Логотип

«ЗАБЫТЫЙ» НЕЛЬСОН

Собирая британские токены с изображениями парусных кораблей, я обнаружил странную закономерность: чем громче и значительнее были победы прославленных адмиралов той эпохи, тем меньше монет им посвящалось. Разгадка парадокса оказалась довольно простой. Но прежде чем открыть ее, расскажу поподробнее об интриге. Начну с адмирала, чей портрет первым появился на токенах – Ричарда Хау.

В честь герцога Хау с 1794 по 1797 годы было отчеканено, по моим подсчетам, порядка 15 разновидностей полпенни, а также фартинги в трех вариантах (у ряда полпенни есть «подвиды», отличающиеся обозначенными на гурте именами заказчиков, а некоторые сочетания аверса и реверса – это выпуски в угоду коллекционерам). На лицевой стороне большинства токенов портрет флотоводца сопровождает надпись “The Glorious First of June” («Славное первое июня») или просто “First of June”. 1 июня 1794 года эскадра Ричарда Хау атаковала превосходящую ее по силам французскую эскадру, которая прикрывала транспортный караван, плывший из Соединенных Штатов в Брест. Хау перехватил французов близ испанского мыса Финистерре. Сражение длилось два часа. Англичане захватили шесть, потопили один и вывели из строя семь кораблей противника. Но при этом 11 британских кораблей – почти половина эскадры - получили серьезные повреждения. К тому же остатки французского флота вместе с транспортами смогли дойти до Бреста. Тем не менее, на родине Ричарда Хау, прославившегося в стычках с французами еще во время восстания в североамериканских колониях, чествовали как победителя. Правда, в Адмиралтействе сражение было раскритиковано: в нарушение традиций и инструкций Хау приказал кораблям идти в бой не линией, а, разделившись, сквозь строй противника, чтобы атаковать его с подветренной стороны. Позже эту тактику взял на вооружение Нельсон. 

  

На токенах с портретами Хау встречаются самые разнообразные патриотические лозунги, например: «Rule Britannia» - «Правь, Британия», «The Wooden Walls of Old England» и «The Guard and Glory of Britain» - «Деревянные стены Старой Англии» и «Защита и слава Британии» (панегирики английскому флоту), «King and Constitution» - «Король и конституция», «Liberty and Commerce» - «Свобода и коммерция». И совсем уж горделивое «May the French ever know Howe to rule the main» - «Пусть французы навсегда запомнят, как управляют морем» (здесь обыгрывается созвучность фамилии адмирала слову «how» – «как», а «the main» означает «открытое море»).

Не менее горделивые надписи можно прочитать на токенах 1797 года, посвященных адмиралу Джону Джервису: «Valentine presented to Spain by Adm. Jervis» - «"Валентинка" для Испании от адмирала Джервиса», «Under Providence the Invincible Fifteen» - «По воле Провидения непобедимые пятнадцать» (токен с этой легендой был отчеканен в Портсмуте, главном порту Англии, по заказу крупного местного обувщика Джозефа Брента). 14 февраля 1797 года, в день Святого Валентина, эскадра Джервиса числом 15 линейных кораблей и 4 фрегата дала бой испанскому флоту в 27 линкоров и 10 фрегатов у мыса Сан-Висенте на юго-западе Португалии. На токенах с Джервисом присутствуют цифры 15 и 27 потому, что силы сторон в то время оценивались по количеству линейных кораблей: если фрегаты обычно вооружались 30-40 пушками, то на линкорах стояло от 70-80 до 100-130 орудий. Испанцы шли в Брест на соединение с франко-голландским флотом, который должен был блокировать английские порты и высадить десант в Ирландии, а затем и в самой Англии. Джон Джервис применил тот же прием, что и Ричард Хау – разрезание строя противника. Англичане (к слову, в сражении в ранге коммодора участвовал Горацио Нельсон) пленили четыре вражеских линкора, не потеряв ни одного своего корабля. Испанцы укрылись в Кадисе, где долго простояли под блокадой Джервиса. Французский десант в Великобританию был сорван.

