Логотип

Монеты Ольвии

Во времена своего расцвета Ольвия занимала территорию площадью 55 гектаров с населением до 20 тысяч человек. Руины Ольвии были открыты учеными в конце XVIII века. С начала XX столетия ведутся систематические раскопки. Материалы раскопок Ольвии можно увидеть в Эрмитаже, музеях Украины, России, Западной Европы и Америки. В 2001 году археологическому заповеднику "Ольвия" Указом Президента Украины пресвоен статус национального. 
Согласно древней понтийской легенде, записанной Геродотом, история заселения Северного Причерноморья начинается с героя эллинского эпоса Геракла. Геракл, перегоняя скотГериона, осуществляя свой десятый подвиг, прибыл в пустынную землю, где его застала суровая зима. Когда он уснул, из его колесницы исчезли кони. В их поисках герой забрел в Гилею — Страну лесов, которая находилась между нижним течением Борисфена и морем. Здесь в пещере Геракл нашел Ехидну — полудевушку, полузмею. Ехидна заявила Гераклу, что кони — у нее, но она отдаст их, если герой останется с ней. Спустя время у Ехидны родилось трое сыновей. При расставании с Ехидной Геракл подверг сыновей испытанию стрельбой из лука. Старший Агафирс и средний Гелон не смогли справиться с луком Геракла, за что были изгнаны в чужие края, где Гелон стал основателем столицы Скифии, названной его именем. Младший же Скиф, проявив ловкость в стрельбе, стал царствовать в своей стране. От этих сынов и пошли первые известные грекам в Причерноморье народы.

В III веке до н. э. Скифия приходит в упадок и на ее территории появляются сарматские кочевники с Востока. По легендам, именно здесь, на берегах Понта Эвксинскогои Меотийского озера (Азовского моря), жили знаменитые амазонки.

Первым греческим поселением была Борисфенида (от греческого названия Днепра — Борисфен), которая возникла около середины VII столетия до н. э. на острове Березань недалеко от современного Очакова. Это поселение было полисом, который в конце VII столетия до н. э. был перенесен в Ольвию.

Город-государство Ольвия имел выгодное стратегическое положение, контролируя путь из Греции и Малой Азии вдоль Южного Буга в Центральную и Северную Европу. Располагаясь на холмах возле лимана, с севера и запада он был отгорожен от бесконечных степей глубокими балками, с востока — водным барьером Гипаниса (древнее название Южного Буга).

Ольвия располагалась на двух террасах (Верхний и Нижний город). Город был окружен каменной оборонительной стеной с башнями, в южной части находилось дополнительное укрепление — цитадель. Ольвия была распланирована на прямоугольные кварталы прямыми улицами. В центре Верхнего города находилась торговая площадь — агора, служившая и общественным центром. В Нижнем городе располагались ремесленные кварталы и порт.

При застройке Ольвии огромное значение придавалось санитарно-гигиеническому благоустройству. Здесь учитывались возможности аэрации, инсоляции,водообеспечения и канализации. О важности санитарного фактора говорит и размещение некрополя за пределами полиса. В городе был устроен водопровод чистой питьевой воды, которая поступала из колодцев и источников, бани, организованный отвод сточных вод. Ольвия была хорошо известна в античном мире, входила в состав Афинского морского союза. Она поддержала торговые и культурные связи с Грецией, Малой Азией, Александрией Египетской. Верховная власть принадлежала народному собранию и выборному совету. Исполнительную власть осуществляли коллегии ежегодно сменяемых выборных чиновников — архонтов, стратегов и др.Ольвия проводила самостоятельную внешнюю политику, а со своей метрополией — Милетом имела специальный дружественный договор.

