Логотип

МОНЕТЫ ГЕНРИХА VIII

Первые монеты ГЕНРИХА VIII были, в основном, продолжением выпусков его отца, за исключением того, что до 1523 года не чеканился фартинг. Его первыми золотыми монетами стали соверен (20 шиллингов), энджел (6 шиллингов 8 пенсов) и полуэнджел или "энджелет". Все они имели тот же самый дизайн, что и у последних монет Генриха VII. Соверен имел на аверсе представительную фигуру короля на троне, а на реверсе - королевский герб Тюдоров. Энджел и его половина имели на аверсе Святого Михаила, поражающего дракона и судно с королевским щитом на мачте, разделяющей инициалы "Н" и "R" ("Henricus Rex" - "Генрих Король") на реверсе. Многие из монет Генриха были попросту переделаны из отцовских, путем добавления еще одной цифры "I" в конце римской "VII" после имени отца на штемпеле. Серебряные монеты: гроут (4 пенса) и его половина - хорошие примеры этой практики, потому что они имеют профиль Генриха VII. Гроут также чеканился в Турне, во Франции, которое было захвачено англичанами в 1513 году. Половина гроута чеканки Турне также существует, хотя и очень редка. Гроут и полугроут без портрета также чеканился здесь пока провинция находилась в английских руках. Также продолжали чеканиться пенни и полупенни, а фартинг начал чеканиться только в 1523 году уже с новым портретом, чтобы избежать беспорядков и путаницы с практически равным ему по размеру полупенни. На лицевой стороне изображалась опускная решетка ворот (позднее - герб Вестминстера), а на обороте монеты чеканился длинный крест. Решетка ворот была наиболее заметным монетным знаком в начале правления Генриха VIII, возможно потому, что это был гербовый символ семейства Бьюфорт к которому принадлежала Маргарет Бьюфорт - мать Генриха VII и, таким образом, бабушка Генриха VIII.

Монетные дворы в Тауэре и Дурхэме продолжили свою активность на портяжении начала правления Генриха VIII выпуская полупенни и гроуты, пока в Йорке, архиепископ Кристофер Бэйнбридж, который стал кардиналом в 1511 году, не начал чеканить полугроуты, которые можно легко идентифицировать по ключам ниже королевского герба или, если их нет, по инициалам архиепископа "X" и "B" по обеим сторонам щита. Наиболее заметным монетным знаком архиепископа Бэйнбриджа была ласточка. 

Томас Уолсей, наиболее рьяный клерикал и ярый последователь Бэйнбриджа, с 1515 года также начал чеканить полугроут и полупенни. Полугроуты имеют его инициалы "T" и "W" с обеих сторон королевского герба и ключи под ним. Под самым щитом - кардинальская шляпа, которую Уолсей получил в 1516 году. В круговой легенде гроута и полугроута можно прочесть "POSUI DEUM ADIVTOREM MEUM" ("Я сделал Бога своим помощником") в то время как более поздние монеты надписаны "CIVITAS EBORACI" ("Город Йорк"). Полупенни Уолсея имеют ключ под бюстом короля. Кроме этого Уолсей в качестве монетных знаков использовал звезду и сияющую звезду.

Во время начала выпуска Генрихом VIII монет между денежными системами Англии и континентальной Европы имелось значительное несоответствие. Отношение золота к серебру на континенте было 1 к 14, в то время как в Англии - 1 к 12. Следствием этого явилась утечка английских золотых монет за границу с целью извлечения прибыли. В то же самое время, иностранные золотые монеты, особенно, французские "ecu au soleil", ценящиеся в 4 шиллинга и 4 пенса, были весьма распространены в Англии.

В августе 1526 года Уолсей попытался остановить утечку золота за границу, увеличив стоимость золотых номиналов на 10 процентов. Соверен теперь был оценен в 22 шиллинга, а энджел в 7 шиллингов 1 пенни. Ценность французского экю была также поднята до 4 шиллинга.

В то же время, чтобы конкурировать с экю была представлена новая золотая монета. Это была крона, оцененная также как и экю 4 шиллинга. На лицевой стороне эта монета имела коронованный королевский щит, в то время как на реверсе герб Тюдоров. К сожалению для Уолсея и короля, эта новая монета не была особенно популярна и, к прискорбию коллекционеров, существует сегодня в очень небольшом количестве.

Утечка английского золота на континент продолжалась, несмотря на усилия Уолсея, и очевидно были необходимы более решительные меры. В ноябре 1526 года Уолсей предпринял ряд мер для ослабления английского денежно-кредитного кризиса. Они включали восходящую переоценку английской золотой монеты на дальнейшие 2 процента, прекращение чеканки непопулярной кроны, увеличение чеканки старых золотых номиналов, чтобы восполнить все увеличивающийся дефицит золота, с которым не справлялся энджел (теперь оцененный в 6 шиллингов 8 пенсов - до трети фунта), введение закона, по которому иностранная золотая монета теперь обращалась только в качестве слитка, а не законного платежного средства и выпуск новой золотой монеты, "георгнобля", предназначенной для вытеснения французского экю.

