предприятий России и Украины. После начала Первой мировой войны мастерская была вынуждена сократить выпуск ювелирных изделий: фирма начала изготавливать разнообразные детали к ручным бомбам и аппаратам связи. После того как в Петрограде в 1917 году грянула революция, киевская ювелирная фабрика Иосифа Маршака оказалась национализирована. Большая часть драгоценностей пропала во время Гражданской войны и совнаркомовских чисток, а в годы оккупации Украины войсками Гитлера образцы продукции фабрики Маршака практически полностью покинули пределы страны.

Маршак не дожил до того времени, когда он мог бы увидеть гибель своего дела. Предчувствуя скорый конец, в июле 1918 года Иосиф Маршак составил завещание, которое, однако, не было исполнено. В нем хозяин фабрики распределил капитал между своими сыновьями, назначил «выплаты помощи» (пенсии) мастерам и служащим, определил размер средств, необходимых для содержания школы и учи- лища при фабрике. Школа должна была носить имена Маршака и его жены. Но история рассудила иначе, и сыновья Маршака — Александр и Владимир, которые работали вместе с отцом, вынуждены были начинать свое дело уже за границей. Однако такого масштабного предприятия, каким в свое время была фабрика Маршака, создать не удалось. Сыновья смогли всего лишь открыть магазин ювелирных изделий и продолжали работать по индивидуальным заказам. Внук Иосифа Маршака Даниэль сегодня живет и работает во Франции. Он продолжает семейную традицию и, как когда-то его дед, создает ювелирные украшения.

В начало раздела "Ювелирные изделия">>>


В начало раздела "Ювелирные изделия">>>