В Ольвии чеканили свои деньги. Вначале это были бронзовые монеты — дельфинчики. Они представляли собой большие монеты, на одной стороне которых изображались Афина, Деметра или Медуза Горгона, на другом — орел на дельфине. Позже выпускались монеты с изображением речного божества Борисфена — борисфены. Вообще Ольвия имела высокую культуру, в ней был театр. Скиф Анахарсис был причислен к семи известнейшим мудрецам Греции. Его считали изобретателем гончарного круга, плуга и корабельного якоря. 
В период с последней трети IV до середины III столетия до н. э. Ольвийское государство достигло наивысшего экономического расцвета. Однако уже с конца III столетия до нашей эры начинается постепенный упадок. В 331 году до н. э. город выдержал осаду одного из полководцев Александра Македонского Зопириона. Во II — I веках до н. э. Ольвия некоторое время входила в состав Скифского царства. С конца II до 70-х годов І столетия до н. э. находилась во власти Митридата VI Евпатора — царя Понтийского государства. В середине II века уже н. э. римский император Антоний Пий вводит в Ольвию войска и строит здесь цитадель. Позже город входил в состав римской провинции Нижней Мезии. В III столетии Ольвия подвергается нападению племен гетов под руководством Беребисты. В отличие от трех других центров античной культуры — Тиры (г. Белгород-Днестровский, Одесская область), Херсонеса (г. Севастополь, Крым) и Пантикапея (г. Керчь, Крым), жизнь натерритории которых длилась вплоть до наших дней, Ольвия в условиях общего кризиса рабовладельческой системы в IV столетии перестала существовать. Камни руин забытого города использовали турки для строительства расположенной неподалеку Очаковской крепости. Остатки были разобраны местными жителями. 
Ольвия, пережив почти тысячелетнюю эпоху, значительно повлияла на историю и культуру этого региона. Прежде всего, в ускорении социально-экономического и политического развития местных племен, их культуры. А значит, и нас с вами. 

Исследование состава монет Ольвии из собрания Эрмитажа проводилось с помощью двух независимых методов - рентгеновской флюоресцентнойспектроскопии и измерения электрической проводимости монет. В первом периоде после образования Ольвийского полиса можно вы­делить два этапа: архаический - время обращения стрело- и дельфиновидных денеж­ных слитков из бронзы и позднеархаический, или классический, характеризующийся отливкой круглых полновесных ассов, а также выпуском чеканенной сначала серебря­ной монеты, а затем и многочисленных медных серий.

Все исследованные «монеты-стрелки» по химическому составу бронзовых сплавов делятся на три группы, различающиеся по содержанию естественных микропримесей серебра и сурьмы. Группы эти, однако, имеют сходство по высоким концентрациям никеля и кобальта, что является существенной характеристикой меди из западных об­ластей.Дельфиновидные слитки, или «дельфины», разделяются по хронологическим пе­риодам в соответствии с разницей в содержании в них сурьмы (отмечена повышенная концентрация этого элемента в сплаве наиболее ранней группы анэпиграфных «дель­финов»), а также свинца. А именно все анэпиграфные «дельфины», которые по обще­принятому мнению предшествуют эпиграфным, содержат мало свинца (до 0,7 %), бо­лее поздние с надписью АРIХО - умеренное количество (до 5 %), и, наконец, «дельфины» со знаками V - от 10 до 20 % и более. Следовательно, даже маловырази­тельные фрагменты «дельфинов», которые не поддаются определению по визуальным признакам, могут быть датированы по результатам хи­мического анализа на содержание в них свинца. По результатам анализов круглых литых ассов удается выделить четыре типа спла­вов, характеризующих каждый из этапов выпуска литых ассов. Наиболее ранние ассы (первая серия) с изображением головы Афины в шлеме и надписью ПАУΣ отлиты из оловянно-свинцовой бронзы (свинца примерно 7 %).

