Логотип


ПОЛЯРНАЯ ПОЧТА И ПОЛЯРНАЯ ФИЛАТЕЛИЯ

 

ГЛАВА ПЕРВАЯ

 

1.1. Почта на полюсе — штрих к «биографии века»

 

С первого десятилетия нашего века одна за другой появлялись почтовые конторы далеко за пределами территорий, освоенных человеком, — среди «белых пятен», в районах Арктики и Антарктики. На первых порах их лишь с большой долей условности можно было отнести к предприятиям почтовой связи. И потому число филателистов, собиравших все то, что имело отношение к полярной почте, долгое время оставалось незначительным. Поиск коллекционного материала, достававшегося с большими трудностями, был уделом энтузиастов-одиночек вплоть до середины века.

Оживление в рядах поклонников полярной почты вызвала подготовка к Международному геофизическому году — согласованной акции ученых разных стран. В соответствии с программой МГГ быстро росло количество постоянных полярных станций в Арктике и Антарктике. Полюса «обживались» человеком. В руки филателистов стало попадать больше почты из этих труднодоступных районов.

Полярная филателия пошла в гору. Однако и сейчас еще нелегко достаются конверты с желанными штемпелями почтовых контор, обосновавшихся где-либо на мало известных островках в высоких широтах, на предательских льдинах, дрейфующих посреди Северного Ледовитого океана, наконец, на суровых ледниках безмолвного Антарктического континента. Нелегко достаются потому, что надежность и регулярность письменного общения полярников с внешним миром весьма относительны.

Вероятно, было бы неверно, рассуждая о пределах и шансах полярной филателии, игнорировать некоторую уязвимость ее базы — почты Арктики и Антарктики. Да, доставка полярной корреспонденции зависит подчас от капризов стихии. Почта высоких широт готовит испытание для обеих сторон: для отправителя, который находится на полярной станции, она является нередко дополнительным бременем, для получателя-коллекционера — экзаменом на терпение. В СССР не принято назначать специальных «почтмейстеров» на полярных станциях, как в экспедициях ряда других стран. Обычно эту хлопотную функцию выполняют старшие радисты и начальники радиосвязи. Заведующие радиостанциями осуществляют все виды связи с Большой Землей, в том числе и почтовую.

Раздаются голоса, уверяющие, что полярная почта в ее нынешнем виде найдет свой конец уже в нашем столетии. Она, мол, становится жертвой своей невооруженности и беспомощности перед лицом такого мощного конкурента, как радиоволны. Почта на полюсе — это анахронизм...

Давайте же посмотрим, насколько обоснован такой скептицизм и правомерны ли предсказания об отмирании полярной почты.

Развитие средств передачи сообщений прошло длительную эволюцию. Приспособиться же к полярной специфике почте было нелегко. Впрочем, как заметил — уже по другому поводу — Вольфрам Граллерт в своей книге «Путешествие без виз», «почта всегда находит выход — даже в тех случаях, когда невозможно воспользоваться обычными путями» 1. История связи полярных экспедиций знает многие виды доставки сообщений: от голубей, использованных не без успеха шведским арктическим исследователем Соломоном Андре в июле 1897 г., до собачьих и оленьих упряжек, аэросаней, ледоколов, самолетов и радиоволн.

Связь является очень важным фактором освоения полярных районов. Конечно, в повседневной жизни полярных станций и экспедиций, которые не могут ни дня обойтись без передачи оперативной информации, почтовую корреспонденцию полностью вытеснила радиограмма. В системе средств оперативной связи, действующей в Арктике и Антарктике, почте принадлежит второстепенная роль: здесь ей не обойтись без самолетов или ледоколов, а для поддержания ежедневной связи использование таких средств не всегда возможно. Поэтому полярные станции общаются между собой и с остальным миром преимущественно с помощью радиотелеграфа. Например, так было и во время известной полярной экспедиции Г. А. Ушакова и Н. Н. Урванцева на Северную Землю в 1930—1932 гг. Тогда исследователи регулярно снабжали новостями Ленинград. Снабжали, не отправив ни одного письма. Радист каждый день отстукивал ключом сводки. Теперь радиотелеграф прочно вошел в быт полярников. Было подсчитано, что за годовой период работы 11-й Советской антарктической экспедиции (САЭ) только из Мирного отослано 4600 телеграмм (в среднем по 40 слов каждая). Примерно столько же послано деловых телеграмм. В последние годы на ряде станций в Антарктиде и этот вид связи уступил место более удобному. Так, на американских станциях работа радистов телеграфным ключом уже редкое явление. Передача информации ведется с помощью радиотелетайпа. Вошла в обиход и передача факсимильных изображений.

