Логотип

Из жизни бывших денег: От империи до нэпа

Кредитные билеты, ассигнации, казначейские, расчетные и денежные знаки — так называли когда-то принятые в обращение бумажные деньги. Ныне, отжив свой век и сохранившись лишь в альбомах коллекционеров, они носят общее наименование «боны» — бывшие деньги. В 1897 году завершилась реформа, инициатором которой был министр финансов Сергей Витте.

Впервые в истории Россия получила твердые, полностью обеспеченные золотом банкноты. Каждая купюра имела надпись: «Государственные кредитные билеты имеют хождение во всей империи наравне с золотою монетою». При этом желающим обменять любые кредитные билеты на золото необязательно было обращаться в банк. Сделать это можно было в любом магазине или лавке. Ведь одновременно с бумажными деньгами в ходу были золотые монеты достоинством 5 и 10 рублей. Однако простые граждане предпочитали иметь дело с вполне надежными и удобными в пользовании кредитными билетами. Потому что, к примеру, золотая пятирублевая монета имела небольшой размер (как современные 10 копеек) и потерять такую было несложно.

Государственный кредитный билет достоинством один рубль. Россия, 1898

В начале 1914 года золотой запас России составлял 1 500 миллионов рублей. Он обеспечивал всю имевшуюся тогда в стране денежную массу. Кредитные билеты в то время имели номинал 1, 3, 5, 10, 25, 50, 100, 500 рублей.

Самые крупные купюры украшались портретами русских государей от Петра I (500 рублей) до Александра III (25 рублей), и в народе их называли «романовскими» или — по имени последнего царя — «николаевскими».

Все изменилось после начала Первой мировой войны. Растущие гигантскими темпами бюджетные затраты привели к тому, что Государственный банк прекратил свободный обмен купюр на золото. Остановилась чеканка любой металлической монеты. Из обращения исчезли золотые, серебряные, а к исходу 1915 года и медные монеты. Как в таких условиях было вести обычную повседневную торговлю? Правительство решило выпустить заменители монет — «деньги-марки». Их стали печатать с клише, приготовленных для серии почтовых марок, которые выпустили в 1913 году к 300-летию Дома Романовых. Правда, на этот раз не на бумаге, а на тонком картоне. На их оборотной стороне делали надпечатку: «Имеет хождение наравне с разменной медной монетой» или «…серебряной монетой» — в зависимости от номинала. Скажем, марка с изображением Александра I соответствовала номиналу 1 копейка, Александра III — 3 копейки, Петра I — 4 копейки, это все была «медь», а вот Николай II обозначал «серебро» — 10 копеек.

Однако инфляция поглотила и эти странные деньги, и вскоре в обращение пришлось пустить бумажные «казначейские знаки» с номиналом от 1 до 50 копеек. По сути это были обыкновенные бумажки с принудительным, как говорят экономисты, курсом. Увы, в то время лишь 10% эмиссии имели золотое обеспечение. Покупательская способность рубля падала, к февралю 1917 года она составляла лишь 27 прежних копеек.

Временное правительство, придя к власти, продолжило политику выпуска ничем не обеспеченных банкнот. Причем так спешило при этом, что, не дожидаясь подготовки образцов денег с новой, демократической символикой, возобновило печать всех видов купюр и денег-марок, которые имелись в обращении в императорской России.

Маховик инфляции работал безостановочно. Поэтому, когда возглавляемое князем Георгием Львовым Временное правительство выпустило в июне 1917-го новые купюры, самые крупные из них имели номинал 1000 рублей. Прежде в России такого никогда не видели! На них был изображен Таврический дворец, где в то время размещалась Государственная дума. И в народе их прозвали «думками».

Были еще купюры в 250 рублей. Уже без изображения Думы. Но и те и другие имели новую символику — двуглавого орла, лишенного атрибутов царской власти, и… свастику. Еще со времен античной Греции и древнего Востока свастика считалась знаком изобилия и богатства и до того, как ею воспользовались фашисты, не имела идеологического значения. Однако в условиях войны и развала экономики такой символ выглядел едва ли не трагикомично.