Ассы второй серии с изображением Медузы Горгоны и орлом или колесом и надписью АРIХ - отлиты из оловянно-свинцовой бронзы, которая содержит умеренное количество свинца (до 5 %). В отличие от них ассы третьей серии с изображениями Медузы Горгоны и орла на дельфине и надписью ОΛВIO, которые датируются первой половиной IV в. до н. э., содержат очень большое количество свинца (до 25 % и более). Ассы четвер­той серии с изображениями головы Деметры в фас и орла на дельфине и надписью ОΛВIH отличаются по составу от остальных ассов тем, что наряду с большим коли­чеством свинца (более 10 %) они содержат заметную долю цинка в своем составе: до 0,6-0,8 %. Таким образом, со второй четверти IV в. до н. э. в составе сплава литых ассов фиксируется повышенное содержание цинка, и этот факт может служить хроно­логическим признаком. По результатам проведенных исследований можно заключить, что «дельфины» с надписью АРIХО проявляют сходство с ассами с изображением головы Медузы Гор­гоны и надписью АРIХ.

В сплаве ассов с Медузой и надписью ОΛВIO содержится повышенное количество свинца (от 10 до 25 %) и незначительное количество цинка (сотые доли процента). Точно такой же сплав характерен и для «дельфинов» со знака­ми ©v. Следовательно, эти группы можно считать синхронными. Суммируя все факты, отметим, что первая смена источников металла зафиксирова­на нами в начале V в. до н. э. для производства части литых анэпиграфных «дельфи­нов» по сравнению с монетами-стрелками и некоторыми, возможно более ранними, «дельфинами» без надписей. Затем, в 60-е гг. V в. до н. э., отмечается вторая смена источника металла для производства «дельфинов» с надписями по сравнению с тем источником, который обеспечивал выпуск анэпиграфных «дельфинов». О неких но­вых, кризисных, явлениях в монетном деле Ольвии, вероятно, можно говорить приме­нительно к концу V или к рубежу V и IV вв. до н. э., когда в сплаве появляется очень большое количество свинца. Причем источник металла, очевидно, остается прежним, в сплав лишь искусственно добавляется свинец (иногда более 25 %). Наконец, зафик­сирована третья смена источника металла в начале IV в. до н. э. - на ольвийский мо­нетный двор стал поступать металл с повышенным содержанием цинка. 

Во второй половине первой - второй четверти IV в. до н. э. выпускаются многочисленные чеканенные монеты с изображением головы Деметры в профиль, эмблемы города, а также сокращенного этникона ОΛВIO причем орел изображен с плотно прижатыми к туловищу крыльями. Большая часть из них изготовлена из необычного сплава, отличающегося от сплава как предыдущих, так и последующих монет. Во-первых, в его составе практически нет свинца, хотя в подавляющем большинстве пред­положительно синхронных литых монет его очень много (10-25 %). Во-вторых, впервые в истории монетного дела Ольвии в сплаве примерно трети от общего числа исследованных экземпляров монет (точнее, в 23 экземплярах из 68 проанализированных) встречается цинк и в весьма заметном количестве, в некоторых монетах его содержание достигает 5,5 % (в среднем, около 2-3 %). К настоящему времени это пример наиболее раннего применения латуни в массовой монетной чеканке, но, как нам кажется, цинк добавлялся не намеренно в монетный сплав, а попадал в него из руды случайно в процессе выплавки металла.

Cчитается, что рассматриваемые монеты были отчеканены в первой половине IV в. до н. э. одновременно с литыми ассами типа «Медуза Горгона и орел на дельфине». Поскольку цинк нами был обнаружен только в двух литых ассах (инв. № ГЭ 25127 - 6 % 2п и № ГЭ 25128 - 3 % 2п) из 16 исследованных с изображением Медузы Горгоны, эти серии можно признать только отчасти синхронными. Бо­лее вероятно, что чеканенные монеты появились в период, когда выпуск литых ассов с изображением Медузы Горгоны уже заканчивался.

Маленькие монетки с изображением головы Деметры или Аполлона, а также дельфина, колоса, зерна или лука, которые иногда считаются мелкими номиналами к вы­шеупомянутым монетам с изображением орла с плотно прижатыми к туловищу кры­льями, сделаны из абсолютно отличного от последних сплава: из оловянно-свинцовой бронзы с очень большим количеством свинца, доходящим до 15 % и иногда выше. Цинка, напротив, в нем нет. Этот сплав очень похож на сплав литых ассов с изображе­нием головы Медузы Горгоны и ольвийской эмблемы с надписью ОΛВIH и на сплав литых «дельфинов» со знаками ν. По-видимому, рассматриваемые чеканенные мо­нетки выпускались одновременно или чуть позже перечисленных литых и заменили собой «дельфины».