Однако и в век радиотелетайпа полярник не может обойтись без почты. «Радио, несомненно, замечательное изобретение, но почта — это чудо», — писал знаменитый американский полярный исследователь Ричард Бэрд 2. С этой эмоциональной оценкой согласится каждый, кому хоть однажды довелось побывать среди зимовщиков далекой полярной станции. Для них письма с Большой Земли — самые желанные вестники. Такими они останутся навсегда.

Не следует забывать, что полярная почта имеет значение не только в самой системе средств связи в Арктике и Антарктике. Как показала история освоения обоих полюсов, роль почты определяется там подчас и иными факторами. Об этом свидетельствуют и рассеянные в научных трудах полярных исследователей признания.

Известный советский полярник А. Ф. Трешников в своей книге «История открытия и исследования Антарктиды» остановился на особой миссии полярной почты. В главе, посвященной экспедициям на Землю Грейама в первые послевоенные годы и особой активности англичан в этом районе Антарктики, он писал: «Английские корабли в течение летнего сезона неоднократно заходили на одну и ту же базу. Целью этих визитов, помимо снабжения баз всем необходимым, было собирание почты. Дело в том, что согласно международным нормам, собственностью государства считался тот пункт или район, где действует какое-либо правительственное учреждение. Такими учреждениями были почтовые конторы. Поэтому начальники всех английских баз являлись одновременно почтмейстерами, а следовательно, официальными представителями правительства. Каждая база имела свой почтовый штемпель и, как правило, специальные почтовые марки» 3

И сегодня, благодаря деятельности почтовых учреждений, в Арктике и Антарктике имеется возможность филателистически документировать работу высокоширотных воздушных или морских экспедиций. И если верно, что история непременно оставляет свой неизгладимый след в художественной почтовой миниатюре, то почта на полюсе — это след истории, дополняющий «биографию века».

...Есть какая-то особая прелесть в марках и конвертах, пришедших к нам с одного из полюсов Земли. Оттуда, где сияет Полярная звезда или мерцает созвездие Южного Креста. В письмах с полюса образно и впечатляюще отражается романтика нашего времени. В руках умелого коллекционера они становятся своеобразной документацией — строительным материалом для оригинальных коллекций. И пусть подчас попадают они к нам тернистым путем. Тем приятнее нам свидание с письмами полярной почты — посланцами мужественной вахты на переднем крае науки.

На филателистических выставках такое свидание мы относим к самым волнующим, к самым запоминающимся. Ведь за этими конвертами, отмеченными знаками полярной доставки и бережно сохраняемыми в течение многих десятилетий, — суровая романтика высокоширотной эпопеи.

 

1.2. Особенности полярной почты

 

В филателистической литературе накоплен некоторый опыт разработки теоретических основ полярной почты и полярной филателии. Но многие вопросы еще остаются открытыми и, в частности, такой вопрос, как первостепенность функций и регламентация коллекций полярной почты.

Полярная почта — это авиационные, морские и прочие почтовые линии связи между континентом и почтовыми службами, действующими в зоне Арктики и Антарктики 4. Есть серьезные основания отводить собраниям полярной почты если не самостоятельный класс, то хотя бы промежуточное место между коллекциями хронологическими (генеральными, исследовательскими, специализированными) и тематическими — по аналогии с аэрофилателистическими коллекциями, выделяемыми в самостоятельный класс авиапочты. Так же, как и авиапочта, полярная почта слагается из материала, имеющего специфические особенности. В обоих случаях специфика сводится к способу доставки корреспонденции.

Таким образом, у коллекций полярной почты двоякая функциональность: хронологическая и тематическая. Полярная почта как область филателии, по-видимому, не сможет быть до конца «освоена» филателистическими средствами, если мы, поставив перед собой такую цель, ограничимся лишь разработкой темы (т. е. функцией тематического коллекционирования). За бортом останется почтовая суть — демонстрация самого почтового материала, условий и характера его обращения в полярных районах (т. е. функция хронологического коллекционирования). Филателист вправе отдавать предпочтение одной функции перед другой; это зависит от его вооруженности опытом и оснащенности материалом.

