Логотип

НАЧАЛО БРИТАНСКОЙ ЗОЛОТОЙ ЧЕКАНКИ

Думается, что чеканка золотых монет - единственный способ автоматического выражения богатства и ценности в сверкающих кусочках металла, которые кропотливым трудом умелых рук мастеров превращены в миниатюрные произведения искусства. При этом каждый вспоминает о Пиструччи и Сен-Годене, о великолепных соверенах и красивых "иглах" ("игл" - орел - золотая монета США - Прим.перев.), однако не все думают о крошечных кружочках металла размером не крупнее одноцентовой монетки, а по фактической покупательной способности - менее 10-пенсов.

Однако, мы обращаемся к сложному денежному набору, который бренчал в кармане англичанина более столетия и собираемся вас познакомить с чеканкой золотых монет, чье появление, номинал и ценность, кажется, противоречат традициям, которые мы связываем с "королем драгоценных металлов". Некоторые из этих монет занимают место среди редчайших английских монет, способных похвастаться нумизматической стоимостью, которая столь же высока, как низка была их стоимость в свое время.

История английского золота во многом повторяет историю серебра и меди: чеканилось теми же самыми монархами, имели почти тот же дизайн и так далее. Нумизматы, однако, давно обнаружили, что зависимости, изученные для более низких номиналов, не должны касаться золота. Мир золотой чеканки - "вещь в себе" - и взаимосвязи между его "жителями" полностью отличны от всех других.

Это может быть очень запутано, хотя в этом виновата, отчасти, привычка английских каталогов к рециркуляции названий и прозвищ монет. Имеется, например, ясное соотношение между шиллингом и его двукратным серебряным номиналом - флорином. Но имелся также и золотой флорин, оцененный в шесть шиллингов, а также его фракции - монеты с такими названиями как леопард и хелм. Хелм оценивался в один шиллинг и 6 пенсов; другими словами, четверть золотого флорина стоила на 6 пенсов меньше чем полный серебряный флорин. Другие монеты меняли свои названия после того как менялись их номиналы. Первоначально ангел (или энджел) стоил шесть шиллингов и 8 пенсов, но когда Генрих VIII выпустил нобль, тот также был оценен по этому курсу и ангел подорожал до 7 шиллингов и 6 пенсов. При этом имеются девять различных монет, с девятью различ-ными названиями, каждая с номиналом в десять шиллингов.

Чтобы проследить историю английской золотой чеканки, мы должны возвратиться к середине XIII столетия, времени, когда по серебряной чеканке Англия была бесспорным лидером на рынках средневековой Европы. При этом, однако, итальянские города продолжали идти вперед в своих изобретениях.

Аппенинский полуостров уже представил свои первые серебряные выпуски Венеции и Mилана в начале XIII столетия. В 1252 году Флоренция начала чеканку золотого "fiorino d'oro" или флорина (более ранний выпуск Сицилии - августаль - потерпел неудачу из-за относительно низкого качества золота, использованного при его изготовлении). Генуэзская монета - "genovino d'oro" появилась в то же самое время.

Золото к этому моменту в течение столетий после краха Рима практически вышло из обращения повсюду в Западной Европе. Только на востоке и на мусульманском побережье Северной Африки продолжалась его чеканка и любая потребность в золоте для других мест удовлетворялась за счет импорта монет с востока.

Однако, примерно через три десятилетия после появления флорина Венеция выпустила "ducat d'oro", который приравнивался к тому по своим стандартам. Эти две монеты должны были возродить чеканку на востоке Европы (область дуката) и на западе. К дукатам часто относят турецкий "алтын" и персидский "ашрафи", а флорину мы обязаны более чем 150 золотым имитациям, производство которых было начато повсюду в Европе около 1320 года. Действительно, эти западные монеты были столь многочисленны и чеканились по таким разным стандартам и нормам, что флорин приобрел дурную славу уже спустя столетие после своего рождения!