Состояние денежного обращения Ольвии в 40-30-х гг. IV в. до н. э. описывается в очень важном документе - декрете Каноба о деньгах, датируемом 30-ми гг. IV в. до н. э. Упомянутые в декрете серебряные монеты - это статеры, битые по эгинской системе, с изображением головы Деметры в профиль и эмблемы ольвийского полиса.Содержание серебра в статерах не опускается ниже 95%.

Медь, о которой говорится в этом документе, - это полноценные литые оболы того же типа, что и серебро, только голова Деметры представлена в анфас. Как уже упо­миналось, особенностью их сплава является то, что впервые для литых монет в их составе появляется довольно заметное содержание цинка (десятые доли процента), что мы связываем с произошедшей несколько ранее сменой источников металла для ольвийского монетного двора. Как и в предыдущих выпусках литья с изображением головы Горгоны, в ассах с изображением Деметры содержится очень большое количество свинца.

Таким образом, если предположить, что последним выпускам литых ассов с изоб­ражением головы Деметры предшествовали чеканенные монеты с изображением орла с плотно прижатыми к туловищу крыльями, в которых мы зафиксировали необычный состав сплава с большим количеством цинка при отсутствии свинца, то налицо некое сходство в составе металла обоих типов монет. И в литых, и в чеканенных монетах присутствует цинк, но в последних его значительно больше. Что касается свинца, то его обилие в литых монетах возможно объяснить стремлением облегчить процесс от­ливки монет и удешевить сплав. Этот признак может указывать на Северо-Фракийское рудное месторождение, используемое для чеканки медных монет.

Таким образом, состав сплавов как серебряных, так и медных монет свидетель­ствует, что начиная с третьей четверти IV в. до н. э. металл дляольвийской чеканки доставлялся, скорее всего, из северо-фракийских областей.

Кризис денежной системы Ольвии (около 250-200 гг. до н. э.) проявился, в частно­сти, в том, что собственная чеканка монет из драгоценных металлов в городе в этот период отсутствовала. Борисфены начали стремительно терять в весе и увеличиваться в числе, что, возможно, объясняется падением их стоимости. Однако эти меры не при­вели к желаемому результату, и монеты продолжали обесцениваться. Несколько изме­няется состав их сплава: уменьшается количество цинка (оно опускается до 0,5 %) и увеличивается содержание свинца (до 6-8%).

Вероятно, это происходит за счет до­бавления новых порций свинца при переплавке предыдущих монет. Таким образом, сплав оказывается «разбавленным» этим металлом.

На смену борисфенам приходят монеты с изображениями головы Деметры в покрывале, повернутой вправо и колоса. Сплав этих монет совершенно отличен от сплаваборисфенов: это оловянная бронза почти без добав­ления свинца и без примеси цинка. На рубеже 30-20-х гг. IV в. до н. э. были выпущены новые полновесные монеты, равные, видимо, по ценности деградировавшим борис­фенам, с изображением головы юного Геракла на лицевой стороне и лука в горите и палицы на оборотной.Интересно, что увеличение веса этих монет происходило за счет очень большой добавки свинца в бронзовый сплав, количество свинца теперь достигает 40 % и более. Цинка в сплаве почти нет. 

Серебро синхронных серебряных монет с изображением головы Геракла и палицы в венке, выпущенных с целью поддержания курса меди, по-прежнему содержит зна­чительную примесь золота, что, вероятно, может указывать на фракийское происхож­дение металла для чеканки. Сплав монет с изображением головы Геракла очень пло­хого качества: в нем содержится всего 40-50 % серебра, остальное - медь. Это объясняется, очевидно, тем, что серебро служило лишь вспомогательным средством для произведения расчетов. Не удивительно, что вскоре серебряные монеты надолго исчезают из денежного обращения Ольвии, а для восстановления доверия к медной монете город обратился к такому же средству, как это сделали и на Боспоре: типы были снова изменены, а чеканку передали в другие руки. На Боспоре новые монеты выпускались от имени царя, а в Ольвии — от имени коллегии Семи. Новые монеты отчеканены из того же низкокачественного сплава, что и предыдущие с изображением Геракла с содержанием свинца в них иногда до 40 % и более, в среднем 20 %.