С чего начинается филателистическая привлекательность полярной почты? Больше всего ценится в ней культурно-историческая значимость. Любой видавший виды конверт, доставленный с советской научной станции, дрейфующей во льдах Северного Ледовитого океана в полутора милях от полюса, или открытка, прибывшая из затерянного в снегах Антарктиды крошечного поселения, уже сами по себе являются свидетельствами победы человека над суровой стихией (хотя могут и не нести в себе информацию в прямом смысле слова).

Ранняя история полярных исследований всегда будет ахиллесовой пятой полярной филателии. Конверты экспедиций второй половины 20-го столетия — это почти все, что имеется в активе у полярной почты. Лишь немногие из легендарных арктических экспедиций на рубеже веков оставили в память о себе почтовую документацию. Обладателей уникального филателистического материала, однако, ничтожно мало, а в полярной тематике специализируется значительное количество коллекционеров. Как же быть массе филателистов?

Конечно, многие с безотчетной надеждой ждут чуда... Но полярная классика не щедра на подарки. Тут-то и приходят на помощь юбилейные выпуски марок и юбилейные спецгашения — филателистическое эхо былых экспедиций. Рассказ об арктических и антарктических экспедициях начала века, оставивших потомкам лишь единичные экземпляры почтовых отправлений, или об экспедициях 20-х годов, почтовая документация которых ныне заманивает коллекционеров многих стран на многообещающие аукционы, продолжили современные марки. И как бы мы ни ценили «латынь» полярной классики, повествование о выдающихся экспедициях в Арктику или в Антарктику удается только на бойком и общедоступном языке марок наших дней.

Итак, если подходить к этой области филателии не с позиций элементарного собирательства, а с учетом опыта, который накоплен ею в течение десятилетий, то мы должны будем прийти к следующим выводам:

- полярная почта обладает многими чертами авиапочты и корабельной почты;

- полярная почта может разрабатываться двумя методами; она может стать предметом тематического коллекционирования, но вместе с тем ей могут быть посвящены и коллекции исследовательские, специализированные;

- полярная почта соединяет воедино как современный материал, так и классику;

- полярная почта может быть отправлена только:

а) через стационарные почтовые отделения (в Арктике — из населенных пунктов советского побережья Северного Ледовитого океана или сибирского Севера; из Гренландии, Шпицбергена, заполярной Скандинавии, Канады, Аляски; в Антарктике — с многолетних научных баз и из китобойных поселений на континенте или островах);

б) через службы связи очередных полярных экспедиций (почта экспедиционных кораблей, дрейфующих станций, временных баз);

- полярная почта знает три маршрута:

а) от полюса на Большую Землю, то есть из Арктики или Антарктики на континент (эта почта и поставляет основной материал полярной филателии, быстрее всего становясь добычей коллекционеров);

б) от полюса к полюсу, то есть из Арктики в Антарктику или наоборот: с Южного полюса на Северный (такой маршрут порождает редкий филателистический материал);

в) с циркуляцией в пределах географических границ Арктики или Антарктики (например, авиарейсы между дрейфующими станциями или санно-тракторные переходы между береговой и континентальной станциями).

Таковы особенности полярной почты. Только изучив их, постигаешь своеобразие полярной филателии.

Лицо полярной филателии определяется издательской активностью почтовых ведомств тех стран, которые географически примыкают к Арктике или располагают научными станциями в Антарктике. К первым относится, в основном, шесть государств (СССР, США, Норвегия, Швеция, Дания с Гренландией, Канада), ко вторым — двенадцать (СССР, США, Англия, Франция, Бельгия, Норвегия, Япония, Австралия, Новая Зеландия, Аргентина, Чили, ЮАР). В некоторых из этих стран заметное влияние на облик полярной филателии оказывают полярные научные центры. Они консультируют почтовые ведомства и сами занимаются выпуском экспедиционных конвертов и рекламных штемпелей.