Основная область обращения флорина была, главным образом, ограничена странами, лежащими к югу и к востоку от Альп. В Англии (провинция Аквитания на юго-западе Франции с 1154 года принадлежала Англии) и Франции, где параллельно правили короли: Генрих III (1216-1272) и Людовик IX Святой (1226-1270), также охотно экспериментировали с чеканкой золотой монеты, которая, однако, имела значительно меньшее значение, чем в других северных странах, продолжающих лидировать относительно этих двух великих держав. Даже Фландрия, в то время одно из самых богатых государств Европы приспосабливала свои ранние золотые монеты стандартам соседей. Единственным известным исключением из этого правила, кажется, была Дания. Страна в течение нескольких столетий имела одну из самых беднейших в Европе монетных систем (с точки зрения нумизматики), используя монеты иностранной чеканки, приспособленные к местным стандартам по стилю и размеру, чаще чем свои собственные. Из финансового отчета того времени (по уплате долга архиепископу Йенсу), относящегося к 1300 году, следует, что он был выплачен флорентийским золотом, а частично - венецианскими дукатами.

Столетием позже, король Эрик составил таблицу золотых монет, которые могли являться законным платежным средством на рыбных рынках Фалстербю и Сканор. В этот список входили голландские, рейнские, французские, венгерские и английские золотые монеты, а клад, обнаруженный в Слаглезе и датированный приблизительно тем же самым временем, включал также выпуски городов Любека и Валоиса. Влияние всех вышеназванных монет и, наиболее отчетливо - золотого "реаала" Нидерландов, может быть обнаружено в собственной золотой чеканке Дании, которая была начата в 1496 году во времена правления короля Ханса (1481-1513).

Начало чеканки золотой монеты в Европе активизировало и третьего главного игрока той эпохи - Центральную Европу. Несмотря на обширные известные (и издавна эксплуатируемые) залежи минеральных богатств, в том числе и благородных металлов, ее собственная чеканка зависела от культурного смешения, происходящего от влияния непосредственных соседей - Германии на севере, итальянских государств на юге и Византийской Империи на востоке. В этом регионе до середины XIII столетия превалировали брактеаты, "завоевавшие" всю Европу, арабские серебряные дирхемы, а также византийские фоллисы и золотые солиды. Широко известны местные подражания всем этим монетам.

Этот процесс продолжился с появлением серебряных многократных монет и золота подобного флорентийским дукатам (флоринам), в начале правления венгерского короля Роберта (1307-1342). Чеканка велась обособленно, однако, опиралась на золотые рудники, расположенные в пределах досягаемости Венгерского и соседнего Богемского королевства. Эти выпуски оставались в Центральной Европе доминирующей золотой монетой местной чеканки по крайней мере до возвышения Австрии в XV столетии и воцарения Габсбургов (1453), покоривших весь этот регион.

Первой золотой монетой короля Генриха III был вышеупомянутый выпуск 1257 года, появившийся всего пятью годами после флорентийского золотого - флорина. Полностью понимая значения расцветающего конкурентоспо-собного рынка, английские власти выпустили золотой пенни практически из чистого золота, очень красивый по оформлению. На лицевой стороне монеты изображен портрет монарха на троне, а на оборотной - длинный крест с тремя шариками в каждом углу. Минцмейстер Уильям Лондонский, названный в легенде на реверсе "WILLEM ON LVNDE" в легенде лицевой стороны просто называет короля, "королем Генрихом III", а портрет на аверсе явно скопирован с византийской золотой монеты "безанта", на который был изображен Христос также на троне.

Несмотря на весьма симпатичную и привлекательную внешность монеты она, однако, немедленно стала очень непопулярной. При выпуске она была приравнена к 20 серебряным пенсам или одному шиллингу и 8 пенсам. Это установило соотношение золота к серебру как 10 к 1, то есть несколько меньше их рыночного соотношения. После семи лет увеличивающегося давления со стороны населения, власти в 1265 году наконец предпочли сделать переоценку и новое соотношение выглядело более реалистично - в 24 пенса (или два шиллинга). Несмотря на все предпринятые властями меры золотой пенни оставался крайне непопулярным и, в конце концов, был изъят. 

Изъятие золотого пенни из обращения было произведено так незаметно, если не сказать тайно, что нумизматы оказались так и не способны определить год, когда эта золотая монета исчезла, даже хотя бы примерно. Скорее всего золотой пенни попросту был забыт. Это не было самым благоприятным началом для золотого обращения Британии, но, однако, никак не повлияло на решимость властей ввести отечественную золотую монету.