Логотип

ОБЕЗЬЯНЬИ МОНЕТЫ

 Несколько лет назад на страницах французского еженедельника «Юманите-Диманш» появилась фотография: министр финансов Франции позировал перед фотокамерой, показывая новую французскую монету в два франка. Подпись под фото гласила: «Жискар (имелся в виду бывший президент Франции Жискар Д'Эстэн) вам обещал, что она будет серебряной. Его министр Булэн показывает вам ее только из меди и никеля. Но самое страшное в том, что монета еще не появилась, а уже девальвировалась. За последние 20 месяцев франк потерял 17% своей стоимости по курсу марки, 25% по курсу швейцарского франка. Обезьянья монета!»

 То, что произошло с новой двухфранковой монетой, несколько раньше случилось с монетами в 1 и 5 сантимов, или, как французы называли последнюю,— «су». Когда-то это была серебряная монета, своим названием восходящая к латинскому слову «солидус», однако в 60-х гг. эти монеты прекратили свое существование, потому что на них стало практически невозможно ничего купить.

Примерно в то же время британский министр финансов Н. Лоусон принял решение изъять из обращения однофунтовые банкноты и заменить их металлическим фунтом. Почти сразу же новые монеты заслужили всеобщую нелюбовь англичан. В отличие от прежних времен, когда покупательная способность фунта стерлингов была весьма высокой, он в результате инфляции стал чем-то вроде разменной мелочи, которая лишь оттягивает карманы. «Извини, приятель, но я вынужден дать тебе эту медяшку вместо сдачи» — подобные слова, как сообщала манчестерская газета «Гардиан», ярко отражают отношение людей к нововведению.

Национальный конгресс Перу с 1 января 1985 г. учредил новую денежную единицу — инти, делящуюся на 100 сентаво. Один инти приравнялся к тысяче «золотых солей». Денежная реформа была вызвана инфляцией, составившей 120% в год. На самую крупную монету—100 солей — невозможно было купить даже коробку спичек.

В Египте также были вне­сены изменения в денежную систему: в египетском фунте стало только 100 пиастров. Традиционное деление фунта на тысячу меллимов отменено, так как в последние годы меллим представлял собой ценность разве что для коллекционеров, поскольку на него также нельзя было ничего приобрести. Коробок спичек стоил 5 пиастров, а проезд в автобусе —10. Рост цен отправил меллим, прослуживший 101 год, «на пенсию».

Исчезновение мелкой монеты из обращения в силу обесценивания стало типичным для капиталистических стран. Вот еще один яркий пример. В Италии сначала перестали выходить алюминиевая монета в 5 лир с изображением дельфина и руля рыбацкой лодки, а затем исчезла монета в 10 лир с изображением сохи и хлебных колосьев. Оказалось, что эту монету, которая в 1959 г. пришла на смену однолировой, на предприятиях по производству одежды использовали в качестве основы для пуговиц. И дело было не только в ее подходящем размере— покупательная способность монеты стала столь низка, что делать из нее пуговицы оказалось весьма прибыльным.

Что ж, бизнес есть бизнес. Даже на инфляции дельцы наживаются и делают рекламу. В Абу-Даби во время перерыва между таймами футбольного матча рекламное агентство выкатило на поле новенький «мерседес». Представитель фирмы объявил, что машина будет передана тому, кто обнаружит в кармане и внесет символическую плату— три монеты по одному филсу, которые «ходили» с 1973 г., но на которые практически ничего невозможно было купить и они в самое короткое время исчезли из кошельков. Организаторы этого рекламного трюка, хорошо знавшие обстановку в финансовой сфере, мало рисковали. Они не проиграли бы, установив плату даже в один филс. Но три филса давали страховку от проигрыша. Расчет оправдался, такой «суммы» не оказалось ни у кого.

В начало раздела "Монеты">>>