Чеканка монет от имени коллегии Семи была непродолжительной, на смену им приходят крупные монеты с изображениями головы Деметры и оружия. Эти монеты чеканены из хорошей бронзы, в которой свинца содержится умеренное количество: на уровне нескольких процентов.

Вероятно, в известном декрете Протогена под золотыми подразуме­ваются статеры аттической системы, а под медью - борисфены, монеты с изображени­ем головы Геракла, и старший номинал с надписью ОI ЕПТА. Этот декрет доказывает что в течение рассматриваемого времени денежные выпуски Ольвии базировались только на золоте и меди. Серебро, даже если оно и удерживалось в обращении в период кризиса, не способствовало его ликвидации, так как несло функции, сходные с функциями медных монет.

Попытки преодоления кризиса во втором десятилетии II в. до н. э. характеризуются и выпуском монет трех номиналов с сокращением ВΣЕ (ВЕΣ или ΣВЕ). Новые монеты изготавливались по новой технологии - из плотных кружков со следами отруба литни­ков и со скошенным гуртом. В составе сплава всех номиналов очень много свинца (20-30 %). Несмотря на плохое качество бронзы эти монеты способствовали, очевидно, стабилизации денежного рынка, что позволило вскоре выпустить также серебря­ные монеты с изображением головы Геракла и палицы из сплава с очень низким содержанием серебра, но с довольно большим содержанием естественной примеси золота, т. е. предположительно из фракийского серебра.

Драхмы типа «голова Аполлона и лира» и гемидрахмы типа «голова Артемиды и лук в колчане» чеканили из такого же низкокачественного серебра. Начальные его серии выпускались на рубеже первой и второй четверти II в. до н. э., а заключительная серия относится, вероятно, к середине II в. до н. э. Таким образом, вся серия из трех номиналов датируется 175-145 гг. до н. э.

По-видимому, одновременно с серебряными монетами с изображениями типа «го­лова Геракла и палица» и «голова Артемиды и оружие» с очень нестабильным соста­вом низкопробного серебра выпускались медные монеты с различными вариантами сокращения ВАЕIРН и с теми же типами лицевой и оборотной сторон. Эти монеты изготавливались из бронзы очень плохого качества, в составе сплава которой содержится не менее 25-30 % свинца. И медные, и серебряные монеты нередко надчеканивались одними и теми же клеймами. Сходство серебряных и медных монет позволило высказать идею о том, что медные монеты с изображениями голов Геракла и Артемиды, а также монеты с изображениями головы Аполлона и сокращениями ВΣЕ (ВЕΣ или ΣВЕ) представляли собой те же статеры, драхмы и гемидрахмы, что и соответствующие типы серебряных монет, и являлись полностью условными, кредитными деньгами с принудительным курсом. Тогда понятно, что не имело особого смысла выдерживать определенный состав сплава ни серебряных, ни медных монет, поскольку и те и другие имели приписанную им искусственную стоимость, намного превышающую ценность металла, в них заключенного.

Медных заменителей серебра было выпущено чрезмерное количество, что с неизбежностью повлекло за собой обесценивание медных монет, необходимость подтверждения курса монет посредством клеймения и в дальнейшем превращение их в обычную мелкую монету.

