Логотип

CАХАРНОЕ СЕРЕБРО

Владевшая некогда четвертью мира Великобритания на Южноамериканском континенте имела лишь одну колонию – Британскую Гвиану (ныне республика Гайана). Изначально она называлась Эссекибо и Демерари; первые монеты для этих земель были серебряными и отчеканены в Лондоне в 1809 году.

Казалось бы, что особенного? А вот что: в то время ни у одной английской колонии не имелось своей серебряной монеты, за исключением Цейлона, а также ряда владений Ост-Индской компании на Индостане (которые, по большому счету, колониями не являлись). Жители британских владений в Новом Свете от Квебека до Тринидада пользовались разрубленными на части или целыми (но с надчеканкой) испанскими реалами. Более того - в самой метрополии с 1800 года полностью прекратился выпуск серебряной монеты, начиная с 1 пенни. Великобритания дорожила крайне ценным в условиях войны валютным металлом, которым оплачивались поставки корабельного леса, железа, зерна и других стратегических товаров. Именно для внешних нужд Банк Англии в 1804 году начал перечеканивать скопившиеся у него испанские пиастры в торговые доллары. И тут Королевский монетный двор выпускает и отправляет в одну из колоний крупную партию серебряных монет общим весом почти 1,4 тонны! За что же такая честь?

Сахар. Все дело в сахаре. Гвиана – область между Ориноко и Амазонкой - была в то время крупнейшим производителем и поставщиком сахара-сырца на мировой рынок. Западную часть Гвианы - междуречье Эссекибо и Демерари - с конца XVI века параллельно осваивали голландцы и англичане. В середине следующего столетия эти земли перешли под контроль Нидерландов, но голландцы не стали препятствовать английским поселенцам, разбивавшим здесь сахарные плантации (к началу XIX века почти три четверти плантаций в колониях принадлежали англичанам). В 1667 году голландцы присоединили к своим сахарным владениям еще и колонию на реке Суринам, обменяв ее у англичан на Нью-Амстердам (будущий Нью-Йорк).

 Плантации сахарного тростника в Гайане © T.A. Dickinson

 Благодаря поставкам из Нового Света - с островов Карибского моря и из Гвианы - сахар довольно быстро превратился из экзотического товара в продукт, привычный для европейцев. Потребление сахара в Великобритании с 1700 по 1800 год выросло в 15 раз! В годы Великой Французской революции в Париже случались волнения, вызванные дефицитом не только хлеба, но и сахара. Если уж речь зашла о революции, надо отметить, что первой страной, попавшей под влияние Франции, стала Голландия, где в 1795 году, при поддержке французских штыков, была провозглашена республика Батавия. В следующем году Англия объявила войну Батавии, и британские войска оккупировали Эссекибо и Демерари. Но в 1802 году вернули колонии голландцам - согласно Амьенскому мирному договору. Голландские власти объявили английским поселенцам в Гвиане, что дают им три года на свертывание своих дел и отъезд из колоний. Но Амьенский мир оказался недолгим. В мае 1803 года Великобритания возобновила войну с Францией. В сентябре английские войска, почти не встретив сопротивления, вновь заняли Эссекибо и Демерари, а на следующий год – еще и Суринам. Заполучив эти земли, Великобритания, владевшая Барбадосом и Ямайкой, стала мировым лидером в торговле сахаром.

Желая поколебать опиравшееся на морскую торговлю могущество Англии, Наполеон в 1806 году объявил блокаду Британских островов. Соответствующим декретом император запретил союзным Франции государствам принимать в своих портах любые корабли, приходящие из Англии или английских колоний. Великобритания в ответ объявила о блокаде портов Франции, ее союзников и своем праве досматривать суда нейтральных государств, туда следующих.

Поставки сахара, кофе, хлопка и многих не колониальных товаров в Европу резко сократились (положение несколько спасала контрабандная торговля, развернувшаяся в невиданных дотоле масштабах). Английские плантаторы в Гвиане терпели огромные убытки. Тем не менее, жизнь там шла своим чередом, и англичане не собирались оставлять Эссекибо и Демерари.

