Логотип

Советские монеты высших степеней сохранности: правда и вымысел

Данная статья — краткий обзор чеканки в СССР монет с обозначенными на них датами выпуска (в 1923–1963 гг.), не соответствующими времени их реальной эмиссии, и с «улучшенным», по сравнению с регулярными экземплярами, качеством поверхности монетного поля. Приведенные сведения базируются на официальных документах Гознака, архивных данных Ленинградского монетного двора (ЛМД) и других исторических источниках.

10 рублей. 1911. СПб. АГ – ЭБ. Золото. Новодел, 1920-е. Тираж оригинальной монеты 50 000. Тираж новодельной монеты более 2 000 000

Коллекционирование монет и медалей, имеющих наиболее высокую по международной классификации степень сохранности поверхности, всегда было прерогативой наиболее обеспеченных собирателей, в определенной степени входящих в нумизматическую элиту. В дореволюционной России количество монет, чеканившихся полированными штемпелями практически ежегодно, но в количестве, определявшемся лишь числом состоятельных заказчиков, было невелико. Вполне вероятно, что данные о точном количестве заказанных монет можно найти в документах Монетного двора или Министерства финансов, однако, насколько известно автору данной публикации, подобными изысканиями никто еще не занимался. В целом, исходя из анализа российских и зарубежных аукционных продаж за много лет, можно оценить количество сохранившихся до наших дней монет в 10–100 «полированных» экземпляров каждого номинала в год.

В современной нумизматической литературе отдельными авторами производятся попытки распространить подобную, то есть весьма низкую степень встречаемости (и, соответственно, высокую стоимость на антикварном рынке) и на полированные монеты первых лет Советской власти, что, однако, совсем не соответствует действительности. Еще более прискорбно опубликование в ряде изданий информации о так называемых «советских новодельных монетах», базирующейся не на достоверных данных, сохранившихся в архивах и доводившихся до сведения ученых и коллекционеров на нумизматических конференциях, а на слухах и праздных домыслах. К сожалению, до сих пор не разработан понятийный аппарат советской нумизматики, хотя, как известно автору, определенные шаги в этом направлении осуществляются московскими исследователями.

Обзор чеканки «новодельных» памятных медалей, осуществлявшийся как на протяжении всего существования СССР, так и в постсоветское время, выходит за рамки этой работы. Также в этой статье не рассматривается чеканка монет с использованием подлинных монетных штемпелей, изготовленных на монетном дворе, но производимая вне его стен.

Вероятно, самой первой «новодельной» чеканкой на ЛМД была эмиссия золотых 5– и 10–рублевых монет дореволюционного образца, осуществлявшаяся, скорее всего, как «подстраховочный» вариант при выпуске советских червонцев с сеятелем. Маточники для 10–рублевой монеты 1911 года были изготовлены 9–10 августа 1923 года, а для 5–рублевой монеты 1898 года — в августе 1924 года. Пятирублевики чеканили в январе–феврале 1926 года на сумму 5 000 000 рублей (т. е. 1 000 000 штук), а червонцы — с декабря 1925 года по март 1926–го, всего на сумму 20 110 000 рублей (т. е. 2 011 000 штук). Чеканка монет осуществлялась только обычными, не полированными штемпелями. Эмиссия золотых монет была продолжена и в 1926/27 хозяйственном году, однако автору пока не удалось установить, штемпелями монет какого образца (дореволюционного или «сеятеля 1925 г.») и в каком соотношении она была произведена. Не установлено пока и точное количество выпущенных экземпляров, но можно оценить его примерно в 130 тысяч штук. Имеется ряд косвенных сведений, по которым в будущем можно будет попытаться установить штемпельные различия золотых «николаевских» монет, отчеканенных до и после 1917 года (как это сделал В.В. Уздеников относительно нидерландских дукатов петербургской чеканки 1768–1867 годов в своей книге «Монеты России. 1700–1917»).

Следующим большим заказом, выполненным ЛМД в 1926/1929 хозяйственных годах, были работы по изготовлению «советской полированной монеты для Советской Филателистической Ассоциации» (СФА). Можно предположить, что определенную роль в осуществлении продаж советских (и царских) монет за границу за валюту сыграло и открытие в 1924 году Банка для внешней торговли СССР (Внешторгбанка), наделенного соответствующими полномочиями и впоследствии выступавшего в роли заказчика ряда монет на ЛМД.