Георгнобль был назван так, потому что на нем изображался Святой Георг, святой покровитель Англии, первая английская монета, на которой он был изображен. На лицевой стороне изображен конный Святой Георг в доспехах, пронзающий копьем, попираемого копытами коня, дракона. На обороте - судно с гербом Тюдором на мачте и буквами "Н" и "R" по обе стороны. Уникально разнообразие разновидностей этой монеты, имеющих Св.Георга, размахивающего мечом и трехмачтовое (вместо обычного одномачтового) судна на реверсе. Половина ноблей регулярного выпуска также существует в качестве уникальных экземпляров.

Новая золотая монета, чтобы конкурировать с экю была повышена по стоимости по сравнению с прежней кроной и ценилась уже в 5 шиллингов, в противоположность 4? за экю. Эти монеты имеют на аверсе коронованную розу, а на реверсе - коронованный щит. Они также свидетельствуют о жизнелюбии короля, поскольку часто имеют инициалы одной из жен Генриха наряду с королевскими: "НK" для жены Генриха Катарины Арагонскойц, "НA" для Анны Болейн, "НI" для Джейн Сеймур или "НR" для самого Генриха (Henricus Rex). Монеты в половину кроны также чеканились с использованием подобного дизайна и коронованными инициалами "НK", "HI", "НR" или никаких вообще. Кроны и полукроны чеканились из высокопробного "коронного" золота 22-каратной пробы, в то время как другие золотые номиналы изготовлялись из обычного сплава.

Новый портрет был представлен на гроутах и полугроутах второго выпуска Генриха VIII. Изображение имело большое портретное сходство с оригиналом и показывало зрелого короля с чисто выбритым лицом, увенчанного короной. Бросается в глаза мощная нижняя челюсть Генриха, ставшая еще более заметной в зрелом возрасте.

Остальные серебряные номиналы, а именно пенни, полупенни с изображением бюста короля и фартинг с изображением решетки ворот, повысив качество дизайна, продолжали чеканиться как и прежде. Вот некоторые из наиболее частых монетных знаков, используемых на Тауэрском монетном дворе, где чеканилось большинство монет: два типа лилий, стрелки и шлем.

Церковные монетные дворы продолжили чеканить многие из монет второго выпуска. В Кентербери архиепископ Уорхэм продолжил выпускать полугроуты, пенни и полупенни. Каждый из этих номиналов имел буквы "W" по обе стороны щита на полугроутах и пенни и около бюста короля на полупенни. На некоторых полугроутах инициалы опущены. Интересным монетным знаком, часто встречаемым на монетах Уорхэма является так называемая "сомнительная" марка, иногда описываемая как крест, похожий на букву "T".

Архиепископ Уорхэм умер в 1532 году и был сменен одним из архитекторов английской реформации, Томасом Кранмером. Он продолжил выпускать монеты как и его предшественник, но вставил свои инициалы, "T" и "C", вместо Уорхэмских. Колесо Кэтрин - знак, с которым часто сталкиваются на монетах архиепископа Кранмера.

В Дурхаме епископ Томас Уолсей продолжил выпуск пенни со своими инициалами "T" и "W" по сторонам щита и кардинальской шляпой ниже него. Наиболее обычным знаком, используемым Уолсеем в Дурхаме была звезда. Уолсей был отставлен в 1529 году и, до 1530, монеты чеканились без каких-либо инициалов или знаков на реверсе. Епископом Дурхамским в 1530 году был назначен Кутберт Танстелл, помечавший свои монеты "C" и "D" (Cuthbert Dunelmensis).

Уолсей также имел доход от своего Йоркского архиепископства, где он чеканил не только обычные полугроуты и полупенни, но также и гроуты, на которые, фактически, не имел прав. Гроуты и полугроуты помечены "T" и "W" по сторонам королевского герба с кардинальской шляпой, в то время как полупенни помечены с обеих сторон бюста короля, подобного кентерберийскому выпуску Уорхэма. Наиболее выдающимся знаком, используемым Уолсеем в Йорке был крест. Уолсей не чеканил пенни в течение своего срока пребывания архиепископом. Как упомянуто выше, Уолсей рьяно выпускал гроут, главный серебряный номинал того времени. Никто, кроме короля, не имел права чеканить эту монету и эта узурпация прерогатив короля была включена в статьи обвинения, предъявленные в Уолсею в 1529. Возможно, милостью Божьей кардинал скончался в Лейчестере на пути в Лондон для ответа на эти обвинения, иначе его, несомненно, ждала бы казнь.

В период кардинальской вакансии период после смерти Уолсея (1530-31) в Йорке чеканились полугроуты и полупенни. Прежние не имеют никаких знаков около щита и ключей в качестве монетных знаков, в то время как последние имеют инициалы около бюста короля и ключи ниже его.

Эдвард Ли стал архиепископом Йоркским в 1531 году и выпустил свои полугроуты, пенни и полупенни. Его полугроут имеют литеры "E" и "L" (или "L" и "E") около королевского герба, также как и пенни, а полупенни имеют те же самые буквы по обе стороны королевского бюста.