Судя по археологическим, эпиграфическим и нумизматическим данным, во второй половине II в. до н. э. наблюдается несомненный упадок Ольвии. В начале этого пе­риода в городе имеют хождение надчеканенные серебряные монеты первой половины II в. до н. э., битые из низкопробного серебра. При мелких торговых операциях на Ольвийском рынке реальным платежным средством была медь. Ольвия находилась в это время, вероятно, под протекторатом скифских царей. По крайней мере, именно тогда в городе выпускаются три номинала медных монет с именем царя Скилура, датируемые примерно 140/135-115/110 гг. до н. э. Эти монеты с изображением головы Гермеса и кадуцея биты из оловянно-свинцовой бронзы с низким содержанием свинца. 

Со смертью Скилура пала власть скифов над Ольвией. Через некоторое время, ско­рее всего в 114/113 г. до н. э. город был включен в державу Митридата VI. Единствен­ными выпусками, которые, очевидно, последовали после смерти Скилура, но до вступления в город отряда, присланного Митридатом, являются мелкие медные монеты с изображениями головы Афины в шлеме с высоким гребнем и круглого щита с копьем и серебряные драхмы с изображениями головы Гермеса и кадуцея. Медные монеты отчеканены из оловянной бронзы с умеренным содержанием свинца (до 10%). Серебряные монеты перечеканены из других монет предшествующих типов.

В период понтийского владычества в Ольвии свободно обращались тетрахалки городов южного побережья Понта. В связи с этим город чеканил только варианты самой мелкой монеты. Монеты с изображениями дельфина, расположенного между шапками Диоскуров, на лицевой стороне и треножником на оборотной, и головы Аполлона на лицевой стороне и луком в горите на оборотной чеканены из низкокачественной бронзы с большим содержанием свинца (более 15-20 %). Судя по составу монетного металла с большим количеством свинца, Ольвия продолжала пользоваться источниками, которые и ранее снабжали город медью для чеканки.

Поскольку во втором и третьем десятилетиях приток понтийской меди стал сокращаться, Ольвия начала выпускать монеты более интенсивно. Серия из четырех номиналов достоинством в одну - четыре единицы вся бита из оловянно-свинцовой бронзы с большим содержанием свинца. Только некоторые монеты, по-видимому, перечеканенные на понтииских, оказываются изготовленными соответственно из брон­зы «понтийского типа» с концентрацией свинца 2-5 %.

Вскоре, возможно, были выпущены серебряные анэпиграфные монетки с изобра­жениями головы Тихе и лучника. Они сделаны из довольно низкопробного серебра, содержание этого благородного металла составляет 40-80 %.Вероятно, последним десятилетием существования державы Митридата VI можно да­тировать крупные монеты без имени города с изображением головы Аполлона и кифары и восьмиконечной звезды, а также мелкие монетки с изображениями лиры и звезды. Мо­неты старшего номинала часто оказываются перечеканенными на понтииских тетрахал-ках с изображениями головы Зевса и орла, что отражается соответственно в данных по составу их сплава, т. е. оловянно-свинцовой бронзы с умеренным содержанием свинца. Часть монет по-прежнему бита из бронзы с высокой концентрацией свинца (10-15 %).

Держава Митридата рухнула в 63 г. до н. э., а около 60-го г. до н. э. гетский прави­тель Буребиста начал войну против западнопонтийских городов. Монетная чеканка города прекращается на долгие годы и возрождается только в середине

Этот правитель выпускает свои золотые монеты. Одновременно чеканились несколько серий медных монет. На монетах крупного номинала первой серии (время импера­тора Тиберия, 14 г. до. н. э. - 37 г. н. э.) изображены голова богини Тихе в башенной короне и орел, на монетах более мелких - голова Аполлона и эмблемаольвийского полиса - орел на дельфине. Эти монеты чеканены из оловянно-свинцовой бронзы с содержанием свинца, доходящим до довольно больших величин: (20-25%).

Монеты с изображениями головы Зевса и орла распадаются на несколько выпус­ков (правление Клавдия, 41-54 гг. н. э.). Они биты из того же низкокачественного бронзового сплава. Третья эмиссия содержит два номинала, оба со схематичным изоб­ражением головы Аполлона и ольвийской эмблемы (правление Флавиев, последняя треть I в. н. э.). Монеты старшего номинала в два раза тяжелее монет младшего. Ме­талл этих выпусков такого же состава, что и предыдущих. 