Денежная система колоний базировалась на универсальной валюте – испанских пиастрах; при британцах в обращение поступили монеты с надчеканкой – номиналом в 3 бита (=15 пенсов) из вырубленной «сердцевины» пиастра, и в 3 гилдера (=5 шиллингов) из его основной части. Но такая денежная сетка была примитивна и неудобна. В 1809 году военная администрация Эссекибо и Демерари запросила метрополию о возможности чеканки официальной монеты, что могло бы одновременно стать экономическим и политическим актом – свидетельством прочности британских интересов в Южной Америке (в тот год, к слову, английские солдаты вместе с португальцами оккупировали еще и Французскую Гвиану). И монеты были отчеканены – номиналами в ¼, ½, 1, 2 и 3 гилдера. Правда, на их реверсе указывалось «token». Британцы - большие законники - постарались соблюсти приличия: они не владели, а лишь оккупировали Эссекибо и Демерари, и потому формально не имели права заводить здесь свою монету (по той же причине в колониях продолжали действовать многие голландские законы, а в местных судах – заседать голландские поселенцы). Обозначение token появилось и на разменных бронзовых монетах номиналом в один и половину стивера 1813 года чеканки (Наполеоновские войны еще не завершились, и решать судьбу колоний союзников Франции было рано). Но вернемся к временам континентальной блокады. 

 В 1809 году Великобритания отменила блокадные требования к судам Соединенных Штатов, направляющимся в европейские порты. Торговля колониальными товарами заметно оживилась, в том числе и сахаром (доказать, что американский корабль везет сахар из английских колоний, было практически невозможно – американская Луизиана тоже выращивала сахарный тростник). В системе континентальной блокады появилась брешь, и в 1811 году Франция разорвала торговые отношения с Соединенными Штатами. Тогда американцы отказались от торговли с британскими колониями. Англичане, в свою очередь, вновь ввели режим досмотра американских судов, что, в конечном счете, привело к войне США с Великобританией. Американские военные корабли осенью 1812 года даже попытались взять в блокаду столицу Эссекибо и Демерари – Джорджтаун. Мировая торговля сахаром полностью встала. Склады английских купцов были забиты колониальными товарами, плохо продававшимися и в самой Великобритании по причине оскудения кошельков ее граждан. Впрочем, и Франции в буквальном смысле пришлось не сладко. Еще в начале 1790-х она потеряла «сахарные» Гаити и Мартинику (первую - вследствие восстания негров-рабов, вторую оккупировали британцы). В 1810 году англичане отняли у французов Гваделупу и Маврикий. «Ни золота, ни серебра мне не хватало так, как сахара и кофе», - вспоминал потом Наполеон на острове Святой Елены. Франция попыталась перейти на суррогаты. Наполеон издал декрет, покровительствующий производству свекловичного сахара, и пообещал 1 млн франков тому, кто разработает наиболее эффективную технологию переработки свеклы. Но никто так и не получил эту награду.

Вместе с падением Наполеона восстановилась торговля Европы с Новым Светом. Согласно решениям Венского конгресса, Великобритания вернула Франции оккупированные острова, а Нидерландам – Суринам. Но самые плодородные южноамериканские земли - Эссекибо, Демерари и Бербис – англичане оставили себе. За эти и еще захваченную во время войн Капскую колонию в Африке англичане обязались уплатить голландцам 3 млн фунтов. В 1816 году Королевский монетный двор в Лондоне возобновил чеканку серебряной монеты для собственной страны и… Эссекибо и Демерари! По дизайну они соответствовали предыдущему выпуску, но слова token на них уже не было. Позднее Эссекибо, Демерари и Бербис были объединены в одну колонию - Британская Гвиана. А название «Демерара» закрепилось за сортом сахара характерного золотисто-бурого цвета – вы можете без проблем найти его на полках гастрономов и супермаркетов.

В начало раздела "Монеты">>>