Смены министров в составе Временного правительства никак не снижали темпов эмиссии, лишь придавали ее результатам некоторое «своеобразие». При премьер-министре Александре Керенском впервые появились банкноты, которые выпускали на неразрезанных листах по 40 штук в каждом. Их печатали с клише марок консульской пошлины — без даты, без номера, без прежних средств защиты. Только вместо слов «консульская пошлина» на них стояло «казначейский знак» и изображение «общипанного» — так прозвали тогда двуглавого орла с опущенными крыльями. Это были печально знаменитые «керенки» — по себестоимости производства максимально удешевленный вариант денег. Даже в XVIII столетии не знали такого убогого оформления государственной валюты, и потому их еще называли «от кваса ярлыки».

Вызывали раздражение и совершенно непривычные для нашей страны номиналы — 20 и 40 рублей. Ни до, ни после подобного уже не было. При тогдашнем росте цен «керенкам» досталась участь суррогата разменной монеты. В этом качестве они служили несколько лет в разных частях бывшей империи при самых разных правителях. Иные из них не брезговали подделкой этих предельно простых в изготовлении денежных знаков. Их печатали нелегально на государственном оборудовании и на небольших прессах доморощенные фальшивомонетчики. Например, в 1919 году в Северо-Западной армии выпуск собственных «керенок» наладил генерал Станислав Булак-Балахович. В конце концов поддельных «керенок» было произведено на свет столько, сколько, пожалуй, не производили никаких других подделок…

Октябрь 1917-го Россия встретила с рублем, покупательская способность которого равнялась 6–7 довоенным копейкам. Среди первых декретов Советского правительства были постановления о национализации всех банков и банкирских контор, а также о признании к обращению всех типов банкнот, выпущенных предыдущими правительствами. На смену прежним банкам в январе 1918 года был создан Народный банк РСФСР, в это время темпы эмиссии несколько снизились, но ненадолго.

Денежных знаков не хватало, и весной 1918 года Совет народных комиссаров ввел в обращение новые заменители денег — облигации и купоны царских займов, Займа свободы (выпущенного Временным правительством), а также облигации краткосрочных обязательств Государственного казначейства и государственных процентных бумаг. Это были первые деньги, которые смогла придумать Советская власть. Естественно, обыватели к таким «банкнотам» относились с недоверием, рассчитываться ими не желали и, случалось, попадали за это в Ревтрибунал.

18 мая 1918 года, выступая перед представителями финансовых отделов, В.И. Ленин изложил проект денежной реформы — новой власти предстояло выпустить купюры новых образцов, которые должны были технически быть лучше царских и в обращении заменить все имевшиеся прежде. Хотели как лучше, а получилось… Первые отпечатанные Советской властью купюры они назывались «Государственные кредитные билеты» были пущены в обращение в 1918 году в спешке.

Печатали их со старых клише, приготовленных еще Временным правительством. И как при Временном правительстве, их «украшал» двуглавый орел, лишенный короны, державы и скипетра. Отличались они только датой и подписью управляющего банком Г. Пятакова. Поэтому в просторечии их называли «пятаковки».

Официальный герб РСФСР утвердили лишь в июле 1918 года. Одновременно с ним пытались создать и собственную валюту с советской символикой. В конкурсе на ее разработку участвовали несколько художников, а также скульптор Сергей Коненков и архитектор Алексей Щусев.

Государственный кредитный билет достоинством двадцать пять рублей. Россия, 1909

Однако первый блин вышел комом — ни один из представленных эскизов не отвечал эстетическим требованиям новой власти. К примеру, С. Коненков предложил для советских рублей изображение вакханки, венчающей венком Вакха.

Первые деньги с советской символикой, именуемые «расчетные знаки», появились в мае 1919 года. Их достоинство оценили в 1, 2 и 3 рубля. Правда, рубль к тому времени настолько обесценился, что новым купюрам пришлось выполнять функции прежних копеек. Вскоре были отпечатаны расчетные знаки РСФСР номиналом уже 1000 рублей. Ввиду приближения мировой революции их украсили лозунгом «Пролетарии всех стран — соединяйтесь!», воспроизведенным по-русски и еще на шести языках народов мира.

