Логотип

Канкрин и его финансовые реформы

В этой статье из цикла «Финансовые реформы в Российской Империи» пойдет речь о Егоре Францевиче Канкрине и о его финансовых реформах.

Родился Егор Францевич Канкрин (Georg von Kankrin) в 1774 году в городе Ганау (Гессен). Закончив гимназию, он получил высшее образование в университетах Гессена и Марбурга и уже в двадцать лет был доктором права. Канкрин обладал множеством талантов, которые позволили ему получить обширные познания во многих областях. Он также увлекался горным и строительным делом. В 1797 году, по желанию отца, Канкрин прибывает в Россию. Франц Людвиг, его отец, был известным горным инженером и заведовал старорусскими соляными заводами.

В России карьера Канкрина поначалу не складывалась, да и Петербург он невзлюбил, так как он сильно болел от здешнего климата. У себя на родине Егор Францевич уже имел достаточно высокий чин, и за счет этого в Петербурге он сразу стал надворным советником. Занять более приличную должность Канкрину мешало незнание русского языка. И только через три года, под покровительством И. А. Остермана, ему подготовили место помощника при отце. Он занимался соляным и лесным делом, а в 1809 году его назначили инспектором немецких колоний в Петербургской губернии, и он переехал в Стрельну.

Канкрин увлекался не только техническими дисциплинами, но и любил занятия литературой. Он написал много трактатов на экономические и общеполитические темы на немецком языке. Одно из первых подобных произведений – «О военном искусстве», написанное в 1809 году привлекло внимание военного министра Барклая-де-Толли. И вскоре о Канкрине узнает император Александр I. В 1812 году его назначают генерал-интендантом армии под предводительством Барклая-де-Толли, а в 1813 году - русской действующей армии.

Как отмечали современники, Канкрин очень «экономно» провел Отечественную войну 1812 года. Благодаря его усилиям остались неизрасходованными 26 млн. рублей из сумм, ассигнованных на войну. Более того, после войны он представил документы, по которым при общих расчетах с союзниками Россия уплатила не 360 млн., которые с неё требовали, а лишь 60 млн. рублей.

Пробыв на государственном посту несколько лет, имея опыт деятельности в масштабе России, Канкрин ясно представлял себе все особенности жизни страны. В 1815 году он подал царю записку о необходимости освобождения крестьян. Это был настоящий план постепенной ликвидации крепостного права в России. Неудивительно, что в высшем свете министра не любили. К тому же как финансист, он всегда защищал казенные интересы, преследовал взятничество. Да и характером обладал трудным: был способен на едкие остроты. В обществе его называли не иначе как «нелюдимым ворчуном», «мизантропом из немцев». В 1820 году он подал в отставку, а вскоре получил лестное и очень выгодное предложение – перейти на службу в Австрию. Но Канкрин уже привязался к России и отказался ее покинуть.

В 1822 г. он вновь вернулся к активной деятельности: Александр I ввёл его в Государственный совет, а в 1823 г. Канкрин сменил Д. А. Гурьева на посту министра финансов. Звезда его карьеры поднялась в зенит.

В высших кругах назначение Канкрина встретили недоброжелательно. Многие говорили тогда, что этот безбожно коверкающий русский язык немец не знает России и разорит её непременно. Но получилось наоборот. «Немец» оказался финансистом высочайшего класса и большим государственным деятелем, который направил свои недюжинные способности на повышение благосостояния страны.

В 1769 году, при Екатерине II, в денежную систему России вводят ассигнации. Поначалу номинальная стоимость ассигнаций не превышала 1 млн. рублей. Ассигнации были обеспечены серебряными и медными монетами. Но уже в 1786 году объем ассигнаций увеличился до 46 млн. рублей, а ещё через несколько лет он составлял 158 млн. рублей. Вследствие этого возник избыток денег, и это повлекло обесценивание ассигнаций по отношению к твердой валюте. А вскоре, после отечественной войны 1812 года, обесценивание ассигнаций повторилось.

Канкрин занял пост министра финансов в 1823 году, в то время, когда денежное хозяйство империи находилось в плачевном состоянии и всё более приходило в упадок. В Российской денежной системе существовало три курса бумажного рубля. Первый служил для расчета с иностранными торговцами и обмена на иностранную валюту. Второй использовался при взымании налогов, а по третьему заключались все внутренние сделки. 16 ноября 1817 года был принят документ, по которому при взымании пошлин один рубль серебром приравнивали к 4 рублям ассигнациями. К 1820 году ценность ассигнаций удалось поднять на 40 копеек (документ от 28 ноября 1819 года). Канкрину удалось сохранить такое отношение ассигнаций к серебряному рублю до 1839 года*, хотя по прежнему этот курс не отражал действительность. Государство теряло на этом деньги, и манифестом от 1 июля 1839 года серебряный рубль был принят за основную денежную единицу, а также был установлен общий курс ассигнаций по отношению к серебряному рублю для всех видов денежных операций. Теперь за один рубль серебром давали три рубля пятьдесят копеек ассигнациями. Так Канкрин начинал свою денежную реформу 1839-1843 годов.

Следующим шагом Егор Францевич ввел в обращение новое платежное средство – депозитные билеты, достоинством в один, три, пять, десять, двадцать пять, пятьдесят, сто рублей. Депозитные билеты имели хождение наравне с серебром. В конце 1841 года депозитные билеты были заменены кредитными билетами. Засчет обмена ассигнаций и депозитных билетов на кредитные, государству удалось скопить около 65 млн. рублей серебряной монетой.

Также Канкрин ввёл акцизные (косвенные) налоги на табак, сахар, что вызвало недовольство в обществе. Ведь раньше государство пополняло свои финансы традиционно за счёт податных сословий. Теперь же выплачивать налоги пришлось и неподатной части населения, и в первую очередь это коснулось дворянства. Были введены высокие пошлины на ввозимые в Россию товары, а в 1826 году был установлен новый таможенный тариф. Канкрин способствовал развитию горного дела, золотопромышленности, поощрял геологические изыскания. Он помогал организовывать геологические экспедиции, налаживал метеорологическую службу. Заботился он и о будущих кадрах: при нём были созданы Лесной и Технологический институты, высшие сельскохозяйственные школы, горные учебные заведения. Кроме того, Канкрин охотно финансировал капитальное строительство: возводились здания новых институтов и музеев, мосты. Были отстроены таможня в Петербурге, здание биржи в Москве. Сооружались казённые здания в Архангельске, Одессе, Риге и Таганроге.

Превыше всего Канкрин ставил бережливость. В первые же годы Егор Францевич скопил 160 млн. рублей, которые пошли на Русско-иранскую (1826-1828 гг.) и Русско-турецкую (1828-1829 гг.) войны. Финансовая система, созданная Канкриным, действовала до Крымской войны (1853-1856 гг.). Затем в России снова наступил денежный кризис. В 1855 году расходы государства превышал доходы в два раза.

В 1839 г. Канкрин тяжело заболел. Он несколько раз просил царя об отставке, но Николай I, отпуская министра в продолжительные отпуска для лечения за границей, отставку не принимал. В 1844 г. Канкрин вновь заболел и вскоре умер. Егор Францевич Канкрин до сих пор считается одной из крупнейших фигур в истории российских финансистов.

 Источник (текст документов) - "Корпус русских монет" великого князя Георгия Михайловича.

В начало раздела "Монеты">>>