Логотип


 

Широкие торговые, культурные и военные связи Киевской Руси с другими странами требовали частого обмена вестниками.

Русь вела обширную торговлю со многими странами и, в частности, с Византией. Не всегда торговые сделки кончались миром: купцы брались за оружие и мечом устанавливали цены на товары. Поэтому, заключая в 945 г. договор с князем Игорем, греки потребовали, чтобы все купцы и послы приходили в их города без оружия и с княжескими грамотами. В грамотах должно быть ука­зано, сколько пришло кораблей и с какими целями. «Если же придут без грамот, — читаем мы в договоре, — и окажутся в руках наших, то мы (греки) будем содержать их под надзором, пока не возвестим князю вашему... Если же, убежав, вернутся в Русь, то напишем мы князю вашему, и пусть делают, что хотят» [16].

Только в одной статье договора дважды упоминается посылка вестей из Византии на Русь. Правда, сообщение такого характера могли доставлять в Киев сами купцы, которые по тому же догово­ру обязаны были к зиме вернуться в свою страну.

Но дочитаем договор до конца. Одна из его последних статей гласила: «Если же пожелаем мы, цари, у вас воинов против наших противников, да напишем о том великому князю вашему, и вышлет он нам столько их сколько пожелает» [17]. Разумеется, здесь ни о какой оказии не может быть и речи. Греки в этом случае посылали в Киев специального гонца с просьбой прислать княжеских дру­жинников.

Русские князья находились в родстве со многими правящими династиями зарубежных стран. Кроме того, по новейшим данным, в некоторых зарубежных городах жили постоянные представители киевского великого князя. Арабский географ и путешественник ал-Идриси, посетивший Европу в XII в., свидетельствовал, что тогда в болгарском городе Шумене находилось «русское представитель­ство». Возможно оно было создано задолго до приезда Идриси в Шумен [18]. Киев поддерживал связь с европейскими столицами и городами посредством гонцов.

Пересылка вестей между Киевом и Царьградом, столицей Византии, между Русью, Византией, Болгарией и кочевыми племенами началась, по летописным данным, в сороковых годах XI в.

В 941 г. пошел Игорь походом на греков. «И послали болгары весть царю (византийскому), что идут русские на Царьград: де­сять тысяч кораблей». Поход Игоря окончился неудачно — греки сожгли его корабли. Через три года Игорь вновь пошел войной на византийского царя Романа, собрав большую дружину. «Услышав об этом, корсунцы послали к Роману со словами: «Вот идут рус­ские, без числа кораблей их, покрыли море кораблями». Также и болгары послали весть, говоря: «Идут русские и наняли с собой печенегов» [19]. Результатом этого похода и явился тот самый до­говор 945 г., к которому мы уже обращались.

Таковы сообщения о пересылке вестей между народами в древ­них русских летописях. Из них видно, что гонцов посылали по су­ше и по морю. Сообщение о походе Игоря жители Корсуня (Херсонеса) могли послать только через Черное море. Конечно, о поч­те, как таковой, здесь не может быть и речи. Эти летописные из­вестия подтверждают другой очень важный факт — в старину при дворе каждого правителя, в том числе и у киевских князей, жили люди, которые хорошо знали дороги не только своего, но и сопредельного государства. Нельзя же было доверить такое важное со­общение, как весть о нападении врага, человеку, который даже толком не знает куда его везти.

Гонцы посылались не только к оседлым народам. В летописях встречаются сообщения о вестниках к кочевым племенам. Вспом­ним знакомый с детства рассказ о гибели киевского князя Свято­слава.

В 972 г. князь Святослав возвращался на Русь после одного из своих многочисленных походов. Плыл он с дружиной на ладьях по Днепру и дошел до порогов. В это время к печенегам, которые кочевали у порогов, пришла весть из Переяславца на Дунае: «Вот идет мимо вас на Русь Святослав с небольшой дружиной, забрав у греков много богатств и пленных без числа» [20]. Печенеги тотчас же заступили пороги. Конец истории хорошо известен: во время стычки Святослав был убит, из его черепа сделали чашу и Куря, князь печенежский, пил из нее на пирах.

Нельзя, конечно, утверждать, что именно посылка вестника переяславцами явилась причиной гибели Святослава. И, тем не ме­нее, не существуй в X в. системы военных вестников, этого могло бы не случиться.

По старинным книгам можно примерно установить, сколько времени находился в пути гонец, посланный в соседнюю страну. Так, в сочинении «Зайн ал-ахбар» («Краса повествований») араб­ского ученого Гардизи, в частности, говорится: «И от венгров до славян два дня пути... И между печенегами и славянами два дня пути по бездорожью, и этот путь (проходит) через источники и очень лесистую местность» [21].

Византийский император первой половины X в. Константин Багрянородный в своем сочинении «Об управлении государством» так описывал географическое положение печенежской земли: «Печенегия отстоит от Узии и Хазарии на пять дней пути, от Алании (Осетии) на шесть дней, от Мордии (Мордвы) на десять дней пу­ти, от Руси на один день, от Туркии на четыре дня и от Булгарии на полдня пути» [22].

Теперь приведем свидетельство венгерского монаха-домини­канца Юлиана о продолжительности морского путешествия. В 1235—1237 гг. во время поездки в Нижнее Поволжье, Волжскую Булгарию, Владимиро-Суздальскую и Южную Русь Юлиану пришлось часть пути от столицы Византии до Керченского полуостро­ва проделать по воде. «Выйдя там (в Константинополе) на море, они через 33 дня прибыли в страну, что зовется Сихия, в город, что именуется Матрика (Тмутаракань)» [23]. При этом следует отметить некоторые особенности мореплавания той поры. Путь в Тмутаракань проходил вдоль турецкого и кавказского берегов Черного моря. Кормщики старались, по возможности, не терять сушу из вида. На ночь суда вытаскивали на берег и чуть свет путники снова отправлялись в дорогу. Так что при такой системе проделать двухтысячекилометровый путь за тридцать три дня не так уж и плохо.

 

Назад                                                       Дальше

В начало раздела "Книги">>>