Самые ранние сведения об изготовлении на заводе полированных монетных штемпелей относятся к 1926 году. В отчетах граверной мастерской медальерной части ЛМД указано, что в первом полугодии в ней подготовили 48 таких штемпелей. С октября 1926 по сентябрь 1927 года на ЛМД было изготовлено 116 полированных штемпелей, большей частью предназначенных для чеканки монеты. О количестве отчеканенных денежных знаков могут свидетельствовать цифры тиражей, обозначенные в документе, отражающем количество «изготовленной к выпуску серебряной и медной монеты с 29 августа 1921 г. по 1 августа 1930 г.», включающем в себя и данные о «коллекционных кружках монеты». Из ряда тиражей в десятки тысяч или миллионов экземпляров выбиваются два экземпляра рублевых монет, чеканенных в 1925/26 годах, и 1207 рублевиков — в 1926/27 годах. Чекан «коллекционных» полтинников этих лет выделить пока не удается, так как в это время они чеканились массовыми тиражами. Можно лишь предположить, что их количество было близко к количеству рублей. Что касается всех номиналов мелких серебряных монет 1926/27 годов, то их тиражи подозрительно одинаково заканчиваются на цифру «1507» (причем 15–копеечных монет было всего отчеканено именно столько; как известно, биллонная советская монета с датой «1926» не чеканилась). Вероятно, это и есть тиражи коллекционных монет. Медных же экземпляров (½, 1, 2, 3 и 5 копеек) было изготовлено по 53 купюры (разумеется, кроме полукопеечников; полный тираж этой монеты составил 1 080 053 экземпляра).

1 рубль. 1921. АГ. Серебро. Новодел

Эмиссия «полированной монеты советского чекана» была продолжена в 1927/1928 годах — 1500 подобных экземпляров. Кроме того, было отчеканено 76 «образцовых кружков монеты разных видов». Из документов Монетного двора удалось выяснить тиражи монет отдельных номиналов: серебряных рублей, полтинников и монет в 10, 15 и 20 копеек изготовили по 200 штук, бронзовых монет достоинством в 1, 2, 3 и 5 копеек, а также медных полукопеечников, — по 100 штук. В следующем отчетном году на ЛМД, помимо основного заказа на разменную монету, было отчеканено дополнительно «86 коллекционных кружков монеты разных достоинств на сумму 11 руб. 88 коп.». Помимо прочих работ, в медальерной части было «снято слепков с коллекционных штемпелей — 18». Вероятно, это свидетельствует о проведении чеканки новоделов монет царского периода: как обычных, так и полированных серебряных рублевиков 1915 года и знаменитых «гангутских рублей».

Вновь отчеканенные полированные монеты сразу же поступили в нумизматический фонд СФА, а в открытую продажу попали уже в 1928 году. Однако назначенная высокая цена (64 рубля 75 копеек за комплект из 36 монет) привела к тому, что покупателями этих экземпляров стали преимущественно зарубежные коллекционеры и подавляющее большинство полированных экземпляров попало за границу. Количество этих монет достаточно велико, и редко более или менее крупные торги русских монет на аукционах Запада и Америки проходят без их участия. Немало экземпляров осталось и на территории советской России. В конце 1980–х – начале 1990–х годов они были весьма доступны и оценивались в $50–100 за штуку. Цена на полтинники и рубли могла доходить до $200 за обычные и $300 — за редкие разновидности.В настоящее время рыночная стоимость полированных советских монет значительно возросла и составляет $150–400 за мелкие и $500–1000 за крупные номиналы. На аукционах, учитывая колоссальный интерес крупных инвесторов к нумизматическому материалу в последние годы, эти цифры могут быть и выше.

Судя по редким сохранившимся экземплярам монет 1929–1931 годов, отчеканенных полированными штемпелями, подобные эмиссии могли осуществляться в указанный период на ЛМД для СФА или других организаций, однако официальных документов на этот счет пока не обнаружено. Вполне вероятно, что часть этих монет могла быть изготовлена значительно позднее, чем указано на дате, помещенной на их оборотной стороне. За исключением, пожалуй, лишь серебряных 10– и 15–копеечных монет 1931 года, о которых точно известно, что они поступили в Государственный Эрмитаж 22 сентября 1931 года, по два экземпляра каждого номинала. Также известно о передаче в Эрмитаж в начале 1930 года из нумизматической коллекции Монетного двора полированного рубля 1921 года. В отличие от попавших тогда в обращение (преимущественно на территории Украины) серебряных 20–копеечников, достаточно широко представленных в частных нумизматических коллекциях, подлинные монеты из драгоценного металла достоинством в 10 и 15 копеек 1931 года в негосударственных собраниях автору данной статьи не известны.

