Логотип

Финский залив - кладбище погибших кораблей

В водах Финского залива лежат сокровища на 50 миллиардов рублей

1867 год. Американцы купили у нас Аляску за 11 миллионов рублей. Большую часть суммы в золотых слитках на корабле «Оркней» отправили в Петербург. Но уже в Балтийском море по невыясненным причинам он затонул.

1918 год. В Петроград пришло эстонское судно «Сааремаа» с грузом продовольствия. Спекулянты обменивали у голодающих питерцев продукты на драгоценности. Когда чекисты решили корабль конфисковать, предупрежденные эстонцы ночью ушли в море. В районе Кронштадта «Сааремаа» столкнулась с ледокольным кораблем и затонула.

В 1635 году здесь исчез корабль с дарами русскому царю от герцога Шлейзвиг-Голштинии, в 1717-м пропало русское судно, везущее жалованье армии в Финляндии.

Фрегат «Олег» (Россия). Затонул в 1869 году за 12 минут. На борту пушки 7 типов, корабельная казна, коллекция столового фарфора. По мнению водолазов, корабль находится в идеальном состоянии и после подъема мог бы быть переоборудован в музей.

До этих судов искатели подводных кладов пока не добрались. Но есть другие истории.

В ноябре 1916 года в Финском заливе немецкая подлодка торпедировала корабль «Йенгчепинг», который вез 40 тысяч бутылок французского коньяка (урожая 1907 года), шампанского и красного вина, закупленного российской казной для рождественских праздников офицерам действующей армии. В 1999 году груз подняли финские аквалангисты. Раритетный алкоголь, да еще со дна моря, шел у гурманов «влет» по тысяче долларов за бутылку. А недавно те же финны нашли корабль «Фру Мария», на котором в 1771 году в Россию везли коллекцию картин голландских художников, купленную для Эрмитажа Екатериной II. Полотна были запаяны в оловянные тубусы и залиты воском, поэтому за более чем двухсотлетнее пребывание под водой не пострадали. Стоимость коллекции - несколько десятков миллионов долларов.

В обоих случаях товар был закуплен на российские деньги, но нам так и не достался. Потому как у нас нет законов и ведомств, курирующих вопросы подводного кладоискательства.

Кофф «Хенрика - Катарина» (Голландия). Затонул в 1853 году. На борту сохранились коллекция фарфора, медные ящики с деньгами и груз вина.

Нарушители конвенции

По данным ЮНЕСКО, на дне Мирового океана покоится около трех миллионов судов, на которых хранится восьмая часть мировой добычи золота и серебра за последние 500 лет. Согласно общепринятой практике, если в территориальных водах некоего государства обнаружено судно возрастом менее 100 лет, то права на него и груз (при отсутствии наследников или правообладающих компаний) принадлежат местным властям. В случае Финского залива - администрации Петербурга или Ленинградской области. Все, что лежит свыше 100 лет, - собственность государства (при отсутствии наследников). Заплатив налог, получить право на подъем судна может кто угодно. Необходимо лишь объявить в СМИ о предстоящих работах и подождать: не появятся ли наследники. Так поступили и финны, но российские власти на сообщения в газетах не отреагировали. Интересно, а кто должен был за этим следить - правительство, Генштаб, министерства транспорта или культуры, Академия наук?..

Что лежит на дне

У нас исследовать останки погибших судов имеют право археологи, сдающие все находки в государственные музеи и военные, как в случае с «Курском».

Так в Петербурге уже четвертый год работает экспедиция «Тайны затонувших кораблей», все находки которой хранятся в архивах Института истории материальной культуры РАН.

Линейный корабль «Элизабет-Шарлотта» (Швеция). Затонул в 1790 году во время Выборгского сражения. По оценкам водолазов, потенциально самый богатый объект из всех кораблей, погибших в сражении. Поскольку очень хорошо сохранился.