В 60-е гг. I в. н. э. Ольвия переходит на римскую монетную систему: чеканятся многочисленные дупондии с изображениями головы Аполлона и орла, последователь­ность выпусков которых определяется по нарастающей варваризации стиля и посте­пенному падению веса монет. Они чеканятся из оловянно-свинцовой бронзы с боль­шим содержанием свинца. Отметим, что 3 из 75 исследованных монет типа «голова Аполлона и орел» чеканены из латуни, т. е. из сплава меди и цинка. Очевидно, мы здесь столкнулись с попыткой ольвиополитов, приступивших впервые к чеканке мо­нет по римской системе, обеспечить им прочный курс по отношению к денарию с помощью применения аурихалка - сплава, из которого чеканились сестерции и дупон­дии в Риме. Металл для изготовления ольвийских монет мелких номиналов, вероятнее всего, получали путем переплавки латунных сестерциев или дупондиев римской или провинциальной чеканки. Невысокий вес этих монет, по-видимому, связан с попыткой введения более ценного сплава для их чеканки. Их номинал можно, вероятно, опреде­лить, как сестерции в римской системе и тетрассарии в провинциально-римской. Нельзя, однако, признать попытку применения аурихалка для чеканки ольвийских монет удачной, так как в связи с недостаточным количеством этого сплава, его, по-видимому, не хватало для обеспечения всего объема чеканки, и другие монеты тех же архонтов из числа исследованных нами отчеканены из обычного для первых веков сплава бронзы с большим содержанием свинца.

Монеты из латуни - довольно необычный факт для Ольвии. Забегая вперед, отметим, что кроме них нам больше не известны монеты из этого сплава за весь римский период в истории монетного дела Ольвии.

Серебряные монеты, выпущенные при Флавиях и Антониях, разделяются на две группы. Первая - городские монеты с изображением головы Аполлона и эмблемы го­рода, скорее всего тридрахмы системы кистофоров. Вторая -это тройные денарии и денарии с изображением головы царя Иненсимея, или Инисмея. Все перечисленные монеты чеканены из превосходного серебра очень высокой пробы, причем необходи­мо подчеркнуть, что сплав городских монет несколько отличается от сплава монет царя Иненсимея. В первых больше примесей золота, меди и свинца. Можно, следовательно, высказать очень осторожное предположение, что хотя сплав тех и других монет имеет ряд сходных черт (высокая концентрация золота, высокая проба серебра), для их чеканки использовались, возможно, различные рудные месторождения.

В последней трети II в. н. э. в монетном деле Ольвии появляются черты, которые все больше сближают его с провинциально-римской чеканкой. Окончательно к провинциально-римской типологии монет Ольвия переходит при Северах. Все монеты времени Северов чеканены из оловянно-свинцовой бронзы с умеренным содержани­ем свинца. Монет из латуни нет. В этом состоит отличие характера чеканки Ольвии от провинциальной чеканки других западнопонтийских городов, в которых монеты круп­ных номиналов все чеканены из аурихалка, т. е. латуни. Вероятно, можно говорить о том, что статус Ольвии был несколько отличен от положения других провинциаль­но-римских городов.

После окончания чеканки в 222 г. при Александре Севере город продолжал суще­ствовать вплоть до начала IV в. н. э. Находки антонианов Гордиана III, Филиппа I иОтациллии, Траяна Деция, Требониана и Волузиана, Валериана и Галлиена, а также провинциальных монет городов Тарса, Том, Каллатии, Маркианополя и даже Алек­сандрии свидетельствуют о том, что город не пришел в полный упадок после гибели Александра Севера. Окончательное прекращение денежного обращения Ольвии со­впало с гибелью полиса в IV в. н. э., по-видимому, не пережившего гуннского наше­ствия.

По материалам статьи Ю.Л. Дюков, Т.Н. Смекалова "Состав сплава монет Ольвии из собрания Эрмитажа"

В начало раздела "Монеты">>>