Логотип

Золото, заслуженное в боях

Эти монеты в допетровскую эпоху выдавали в качестве награды за храбрость. Сегодня многие из них, вне сомнения, можно отнести к уникумам.

Золотые монеты русской допетровской чеканки чрезвычайно редки. Их и не может быть много. Чеканившиеся в основном для раздач в награду участникам успешных "ратных служб", эти знаки "государева жалованья" просто не нужны были в тех количествах, в каких чеканили обычную монету.

Золотой в 5 угорских Ивана Грозного. После 1563 г.

Традиция пожалований золотыми зародилась в XV в. Уже тогда "посылки" от государя таких монет стали носить почетный характер. Поначалу эти не были персональными, одна-две монеты могли быть даны всему войску. Из летописи известно, что в 1469 г., когда Устюжская судовая рать отличилась под Казанью, Иван III дважды послал ей "по денге золотой", а с ними - снаряжение и боевые припасы, рассчитанные на 300 ратников. Получив золотые, воины "обе денги попу Ивану, кои с ними под Казанью был, отдали, а велели Бога молити о государе и всем его воинстве".

При Иване Грозном золотые стали раздавать верхушке войска, сообразуя достоинство, то есть вес вручаемой награды, с чином жалуемого лица. С этого времени источники упоминают несколько степеней наград, низшей из которых в середине XVI в. стали серебряные копейки и деньги, иногда простые, как тогда говорили - "белые", иногда позолоченные. Исходной величиной, определяющей вес наград для воевод и "начальных людей", стал тогда "золотой угорской" (венгерский) - монета из высокопробного золота, весившая порядка 3,5 грамма. Если первый воевода мог получить "золотой португальской", равнявшийся по весу 10 угорским, то головам дворянского войска и стрельцов жаловались монеты "вполы" или "в четь" угорского. Дворяне и дети боярские могли рассчитывать на золотые копейки и денги, чеканившиеся штемпелями обычных русских монет по их весовой норме. Служившие "по прибору" - стрельцы, казаки, татары, литва - еще не получали почетных наград, им выдавались денежные суммы, подчас превышавшие по стоимости даже крупные золотые.

Пожалованные золотыми дорожили своими наградами, стремились сделать их видимыми. Англичанин Джильс Флетчер, побывавший в России в конце XVI в., подметил этот обычай. "Тому, кто отличится храбростью перед другими, - писал он, - или окажет какую-либо особенную услугу, царь посылает золотой с изображением Св. Георгия на коне, который носят на рукавах или шапке, и это почитается самой большой почестью, какую только можно получить".

Жалованный медальон герцога Иоганна Фридриха Вюртембергского (1582-1628)

Впрочем, были случаи, когда пожалованные золотыми отказывались от своих наград. Недовольство проявлялось, когда одинаковые золотые доставались не равным "по чести" лицам. Известно с десяток местнических дел, поводом к которым послужили пожалования золотыми. Чтобы не провоцировать такие тяжбы, правительство увеличило число высших "степеней" золотых. Роспись наград, розданных под Серпуховом в 1591 г., впервые упомянула "золотой полуторной" (1,5 угорского), пожалованный окольничим, кравчему и ряду второстепенных воевод, а в начале правления Михаила Федоровича появились золотые в 6, 4, 3 и 2,5 угорских.

С этого времени монетки низших достоинств стали получать и служилые "по прибору", а к концу XVII в. пожалования золотыми стали буквально поголовными. За первый Крымский поход 1687 г. были розданы награды 15 "степеней", низшая из которых - "золоченая меньшая копейка" - предназначалась "людям боярским" - крепостным, посланным владельцами в полки. Высшую награду - "золотой с чепью" - получил тогда командовавший полками князь В.В. Голицын. Сегодня его "золотой", украшенный эмалями и драгоценными камнями, можно увидеть в экспозиции Оружейной палаты. По внешнему виду он сходен с портретными медалями, в XVI - XVII вв. жаловавшимися на цепях едва ли не всеми государями Европы.