В Советском Союзе центром полярных исследований или, как говорят, «Главным полярным штабом» является ордена Ленина Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт (ААНИИ) в Ленинграде, подчиненный Главному управлению Гидрометеослужбы при Совете Министров СССР (ГУ ГМС при СМ СССР). Не чужды институту и интересы филателистов. Вот что сообщил автору книги директор института доктор географических наук А. Ф. Трешников:

«Нам приходится отправлять целые мешки с филателистической почтой на дрейфующие станции в Арктике и на Антарктический континент. Разумеется, это доставляет сотрудникам института немало хлопот. Но чего не сделаешь для коллекционеров-любителей! Я отношусь с большим уважением ко всякого рода занятиям людей, которые способствуют познанию мира. По-моему, именно с этой точки зрения и представляет интерес филателия.

 

Ленинград, набережная реки Фонтанки, дом 34. ААНИИ — ордена Ленина Арктический и Антарктический научно-исследовательский институт

 

 

Наш институт проявлял инициативу, оказывая определенное влияние на выпуск специальных конвертов и марок в связи с теми или иными событиями или юбилеями в Арктике и Антарктике. Ко мне обращались с просьбой ходатайствовать перед Министерством связи о выпуске тех или иных марок или о производстве специальных штемпелей. Руководство института всегда шло навстречу таким пожеланиям.

Прежде чем почта советских и зарубежных коллекционеров попадает к месту назначения — на Северный полюс или в Антарктиду, — она обрабатывается в стенах нашего института. Разумеется, ААНИИ — не «перевалочный» почтовый пункт. Лишь, как говорится, между делом занимаются у нас приемом и пересылкой филателистической корреспонденции. Внутренняя почта сортируется в двух отделах: отделе Арктических экспедиций и оперативном отделе Советских антарктических экспедиций (САЭ). Зарубежная почта концентрируется в отделе научной зарубежной информации. Кстати, из-за рубежа пишут немало: около трех тысяч филателистов разных стран ежегодно обращаются в институт, желая переправить свои конверты на советские полярные станции».

Уже это интервью с директором ААНИИ проливает некоторый свет на особенности и своеобразие полярной филателии.

В сущности, полярная филателия это не что иное, как уходящее корнями в классику ответвление модной ныне геофизической темы. Это коллекционирование и изучение знаков почтовой оплаты, писем, штемпелей и другой почтовой документации, которая имеет отношение к исследованиям в полярных районах земли или имеет местом происхождения эти полярные районы. Полярно-филателистическая коллекция представляет собой объект, базирующийся на изучении и классификации почтовых документов, доставленных из полярных областей воздушным, морским, железнодорожным путем или на оленьих и собачьих упряжках. Этот объект может включать и почтовые документы, выпущенные в честь арктических и антарктических мероприятий.

Полярная филателия стала для каждого, кто отдает ей свою любовь, увлекательным рассказчиком, дающим пищу любознательности. В этом смысле можно говорить о родстве ее с космической филателией. И полярная филателия, и космическая максимально насыщены геофизической информацией. Правда, марки Арктики и Антарктики никогда не были баловнями судьбы, как это произошло с марками космическими (причем уже на самом старте «космофилателии»!).

Но вместе с тем собирание полярного коллекционного материала предъявляет к коллекционеру ряд исключительных требований. Филателист, строящий свое здание полярной филателии, оперирует своеобразным методом комплектования и изучения материала.

...Разные страны регулярно снаряжают полярные экспедиции в Арктику и Антарктику. А почтовый материал, представляющий собой единственную возможность документировать такую экспедицию, не заготавливается в централизованном порядке. Он почти не поступает в торговый оборот. Филателистические общества не ставят своих членов на снабжение подобным материалом по абонементам. Вот и остается каждому заинтересованному самому «ковать свое счастье», искать пути добывания экспедиционных конвертов со штемпелями.

Вот почему трудно найти другую область филателии, где добывание даже новейшего материала было бы связано с такими специфическими сложностями и требовало бы столько терпения. Это знакомо лишь аэрофилателистам. Пожалуй, нет других отраслей филателии, в которых пополнение коллекции в такой тесной зависимости от инициативы и оперативности коллекционера. Таким образом, самое активное отношение к предмету увлечения заложено в самой природе полярной филателии. К такому выводу приходят все исследователи — авторы литературных работ по полярной филателии. Один из них — западногерманский исследователь Ганс Эгон Феспер, известный своими книгами по почте Арктики и Антарктики, писал:

«Когда дело касается полярной почты, филателисту следует заниматься своей областью особенно интенсивно, потому что пополнение коллекции основано, главным образом, на его собственной инициативе. Лишь в редких случаях выпадает возможность приобрести полярный коллекционный материал в марочном магазине. Не в последнюю очередь суть приобретения такого материала в том и состоит, что некоторые конверты с экспедиционными штемпелями едва ли становятся известны более или менее широкому кругу коллекционеров. Так что здесь не представляется возможным ориентироваться на исчерпывающие списки и перечни» 5.