В то время и даже ранее — с конца 1918 года — Советская власть сознательно приступила к политике выпуска ничем не обеспеченных денег. Делалось это из самых лучших побуждений — ведь чем больше будет купюр, тем меньше они будут стоить. А отмирание денег — прямой путь к коммунизму.

В преддверии светлого будущего военный коммунизм принялся уничтожать такие пережитки прошлого, как товарно-денежные отношения. Была введена карточная система снабжения, отменена плата за жилье и коммунальные услуги, а также за почту, телеграф и прочее. Декрет Совета народных комиссаров от 2 мая 1919 года предлагал предприятиям рассчитываться между собой… бухгалтерскими записями. Заработную плату на заводах и в конторах еще не отменили, но часто ее выдавали товарами, а главную роль в то время играла не величина зарплаты, а прилагавшийся к ней паек. Многие новоявленные экономисты всерьез утверждали, что деньги как экономическая категория уже отмирают. И официальная газета ЦК РКП(б) «Правда» в октябре 1920 года заявила, что внуки нынешних граждан будут знать о деньгах только по картинкам в учебниках истории. На смену деньгам пытались ввести именные трудовые билеты, расчетные или бюджетные книжки, билеты и чеки на право получения продуктов и другие подобные изобретения большевиков.

Однако усиленная эмиссия только увеличивала рост цен на рынке, а это требовало все новой и новой бумажной массы. Увеличивались и номиналы советских купюр. Самые крупные из них достигали теперь 10 000 рублей. Они появились в марте 1920 года согласно декрету о «денежных знаках образца 1919 года», соответствующих «новым советским формам государственного строя». Вскоре новый термин «расчетный знак» стали использовать и по отношению ко всем прежде отпечатанным видам купюр, а в народе банкноты «образца 1919 года» окрестили «совзнаками». Как и предыдущие, они на разных языках призывали пролетариев к объединению.

Тем не менее десятитысячный номинал недолго являлся предельным для советских денег. В следующем, 1921 году появились денежные обязательства РСФСР достоинством в 1 000 000 рублей. Случалось, что при расчетах с работниками подобную купюру выдавали одну на несколько человек и, чтобы ее разменять, им приходилось обращаться к спекулянтам.

Впрочем, все тогдашние рекорды побило правительство Закавказской Федеративной республики, когда в 1924 году в оборот была выпущена купюра достоинством 10 000 000 000 рублей. Потом ее обменивали на 20 копеек — новыми, общесоюзными деньгами.

Во время Гражданской войны во многих концах страны — и там, где большевистской власти не было, и где Советы были оторваны от Москвы, — работали печатные станки, изготавливавшие местную валюту. Для многих городов и губерний это было время быстрой смены одной власти другой. Каждой из них необходимы были свои денежные знаки.

Понуждали к этому и потребность в демонстрации своего статуса, и экономическая необходимость. Оказалось, что даже при военном коммунизме нельзя жить вовсе без денег. Поэтому в Якутии, когда не хватило настоящих купюр, пустили в обращение винные этикетки. Так, на наклейках для мадеры по распоряжению местного наркома финансов было обозначено «1 рубль», на портвейне — «10 рублей», ну а херес оценили в «25 рублей».

Свои собственные денежные знаки ввели, к примеру, севастопольский театр «Лотос», магазин Симады в Николаевске-на-Амуре, Окуловская писчебумажная фабрика… Стремление создать в условиях разрухи свой маленький «рынок» приводило к тому, что под носом у советской власти заводили свою валюту, скажем, Мытищевское общество потребителей или Петроградская шорно-чемоданная фабрика. Последняя отличилась тем, что вместо ненадежных «бумажек» решила обзавестись чеканной монетой. И поскольку эта шорно-чемоданная фабрика обеспечивала свои монеты золотом, они частенько проникали на «рынки» соседних с ней предприятий.

Среди весьма редких в то время действительно конвертируемых денег были банковские билеты Северной России. Они менялись Английским банком по курсу 1 фунт стерлингов за 40 рублей. Оказывается, в Великобритании еще с Первой мировой войны находилась часть нашего золотого запаса — 26 миллионов рублей. За их счет правительство Северной России провело свою эмиссию. Кстати, в разных районах страны тогда наравне с рублями расплачивались и иностранной валютой.