Князь В.В.Голицын с золотым на цепи, пожалованным ему за Крымский поход 1687 г. Портрет XVIII в.

Наградная функция была для русских золотых главной, но не единственной. Их было бы неверно отождествлять с привычными нам знаками отличия - медалями и орденами. Пожалованный золотой не обязательно было носить. Его можно было переделать, продать, подарить, пожертвовать церкви. Есть основания думать, что для осыпания государя в обряде венчания на царство всегда, начиная с 1498 г., использовались золотые монеты именно русской чеканки. А иногда русскими золотыми пользовались в качестве денег. Известно, например, что весной 1610 г. Василий Шуйский, в виду истощения казенных запасов серебра, указал выпустить в обращение золотые копейки и деньги по удесятеренной цене серебряных. После его падения чеканку золотых копеек с именем Владислава Жигимонтовича продолжили поляки в захваченной ими Москве. По-видимому, тогда, наряду с иностранными монетами, в России стали ходить почти равные угорскому золотые русской чеканки, до начала 20-х гг. XVII в. называемые в источниках "золотыми московскими".

Как уже говорилось, тиражи русских золотых монет были невелики. Золотые большого веса на протяжении одного правления, даже в XVII в., выпускались в считанном количестве экземпляров, да и те порой оставались невостребованными. Например, за тридцатилетнее царствование Алексея Михайловича (1645-1676) известен только один случай пожалования золотого в 10 угорских Богдану Хмельницкому в 1654 г. Из двух золотых "московского дела" в 9 угорских, изготовленных в 1659 г., один пожалован боярину князю Алексею Никитичу Трубецкому, а второй так и не пригодился, и в 1676 г., после смерти царя, был отдан на переделку в Государеву мастерскую палату. Неизвестно, кому принадлежал дошедший до нас золотой в 8 угорских Алексея Михайловича, хранящийся ныне в Эрмитаже. Золотые в 7 угорских жаловались в 1659 г. боярину Василию Борисовичу Шереметеву и стольнику князю Федору Федоровичу Куракину, а в 1671 г. - сыну упомянутого А.Н. Трубецкого, боярину князю Юрию Алексеевичу. Не более трех-пяти раз были пожалованы золотые в 6,5, в 6 и 5 угорских.

Жалованный медальон герцога Фридриха Вильгельма II Саксен-Альтенбургского (1603-1669) в оправе с эмалями. 1632 г. Оборотная сторона.

Золотые меньших достоинств выпускались в куда большем количестве. Так, золотых "в четь" угорского, пожалованных в 1654 г. малороссийским казакам, было отчеканено более 70 тысяч. А в числе наград, розданных царевной Софьей за первый Крымский поход, золотые в угорский получили порядка 2,8 тыс. человек, в три четверти - 1,5 тыс., в половину - 2,26 тыс., а в четверть - 8,5 тыс.

Нередки были случаи, когда русские золотые жертвовались получившими их людьми наиболее чтимым иконам в качестве "привесок", которые сберегались длительное время. Этот обычай позволил сохранить до петровских времен внушительный фонд русских золотых, особенно XVII в., из которых потом пополнялись замечательными редкостями коллекции первых российских нумизматов. Современникам Петра Великого мы больше, чем другим, должны быть признательны за то, что они уберегли от тигля плавильщика многое из того, чем гордятся наши музеи. Сегодня в собраниях Эрмитажа, Исторического музея, музеев Московского Кремля хранится более четырехсот подлинных русских допетровских золотых, чеканившихся почти всеми государями, начиная с Ивана III. По периодам правления, оформлению монетного кружка, весу можно выделить не менее 60 типов.