Несмотря на всю важность победы Джервиса, токены в его честь появились всего в восьми вариантах: пять по полпенни и три по фартингу. Но адмирал Нельсон удостоился еще меньшего! Его победа в 1798 году при Абукире в устье Нила (Нельсон потопил три и взял в плен девять французских кораблей – почти все военные суда, что имелись у Наполеона в египетскую кампанию) была отмечена… одним токеном. А Трафальгарская битва была помянута на токенах только в 1811-12 годах, когда в обращении появились два варианта полпенни с портретом адмирала и его знаменитым посланием морякам перед началом схватки: «England expects every man to do his duty» - «Англия надеется, что каждый мужчина исполнит свой долг». Причем оба были отчеканены в городах, далеких от моря - Шеффилде  (графство Йоркшир) и Стоктон-он-Тисе (в соседнем с Йоркширом графстве Кливленд). Джон Джервис, положим, запятнал свою славу жестоким подавлением матросского мятежа в 1799 году в Спитхэде. Джервис приказал повесить зачинщиков их же сослуживцам, причем организовал казнь так, чтобы она видна была со всех соседних кораблей. Но Нельсон?!.. Да, у него были недоброжелатели в высшем свете, даже в Адмиралтействе, но матросы на него едва ли не молились, а на суше… «Все знали истории его битв, везде висели его портреты. Он был первой знаменитостью в современном понимании этого слова», - пишет Том Поллок, один из биографов Нельсона. В сражении у мыса Трафальгар ученик Джервиса разгромил франко-испанский флот, которому, по замыслу Наполеона, предстояло прикрывать мощнейший десант в Англию. 21 октября 1805 года 27 британских линкоров столкнулись с 33 линкорами противника. Пять часов непрерывной стрельбы, тысячи погибших, и среди них сам адмирал, но - потоплены и пленены 18 вражеских кораблей, а на планах вторжения французов в Англию поставлен крест. Почему же после Трафальгара не появилось токенов с лозунгами «TheGlorious 21 of October» и «The Guard and Glory of Britain»?

Потому что в Британии с 1798 по 1810 годы чеканить токены не было никакого смысла (у англичан, как известно, чувства редко берут верх над рациональностью). Они и не чеканились. Вообще. В 1797 и 1799 годах монетный двор Soho в Бирмингеме изготовил по госзаказу несколько миллионов медных пенни, полпенни и фартингов. Столь же масштабная чеканка официальной мелочи повторилась в 1806-07 годах, и британский рынок вполне насытился разменной монетой, из-за нехватки которой в конце XVIII века в обращении  появилась монета частная. Лишь в 1811 году, когда в результате войн и континентальной блокады Англия оказалась на грани экономического кризиса, промышленники и торговцы снова стали заказывать токены – очевидно, в расчете выиграть на разнице между номиналом монеты и стоимостью ее чеканки (цена меди тогда начала падать по причине ее неожиданного перепроизводства). Чеканились эти токены не столь широко и массово, как ранее и оформлялись, как правило, без особых художественных изысков. Лозунгов на них уже не было. Полпенни с призывом Нельсона – исключение из общего ряда, возможно, чей-то патриотический или пропагандистский жест (недаром первый вариант появился в Шеффилде - центре сталелитейной и оружейной промышленности). Главной  же знаменитостью, чей портрет в то время украшал многие токены номиналом в пенни и полпенни, был герцог Артур Веллингтон – командующий английской армией на континенте и союзными войсками в битве при Ватерлоо. «В последние годы борьбы с Наполеоном армия на короткое время стала более популярна у нации, чем флот, - отмечает английский историк Джордж Тревельян. – Именно потому, что победа при Трафальгаре была решающей и полной, она отодвинула наш «потрепанный бурями флот» на задний план. Теперь умы людей были заполнены победами Веллингтона».

Но легендарный Горацио Нельсон, разумеется, не был забыт. В его честь отчеканили множество памятных медалей, а по окончании Наполеоновских войн на одной из центральных площадей Лондона, названной Трафальгарской, установили памятник – колонну с фигурой адмирала, отлитой из трофейных корабельных пушек.

В начало раздела "Монеты">>>