Имеется достаточно много сведений о чеканке мельхиоровой монеты полированными штемпелями в начале 1930–х годов, однако в ну–мизматической литературе изображения этих монет до сих пор не опубликованы. Например в отчете за 1932 год сохранились документы, свидетельствующие о том, что на ЛМД специально осуществлялась «шлифовка и полировка штемпелей [в количестве] — 4 [экземпляра]». Не исключено, что в действительности объемы заготовок специального штемпельного инструмента были значительно выше.

В ранней работе «Разновидности монет советского чекана» известных советских нумизматов Д. Мошнягина и Н. Дашевского указывалось существование монет полированного чекана «с 1921 г. по 1938 г.», однако в рукописной версии каталога, датированной 1982 годом, эти сведения были несколько уточнены авторами (изготовление новоделов относилось ими только к 1928–1932 годам). Вероятнее всего, в связи с началом гонений на коллекционеров, закрытием СФА и осложнением международной обстановки (и, как следствие, с затруднением продаж советских монет на мировом рынке), чеканка монет улучшенного качества поверхности была на ЛМД прекращена в первой половине 1930–х годов.

По сведениям М. Смирнова, в конце 1940–х годов по прямому распоряжению руководства Гознака на ЛМД поступил «Список советских монет, которые могут быть изготовлены для Музея изобразительных искусств им. А.С. Пушкина». В нем предлагалось отчеканить полные серии разменных советских монет с 1921 по 1947 год включительно. Как предполагается, основанием для этого послужила заявка музея на пополнение своей, весьма скудной на тот момент, советской части нумизмизматической коллекции. К сожалению, в архиве самого музея какие­либо документы, подтверждающие инициирование заказа на изготовление новоделов, отсутствуют. Были ли тогда изготовлены указанные монеты поканеизвестно, однако в ноябре 1955 года в ГМИИ с ЛМД поступили вместе с обычными монетами образцы серебряных монет 1924 года и два золотых червонца 1925 года. Несмотря на наличие необходимого оборудования для изготовления монет с улучшенным качеством поверхности и начавшееся широкое распространение коллекционного движения в СССР со второй половины 1950–х годов (в 1947 г. в Ленинграде при Доме ученых была организована секция коллекционеров; в 1958 г. открылось Ленинградское общество коллекционеров, в состав которого с начала 1959 г. была включена секция нумизматики и бонистики), попыток возобновить чеканку новодельных монет на протяжении нескольких последних лет не осуществлялось. О том, что в начале 1960 года на заводе сохранилась возможность изготавливать полированные кружки, свидетельствует один из приказов об объявлении выговоров двум работникам ЛМД, самовольно вырубившим и отполировавшим 15 мельхиоровых кружков якобы «для изготовления медальонов».

20 копеек. 1921. Серебро. Новодел

Недавно автором статьи был обнаружен ряд документов, позволяющий однозначно датировать очередной выпуск «новоделов» разменных советских монет 1955 годом. Кроме того, следует отметить факт появления подобных монет в частных собраниях и в середине 1960–х годов. Вероятно, это было связано с чеканкой монет, предназначенных для пополнения коллекции музея Гознака, и осуществленной в 1962 или 1963 году. Всего на протяжении с 1955 по 1963 год в общей сложности, было отчеканено не менее нескольких десятков более или менее полных годовых комплектов советских монет.

В процессе их выпуска был использован штемпельный инструмент разных годов. В результате этого на свет появилось большое количество монет с никогда не существовавшими в обращении сочетаниями штемпелей лицевых и оборотных сторон. Наиболее характерными представителями подобных допущенных ошибок могут служить бронзовые 3–копеечники 1933, 1934 и 1937 годов, отчеканенные лицевой стороной серебряного 20–копеечника 1924 года. Не меньше известен и 20–копеечник 1934 года, при тиражировании которого был взят штемпель, переставший использоваться с 1932 года, в результате чего получился неожиданный «гибрид». Следует отметить, что подобные «ошибки» весьма высоко оцениваются коллекционерами, и стоимость подобного экземпляра на сегодняшний день превышает $10 000. Стоимость новоделов, отчеканенных сочетанием «простых» штемпелей, составляет $100–300, при том что цена подавляющего большинства монет с теми же датами (кроме редких «годовиков»), но находившихся в обращении, находится в пределах от $1 до $10.

По мнению М. Смирнова, в это же время на ЛМД были изготовлены из драгоценных металлов новодельные монеты 1920–х годов, в том числе и золотые червонцы 1923 и 1925 годов.

В начало раздела "Монеты">>>