 

1.3. Функции и типы марок

 

Из дальних странствий возвратясь, полярные письма начинают свою вторую жизнь в руках коллекционера. Первоначально неизбежна «переэкзаменовка» в творческой лаборатории филателиста: в коллекцию должны попасть лишь экземпляры, которые по всем статьям соответствуют сложившимся представлениям о компонентах полярной корреспонденции.

Характерно, что такой, казалось бы важный компонент, как почтовая марка, привлекает любителя полярной филателии не в первую очередь. Дело в том, что во многих случаях на службе у полярной почты оказываются знаки почтовой оплаты, которые не имеют «полярной родословной» и справляются со своей функцией лишь благодаря соответствию принятым тарифам. Почтовые отправления с научных дрейфующих станций СССР из районов Северного Ледовитого океана могут даже не франкироваться марками в тех случаях, когда они посланы в экспедиционных служебных конвертах.

Здесь напрашивается некоторая аналогия с аэрофилателией. Для франкирования почтовых отправлений, пересылаемых авиапочтой, выпускаются специальные марки. Но можно для этой цели применять и обычные почтовые марки. Оплачивая прохождение письма из полярного района, марка не всегда может тематически соответствовать своей функции. И лишь из эстетических соображений коллекционер предпочитает на конвертах целевую, так сказать «направленную» франкатуру.

Итак, полярная почта может довольствоваться во многих случаях обычными коммеморативами или стандартами вместо марок с полярными сюжетами. Полярная почта существует и помимо специальных марок. Не став на эту точку зрения, филателия была бы вынуждена резко ограничить пределы и статус полярных почтовых отправлений. Право включения в разряд получила бы тогда только корреспонденция, оплаченная специальными полярными марками. Такие марки, предназначенные исключительно для полярных районов (или полярных стран), выпускают почтовые ведомства нескольких государств. Справедливости ради следует заметить, что и эти выпуски иногда лишены полярного колорита.

Какие же марки можно рассматривать как составную часть коллекции полярной почты? Вопрос этот не такой простой, как может показаться на первый взгляд: налицо необходимость в разбивке марок на три группы.

К первой группе относятся марки, полярный «статус» которых предопределен месторасположением выпустившей их страны в Арктике или в Антарктике. В этом случае любая марка вне зависимости от сюжета потенциально является материалом коллекции полярной почты. Все определяется происхождением, и в этом смысле марки первой группы вне конкуренции. Эта группа самая многочисленная и, вместе с тем, самая «древняя».

Именно с выпусков этой группы в 1908 г. началась настоящая история марок полярной почты, и именно в этих выпусках можно встретить первые номера марок целого ряда территорий. Почтовая самостоятельность, хоть и являющаяся чисто условной и не имеющая ничего общего с действительно независимой эмиссионной деятельностью суверенного государства, тем не менее привлекла внимание коллекционеров-классиков к выпускам этих территорий. Так, марки полярных стран стали в первую очередь объектом хронологической филателии, а лишь в последующем явились дополнительным резервом и для любителей полярной почты. К этой группе следует отнести следующие марки:

Гренландии; Фолклендских островов; Зависимых территорий Фолклендских островов — Земли Грейама, Южной Георгии, Южных Оркнейских островов, Южной Шетландии; Земли Росса, Земли Эдуарда VII; Земли Виктории; Южных и Антарктических территорий Франции; Антарктической территории Австралии; Антарктической территории Великобритании.

Ко второй группе относятся марки, которые имеют более или менее ярко выраженный полярный колорит, благодаря своим сюжетам или надписям. Чаще всего это мотивные марки, посвященные знаменитым исследователям Арктики и Антарктики, юбилеям полярных экспедиций или просто изображающие полярную флору и фауну.