Церковные выпуски прекратились после роспуска монастырей в середине 1530-ых годов. Этот случай был ускорен "Большим Вопросом Короля", а именно его желанием аннулировать брак с его первой женой, Катариной Арагонской, чтобы жениться на Анне Болейн. Генри наконец развелся с Катариной в 1533 году без папского одобрения, и в 1534 году папская власть в Англии была отменена. "Акт Превосходства" сделал Генриха VIII высшим иерархом Англиканской церкви был принят в следующем году. Эти меры сильно подорвали власть римско-католической церкви в Англии. В это время монастыри накопили большие богатства в форме сокровищ и наличных денег. Генрих видел в этом богатстве способ увеличить свое собственное. Под эффективным руководством его нового прихвостня Томаса Кромвелла, более 600 монастырей были распущены, а их богатства конфискованы. Однако, этих, добытых нечестным путем, поступлений в королевскую казну оказалось достаточно только для того, чтобы удержаться на плаву всего в течение нескольких лет. В мае 1542 года объединенный эффект инфляции на континенте и экстравагантный образ жизни самого Генриха вынудили короля понизить качество монет. Прекрасные золотые выпуски уменьшили свое золотое содержание на 23%, а проба серебряных была уменьшена на 10%. Некоторые номиналы (соверен, крона и пенни) были также уменьшены в весе. Эти изменения не были обнародованы. Следовательно, поскольку старая монета перечеканивалась в новую только в Тауэре, король получил огромную прибыль.

Двумя годами позже было объявлено о новом выпуске. В золотую серию (23-каратной пробы) были включены соверен, половина соверена, энджел, половина энджела и, впервые, четверть энджела. Золотая "кроновая" (22-каратная) серия включила крону и полукрону. Серебряные выпуски, теперь в 9-унциевой пробе, имели новый портрет бородатого, обрюзгшего и постаревшего (за прошедшие годы) короля с короной на голове, довольно красноречиво показывающий грустный эффект его "распутного" правления.

Эта серия включила вновь выпущенный тестон, имеющий на аверсе описанный портрет короля в полном облачении, видимом до уровня плеч. На реверсе коронованный герб между литерами "Н" и "R" с легендой "РOSUI.. ". Портрет на гроуте показывает короля в левый полупрофиль. Полугроут, пенни и полупенни в основном следуют за образцом тестона. Фартинг снова отчеканен с изображением дворцовой решетки. И у золота, и у серебра наиболее обычным монетным знаком, используемым на Тауэрском монетном дворе, для этой серии была лилия.

Последний период правления Генриха VIII был отмечен прогрессирующим снижением качества чеканки. В апреле 1546 года, соверен и его половина чеканились уже в 20-каратном золоте, а ангел и его фракции вообще прекратили выпускать. Кроны и полукроны теперь тоже чеканились в 20-каратном золоте. С серебряными выпусками обошлись даже хуже, уменьшив их пробу до 6-унциевой, а в январе 1547 года - до 4-унциевой. Это закончилось появлением уродливых, медно-красных монет, особенно распространенных среди тестонов, приведших к прозвищу короля - "Старый Медный нос". Монеты были также часто плохо прочеканены, обеспечив таким образом население одной из наиболее неудовлетворительных денег, которые Англия когда-либо видела.

Тауэрский монетный двор был реорганизован и расширен в 1545 году. Были также открыты отделения Королевского Монетного двора для того, чтобы помочь Тауэру с массовой чеканкой монет третьего выпуска. Золотые и серебряные монеты большинства номиналов чеканились в Соутварке и Бристоле, в то время как серебро (только от гроута и ниже) выпускалось в Йорке и Кентербери. Монетные знаки, используемые в этих отделениях включали буквы "S" или "E" для Соутварка и монограмма "WS" для Уильяма Шарингтона "казначея" Бристоля. Йорк и монетные дворы Кентербери вообще не использовали монетных знаков в течение этого периода.

Тауэр чеканил все номиналы в золоте и серебре, а также исключительно красивые энджелы и их фракции в первые годы третьего выпуска. Несмотря на понижение качества и исполнения последних выпусков Генриха VIII, мастерство разработки монет продвигалось. Портрет короля был действительно реалистичен и передает все его величие деспота. Римский шрифт все больше и больше использовался вместо более традиционного ломбардского, иногда более трудного при чтении. Арабская восьмерка (8) также использовалась более часто, чем римская (VIII). Жаль, что эти особенности несколько затмил используемый металл низкой пробы и некачественная чеканка.

Нельзя обвинять одного Генриха VIII в снижении качества монет. Увеличение поставок золота и серебра из Нового Света привело к снижению их цены и на континенте и в Англии. Это и образ жизни короля привели к жалкому состоянию монетной чеканки к моменту смерти Генриха VIII в январе 1547 года и еще большему ухудшению при кратковременном правлении его сына Эдуарда VI.