Едва ль среди любителей отечественной нумизматики найдется тот, кто не захотел бы украсить свою коллекцию хотя бы одной золотой монетой русской чеканки допетровского времени или, за неимением лучшего, приобрести новодел екатерининского времени, каких немало было выпущено в 80-е гг. XVIII в. на Санкт-Петербургском монетном дворе. Правда, и эти "воспроизведения", принимаемые порой за подлинные монеты, на нумизматическом рынке весьма недешевы. Встречаются и несомненные фальшивки, фабрикацией которых не менее полутораста лет промышляют те, кто не прочь "подзаработать" на чужой неосведомленности.

Золотой в 8 угорских Алексея Михайловича (1645-1676), украшенный изумрудами и жемчугом.

Нужно сказать, что определение подлинности и денежная оценка допетровских золотых - проблема, способная поставить в тупик даже опытного эксперта. Заглянем, например, в каталог аукциона, проведенного швейцарской "Gallerie des Monnaies" в Новом Орлеане (США) в июле 1981 г. Золотой в половину угорского Ивана IV лучшей сохранности, чем единственный известный в России экземпляр Исторического музея, в нем оценен в 3000 американских долларов. Золотой этот вполне справедливо помечен, как чрезвычайно редкий (excessively rare). Следующие за ним, золотые денга Шуйского и копейки Владислава, примерно той же сохранности, отнесенные к категории исключительно редких (excessively rare), оценены в 1500 долларов каждая. Если считать цену первого золотого оптимальной, то оценки копейки и денги, чеканившихся для обращения, и только по нашим музейным собраниям известных в десятках экземпляров, следует признать завышенными. Или еще одна монета - якобы уменьшенный до двух третей угорского золотой Михаила Федоровича (1613-1645) - явный новодел: его аверс отчеканен штемпелем, использовавшимся в XVIII в. для чеканки новодельных дукатов Федора Алексеевича, правившего с 1676 г. Цена этой мнимоподлинной монеты - 1000 долларов. Следующий через несколько лотов "угорский" Софьи, справедливо отнесенный к категории очень редких (very rare; в российских музеях их уже выявлено 40), оценен, тем не менее, в 1500 долларов, то есть выше предыдущей монеты, помеченной как "исключительно редкая". Приведенный пример вполне актуален. И по сей день цены русских допетровских золотых, как в аукционных, так и в систематических каталогах, выглядят обоснованными.

А вот другой пример. В 1985 г. издаваемый в США журнал Русского нумизматического общества опубликовал присланный Уильямом Л.С. Барретом снимок десятикратного золотого с ушком царевны Софьи, который в декабре 1984 г. продавался на аукционе Spink'а более чем за 2750 английских фунтов стерлингов. Авторам этих строк известны более десятка подобных экземпляров, выполненных в технике литья из различных металлов - серебра, олова, меди.

Литая копия большого золотого с портретами царей Ивана и Петра Алексеевичей, царевны Софьи Алексеевны.

Один из них, публикуемый здесь, в 1995 г. был приобретен с рук у магазина "Нумизмат" на Таганке в Москве за сумму менее 10 долларов. Этот "новодел" состоит из двух спаянных половинок, каждая из которых отливалась отдельно. Вполне вероятно, что проданный в Англии золотой экземпляр принадлежит к этой же серии. Тем более что проработкой деталей он отличается от безусловно подлинного золотого в 8 угорских того же типа, имеющегося в собрании Московского Кремля. Мы отнюдь не подвергаем сомнению репутацию известного аукционного дома, но, согласитесь, в происхождении всех этих "золотых" нужно бы хорошенько разобраться.

Причина всех недоразумений - в отсутствии серьезного справочного издания о русских допетровских золотых. Поэтому в течение нескольких последних лет мы собираем материалы для составления корпуса этих монет, в который, наряду с подлинниками, намерены включить и все их повторения. Хотелось бы верить, что эта публикация поможет нам получить нужную информацию от читателей журнала, которым мы заранее выражаем свою признательность.

журнал "Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования"
№ 1, 2002 год

В начало раздела "Монеты">>>