Среди марок второй группы оказалась самая первая в мире почтовая миниатюра с полярным мотивом. Выпущена она в Ньюфаундленде в 1866 г. во второй стандартной серии тогдашнего доминиона Великобритании. На рисунке этой пятицентовой коричневой марки изображен обитатель холодных арктических морей — морж. В 1868 и 1880 гг. этот сюжет был снова воспроизведен, но уже в измененных цветах (черный и светло-синий), а в 1887 и 1894 гг. при обновлении тиража светло-синий выпуск появился в других оттенках. Новые полярные сюжеты появились на марках Ньюфаундленда в 1897 г., когда выпустили большую юбилейную серию «400 лет открытия Ньюфаундленда».

 

Один из выпусков Ньюфаундленда, положившего в 60-е годы прошлого столетия начало маркам с полярным мотивом

 

На одной из марок был изображен айсберг в океане, на ряде других — представители арктической фауны. Интересная авиапочтовая серия вышла в 1931 г. Среди трех марок, показывающих доставку почты, особого внимания заслуживает 15-центовая темно-коричневая: на рисунке — собачья упряжка и самолет.

Лишь в 1925 г. появились марки второй группы в Европе. Почтовое ведомство Норвегии выпустило вначале серию «Экспедиция Амундсена к Северному полюсу», а затем серию «Присоединение Шпицбергена». В 1931 г. последовала марка СССР «Дирижабль над Северным полюсом» (№ 407).

И хотя в 30-е годы полярные сюжеты все чаще утверждались на почтовой миниатюре, в довоенное время эта группа увеличилась незначительно: 1931 г. — снова СССР и Германия; 1932 г. — СССР; 1933 г. — СССР и США; 1934 г. — СССР; 1935 г. —СССР и Норвегия; 1938 г. — СССР и Франция; 1940 г. — СССР и Норвегия. Первые послевоенные выпуски этой группы последовали в 1947 г. сразу в четырех странах: в Норвегии, Бельгии, Аргентине и Чили. В последнее время эта группа пополняется несколько интенсивнее, но в этом отношении она уступает первенство первой группе. География ее отличается небольшими колебаниями, иногда к традиционным странам этой группы присоединяются такие, как Монако, Венгрия, Румыния, Монголия.

К третьей группе относятся марки, которые независимо от сюжета пользуются особыми правами: ими можно франкировать письма, отправляемые из полярных районов, расположенных за пределами национальных границ. Однако принадлежность этих марок к разряду полярных возможна лишь при одном условии: они должны быть погашены штемпелем почтовой конторы в полярной зоне. Таким образом, речь идет фактически о совокупности марки с конвертом. Почтовые марки, имеющие возможность обращения в географических границах Арктики и Антарктики, принадлежат двум группам стран: тем, которые располагают почтовыми конторами и имеют свои территории в Арктике — Советскому Союзу, Дании, Норвегии, Финляндии, Швеции, США и Канаде, — и тем, которые располагают полярными станциями в Антарктиде — Советскому Союзу, США, Норвегии, Бельгии, Японии, Новой Зеландии, ЮАР, Аргентине и Чили. В этом списке не названы Англия, Франция и Австралия, тоже имеющие свои станции в Антарктиде, но использующие здесь для почтовых нужд специальные марки (см. первую группу).

 

1.4. Функции и типы штемпелей

 

Еще до того как зародилась полярная филателия, первый в мире полярный штемпель (1901 г.) опередил на целых семь лет первую в мире полярную марку (1908 г.). С тех пор соотношение сил так и не изменилось, ничто не поколебало приоритета штемпеля в полярной филателии.

Каким бы богатым марочным материалом ни оперировал коллекционер, он рано или поздно приходит к выводу, что в коллекции полярной почты марки лишь дополняют и разнообразят показания штемпелей. Филателистический компонент, который часто служит вообще единственным доказательством географической «прописки» почтового отправления, — это штемпель. Он доминирует в полярном оформлении конверта или открытки, отправленных с полюса, по двум причинам: почтовая марка сама по себе, как уже говорилось, может и не иметь полярных опознавательных знаков и всю тематическую нагрузку несет на себе штемпель; документировать полярную экспедицию может лучше всего штемпель почты в совокупности с сопроводительным штампом или пометкой экспедиции.

Таким образом, подлинными объектами полярной филателии являются в первую очередь письма воздушной или корабельной почты со штемпелями Арктики и Антарктики. Именно штемпеля выполняют в наши дни известные функции классических марок полярной почты.