Рассказывает научный руководитель экспедиции Андрей ЛУКОШКОВ:

- С VIII века Финский залив стал частью торгового пути с Северо-Запада Европы на Восток - путь «из варяг в греки». Историки считают, что каждый год из сотни деревянных весельных или снабженных примитивным парусом судов гибло три - пять кораблей (торговые или военные караваны могли состоять из 200 - 300 судов). С развитием кораблестроения аварий стало меньше и к началу ХIX века на Балтике тонуло лишь одно судно из сотни. Но это в мирные времена. А, например, только в Гогландском сражении шведы потеряли 60 кораблей. За пятнадцать лет работы в архивах нам удалось составить Атлас затонувших в Балтийском море объектов. Их около десяти тысяч. А четыре года назад мы начали экспедиции с привлечением водолазов и за это время обследовали 24 затонувших судна. В холодных и малосоленых водах Финского залива в отличие от Средиземного и Карибского морей, где тоже подводные археологи сделали множество находок, предметы очень хорошо сохраняются. Мы поднимали со дна старинные документы - их можно читать, сапоги, сшитые более двухсот лет назад, можно носить. К тому же в Балтийском море нет корабельного червя, который разъедает древесину. Поэтому прекрасно сохранились корпуса кораблей под водой. Некоторые можно поднять хоть завтра и сделать из них музей.

Проект «Тайна затонувших кораблей» - частный, хотя все находки нужно обязательно сдавать государству, и существует за счет спонсорской помощи Газпрома. Поэтому пока подводники своей главной задачей считают не поиск золота и драгоценностей, а подводные съемки 17-серийного документального фильма о находках, сделанных на дне Финского залива. Уже готовы фильмы о корабле «Архангел Рафаил» - голландском «купце», выполнявшем секретные задания правительства Петра Первого, и русском фрегате «Олег», затонувшем в 1869 году. Следующая серия будет о Выборгском сражении 1790 года, крупнейшем в истории Балтики. Кстати, под местом «поля боя» подводники обнаружили останки яхты «Аврора» - корабля шведского короля Густава III. Отсюда удалось поднять большую коллекцию драгоценностей и бытовых предметов XVIII века.

Сколько это стоит

Андрей ЛУКОШКОВ:

- Ориентировочная стоимость - 50 миллиардов рублей. Хотя эта цифра очень приблизительная. Например, только за последние 10 лет XIX века в Петербург морским путем было ввезено 330 тысяч тонн свинца, 22 тысячи тонн олова, 5,7 тысячи тонн серебра и 690 тонн золота и 10 миллионов бутылок шампанского. Если верить статистике, что пропадает одно судно из ста, то за этот период на дно Балтики могло попасть 100 тысяч бутылок вина, 60 тонн серебра и 7 тонн золота.

Можно ли продавать находки?

Менеджер проекта «Тайны затонувших кораблей» Илья КОЧОРОВ:

- На «Архангеле Рафаиле» мы нашли много китайского фарфора. Ради интереса я зашел в антикварный магазин: оценщик, повертев тарелку, назначил цену - 200 долларов. Если продавать находки по такой цене, то расходы на экспедицию это бы все равно не окупило. А вот если бы я объявил, что у меня есть уникальный фарфоровый сервиз, поднятый с корабля, что пролежал на дне Финского залива триста лет, то цена каждой тарелочки бы выросла в десятки раз и коллекционеры со всего мира выстроились бы в очередь перед моим домом. Так поступают во всем мире - что-то закупают музеи, что-то уходит в частные коллекции. Но в любом случае это не остается на дне, а возвращается к людям.

К сожалению, государство наши находки не интересуют, а профинансировать серьезную экспедицию (большинство кораблей лежит на больших глубинах, куда может добраться не каждый водолаз) ни один российский музей не сможет.

Да что говорить о золоте и драгоценностях. Я знаю место в Финском заливе, где лежит баржа с оловом. Все просчитано - если ее поднять, то себестоимость металла будет дешевле, чем на рынке. Могу я сам или на паях с другими бизнесменами поднять ее и продать металл? По нашим законам - нет.

http://www.kp.ru

В начало раздела "Монеты">>>