Логотип

МЕНЯЛЫ

Менялы были уже в Древней Греции. Они знали до тонкостей все пересчеты, могли сразу определить, какая монета и какого государства лежит перед ними, сколько монет другого города нужно выдать за нее. Опытным глазом меняла мог в куче монет найти фальшивую. Древний философ Эпиктет говорил, что для этого менялы (в Греции они назывались «трапезиты») пользовались четырьмя чувствами: зрением, осязанием, обонянием и слухом.

 

В лавке итальянского менялы можно было обменять привезенные из Багдада золотые восточные динары на золотые флорины и при этом узнать, сколько серебра в византийской или венецианской монете можно получить за эти флорины, скажем, в Падуе.

У арабских менял существовал специальный термин «накада», что означало «отбирать полновесные и добротные монеты от плохих и легковесных». У восточных поэтов и философов это слово стало обозначать «отбирать хорошие стихи от неудачных», т. е "критиковать и рецензировать". Это очень интересный факт, показывающий, как монеты, деньги вторгались во все области человеческой жизни и как хорошая, полновесная монета становилась символом не только благополучия и власти, но и красоты, эстетических достоинств. Это были проявления все того же золотого и денежного фетишизма.

 

От лавок менял ведут свое происхождение современные банки. Само слово «банк» происходит от староанг­лийского слова bank, что означало «скамья», на которой сидел меняла. Когда менялу уличали в обмане, его скамью и стол ломали. Banca rotta — разбитая скамья. Потом этими словами стали обозначать крах предприя­тия или банка, т. е. банкротство.

Итальянские торговые, финансовые дома и агентст­ва, ведущие свое происхождение от лавок менял, ста­ли прообразом крупных финансовых капиталистиче­ских предприятий. Уже в XIV в., на заре капиталисти­ческого общества, в Италии банкирские компании об­ладали колоссальными капиталами и пускали в обо­рот огромные вклады. При банкротстве упомянутого дома Барди оказалось, что одно только духовенство имело вкладов на 550 тыс. золотых монет — флоринов. Несколько позднее банкирские конторы в Германии XV —XVI вв. стали еще более всеобъемлющими пред­приятиями и держали вклады всех слоев общества — князей, графов, простых дворян, горожан, богатых и бедных, ремесленников, слуг, крестьян. И там они пла­тили по «пяти со ста», т. е. 5% годовых.

Банкиры были связаны с пиратами, работорговца­ми, грабителями, финансировали пиратские экспедиции, иногда под видом путешествия «для открытия новых земель» участвовали в работорговле. Это была пора первоначального накопления капитала, и она от­мечена страшными преступлениями, которые соверша­лись в погоне за деньгами.

В начало раздела "Монеты">>>