Нельзя не согласиться с образной оценкой роли всевозможных штемпелей, принадлежащей немецкому филателистическому исследователю Герду Шарфенбергу: «Они являются в нынешнее богатое марками время трофеями истинной филателистической деятельности» 6.

Поток конвертов со штемпелями полярных районов идет беспрерывно. Но какой бы яркой звездой ни блистал штемпель на небосклоне полярной филателии, век его часто бывает недолог. По своей природе это во многих случаях всего лишь штемпель временного почтового отделения, функционировавшего сезонно, или сопроводительный штемпель экспедиции, управляющейся со своей задачей за 12—18 месяцев.

Недолговечность полярного штемпеля, однако, не смягчила строгих критериев в оценке его подлинности. Действительно, подлинным признается тот, который до конца выполнил свое назначение. Полярный штемпель на конверте или почтовой карточке, не имеющих обозначения адресата и, соответственно, лишенных колоритных знаков доставки, то есть не прошедших через почту, свидетельствует о том, что это — «творчество»... Такой экземпляр, безусловно, не побывал в почтовом мешке, и всякий серьезный коллекционер предпочтет от него отказаться.

Имеется несколько групп полярных штемпелей, отличие которых друг от друга определяется их происхождением, их предназначением и способом их применения. Классификация этих штемпелей иногда осложняется неясностью их «статуса» и недостатком информации об их использовании. Для советского коллекционера, хорошо знакомого с особенностями отечественных полярных штемпелей, на первый взгляд покажется мало понятным многообразие групп соответствующих штемпелей некоторых других стран. Многоступенчатая структура этих штемпелей, однако, дает возможность провести приблизительную параллель с нашими штемпелями. Учитывая опыт, накопленный мировой полярной филателией, следует все-таки исходить из множественности групп штемпелей, хотя не все группы предлагаемой системы адекватны сложившимся в нашей практике.

Первая группа. Почтовые штемпеля станций и экспедиций. Сюда относятся штемпеля, официально изготовленные по указанию почтового ведомства и переданные в пользование руководителя полярной станции или экспедиции для обработки почты. Такие штемпеля и являются основным материалом в собрании полярной почты. К этой группе следует отнести и календарные штемпеля, применяющиеся в пунктах полярных районов (СССР, Канады и т. д.).

Вторая группа. Почтовые специальные штемпеля станций. Эта группа штемпелей показывает, что и в область полярной филателии переносятся традиции общефилателистического обихода. Некоторые почтовые ведомства (СССР, Новая Зеландия) изготавливают специальные штемпеля для того, чтобы отметить ими юбилеи в истории полярных исследований, причем отметить непосредственно на «месте действия».

Третья группа. Почтовые сопроводительные штемпеля станций. Так же, как и штемпеля второй группы, они изготовлены Почтовыми ведомствами и предназначены для единовременного применения. Использование их носит, однако, не юбилейный характер, а служит вспомогательным целям (например, на антарктических станциях Австралии информирует о первом дне действия новой полярной марки).

Четвертая группа. Непочтовые сопроводительные штемпеля станций и экспедиций. Сюда относятся официально изготовленные экспедициями (но не почтой) сопроводительные штемпеля. Они играют важную роль, выполняя функцию «визитной карточки» полярной экспедиции. Примером непочтового сопроводительного штемпеля может служить прямоугольный служебный штамп станции «Северный полюс». Еще большее значение имеют такие станционные и экспедиционные штемпеля за рубежом: очень часто только они и удостоверяют полярное происхождение почты, потому что ни экспедиция, ни станция не располагают собственным почтовым штемпелем (например, на дрейфующих станциях США или в период деятельности Антарктических экспедиций Японии).

Пятая группа. Приватные сопроводительные штемпеля, применяемые в экспедициях. Происхождение этой группы штемпелей связано со стремлением участников экспедиций «украсить» свою почту. Учитывая неофициальный характер таких штемпелей, коллекционеру не следует предъявлять к ним особых требований или высоко ценить их. Интересно, однако, что в период классических полярных экспедиций приватные штемпеля иногда служили вообще единственными филателистическими свидетельствами таких предприятий.