В западных областях, к примеру, немецкие марки и австрийские кроны были официально приняты к обращению. Затем там пошли в ход марки Польши. В Карелии пользовались популярностью финские марки. А на территории, занятой Нестором Махно, разрешили к обращению все банкноты, имевшие тогда хождение где-либо в России. Свои купюры имели правительства генералов А. Деникина, П. Врангеля и А. Шкуро, адмирала А. Колчака, атаманов С. Петлюры и Г. Семенова…

Так, на востоке страны в 1918 году появились банкноты, заказанные в США еще Временным правительством. Ими по очереди пользовались Земская власть Забайкалья, правительство А. Колчака и Временное правительство Дальневосточной республики. Причем каждое из них делало на банкнотах свои надпечатки. Северо-Западное правительство, в которое входил генерал Н. Юденич, печатало свои деньги в Швеции на заем, полученный в 1919 году от Германии. Эта эмиссия составляла огромную сумму — более миллиарда рублей. Денежные знаки с подписью главнокомандующего прозвали «крылатки» — из-за фигуры двуглавого орла, раскинувшего крылья едва ли не по всей купюре. После поражения армии Н. Юденича ее остатки отступили в Эстонию. Там «крылатки» одно время скупали иностранцы, рассчитывавшие на скорое падение власти большевиков. Однако вскоре они настолько обесценились, что их стали использовать на обертку для конфет или топили ими печи электростанции — целыми мешками.

В 1922 году построение светлого будущего в Советской России было несколько отложено в связи с введением Новой экономической политики. Начала развиваться свободная торговля, которая требовала более или менее стабильных денег. И именно тогда на свет появились новые купюры, 1 рубль которых приравнивался к 10 тысячам всех ранее отпечатанных. Впервые при Советах они были выпущены не в дополнение, а взамен старых. Введением их в обращение отмечен первый этап денежной реформы. А следующим стал выпуск золотых червонцев. В действительности это были купюры по 1, 3 и 5 рублей. «Золотыми» их называли потому, что каждая из них обеспечивалась драгоценным металлом. Это первые в советской истории в полной мере конвертируемые деньги. Выпускались они не правительством, как было прежде, а Государственным банком РСФСР. Причем только в том количестве, которое можно было обеспечить золотом и другими ценными активами. В октябре 1922 года, когда только появились «золотые червонцы», за каждый из них платили 167 рублей совзнаками, а уже к 1924 году за червонец давали 500 тысяч.

Государственный кредитный билет достоинством двести пятьдесят рублей. Россия, 1917

В 1923 году сложилась такая ситуация, что покупателям в магазинах часто приходилось уточнять, в каких деньгах ценник: то ли в рублях 1922-го, то ли 1923-го, то ли в червонцах. Происходило это в результате нового этапа реформы, когда вместо обесценившихся совзнаков 1922 года выпустили новые, опять же совзнаки, но иного номинала. Один рубль 1923-го приравнивался к 100 рублям 1922-го либо к одному старому миллиону.

Но даже деньги 1923 года быстро падали в цене, и в тот же год возникла необходимость в изготовлении купюр достоинством 10, 15 и 25 тысяч рублей. Они имели герб Советского Союза и номинал, указанный на языках союзных республик. Это были первые деньги СССР. Все печатавшиеся прежде выпускались от имени РСФСР.

Последний этап реформы завершился в 1924 году выпуском денег, предназначенных для замены в обращении совзнаков и размена червонцев. Это были 1, 3, 5 рублей, обеспеченные золотом. В дополнение к ним в Советском Союзе впервые отчеканили серебряные и медные монеты. Появились и червонцы из золота, но предназначались они исключительно для внешнеторговых операций. Таким образом, в 1924 году советская денежная система приобрела законченный вид. Твердо держался червонец. На московских биржах в середине 1924 года за американский доллар давали 1 рубль 92 копейки.

Это был звездный час советских экономистов, многие из которых прошли еще царскую школу. Спустя пять лет, с падением нэпа, снова заработали печатные станки, выпускавшие денег столько, сколько это было нужно правительству, не стремившемуся к их обеспечению золотом или товарами. 

В начало раздела "Монеты">>>