Шестая группа. Почтовые специальные штемпеля, не применяемые экспедициями. В этой группе штемпелей главная особенность состоит в том, что независимо от сюжета они не могут быть причислены к штемпелям полярных районов. Такие штемпеля изготовляются почтовыми ведомствами, особенно в Советском Союзе. Значение их в коллекции определяется тем, что они нередко заполняют пробелы в показе полярных экспедиций прошлого (в тех случаях, когда почтовый материал экспедиции неизвестен или становится большой редкостью). По своему содержанию это чаще всего юбилейные спецштемпеля или штемпеля первого дня марки.

Седьмая группа. Приватные и клубные сопроводительные штемпеля, не применяемые экспедициями. Так же, как и штемпеля пятой группы, это штемпеля неофициального происхождения. И если применение неофициальных штемпелей в период экспедиций еще дает им шанс на «право гражданства» в коллекции, клубные штемпеля, не имевшие никакого отношения к экспедициям, чаще всего лишь засоряют коллекции.

Итак, система семи групп... Вероятно, можно было бы предложить еще одну-две группы или даже больше, как это сделал, например, немецкий исследователь М. фон Мейеран 7. Однако дальнейшее расширение системы вряд ли целесообразно. Оно не выявит новых основных групп штемпелей, а послужит лишь детализации. Поэтому кажется более целесообразным на этом этапе не касаться известных штемпелей-дубликатов («эрзац-штемпелей»), фантастических штемпелей, фальсифицированных штемпелей и т. д.

Разновидности штемпелей играют важную роль в полярной филателии. Следует ли подходить к ним с той же меркой, с какой подходят к разновидностям в тематическом коллекционировании? Ответ на этот вопрос, приобретший в последние годы значение в практической филателии, по всей вероятности, вправе дать сама полярная филателия. Все зависит от того, что хочет сказать своей коллекцией владелец, как подается им почтовый материал — посредством тематического раскрытия или с помощью хронологической разработки и углубленного исследования. В общем плане подход к разновидностям в филателии лучше всего сформулирован, пожалуй, в одной из публикаций журнала «Филателия СССР»:

«В тематическом коллекционировании разновидности вредны, в хронологическом — естественны, в специальном — необходимы» 8

Ясно, что, желая продемонстрировать с помощью штемпелей некоторые страницы в истории освоения, скажем, Северного Ледовитого океана, коллекционер не найдет дополнительных аргументов в демонстрации разновидностей. Зато в исследовании, которое рассматривает условия обращения полярного почтового материала, то есть предметом которого служит сама полярная почта, разновидности являются важным подспорьем. Они не только не уводят от главного, а наоборот, помогают разобраться в главном.

 

1 В. Граллерт. Путешествие без виз. Книга о почте и филателии. М., «Связь», 1965, с. 141.

2 Ричард Бэрд Снова в Антарктике. Л., Изд-во Главсевморпути,

1937, с. 310.

3 А. Ф. Трешников. История открытия и исследования Антарктиды. М., «Географгиз», 1963, с. 193.

4 В «Филателистическом словаре» (М., «Связь», 1968) допущена явная неточность в трактовке термина «Полярная почта». Составитель ошибочно идентифицирует ее лишь с авиационными линиями. Неверно трактуется и понятие «Арктическая почта» в журнале «Филателия СССР», № 9, 1973. В словарике для юных филателистов рекомендуется считать арктической почтой «почтовую связь, осуществляемую между континентом и дрейфующими полярными станциями». Налицо явное сужение понятия. В «Филателистической энциклопедии» В. Граллерта и В. Грушке (Берлин, 1971) о полярной почте говорится как о «собирательном обозначении особой доставки почты антарктических и северополярных экспедиций, включая исследовательские дрейфующие станции», а также как о «доставленных по почте отправлениях, помеченных соответствующими почтовыми и дополнительными штемпелями».

5 Vesper, Hans Ego п. Die Postgeschichte der Arktis. Bd. I. Dusseldorf, 1971, s. 4.

6 Scharfenberg, Gerd. Medizin tmd Philatelic. Berlin, Verlag Volk und Gesundheit, 1968. s. 153.

7 Серия статей «Полярная почта и полярные штемпеля» в журнале «Заммлер-экспресс» (ГДР), 1968, №№ 10—13.

8 «Филателия СССР», 1969, № 12, с. 9.

В начало раздела "Книги">>>