Логотип

Крест на византийской монете

Крест был первым из символов христианской веры, нашедших свое место на римской монете. Это произошло уже в IV веке, и с тех пор монеты христианской империи были немыслимы без этого универсального знака Спасения. Он имел не только религиозный, но и государственный смысл.

Гексаграмма Константа II (641—668)

Определяющим в его восприятии было предание о видении креста Константину Великому накануне решающей битвы за Рим. Слова «Сим победиши!», внушенные тогда императору, определили будущее отношение монархов к этой эмблеме. «Константиновская традиция» предопределила длительность бытования креста в нумизматике. На медных позднеимперских выпусках IV—V веков кресты различной величины и конфигурации, когда бессистемно, когда упорядоченно, располагаются на свободных участках монетного кружка, близ императорских фигур либо буквенных обозначений номинала (с конца V века). Наряду с ними – популярная в то время христограмма, то есть монограмма имени Спасителя, состоявшая из греческих букв I (йота) и X (хи), либо X (хи) и P (ро). Впервые она украсила монету еще при Константине Великом, увенчав собой императорский штандарт лабарум. Эти редкие монеты константинопольского чекана плюс описание лабарума, оставленное Евсевием Кесарийским, позволяют детально реконструировать облик некогда знаменитой регалии обновленного Рима.

В большинстве случаев христограмма, подобно крестам, помещалась на свободном участке монетного поля, занятом фигурами императоров. Она украшала штандарты и щиты в их руках. Она же могла заполнить собой весь монетный кружок, превращая его в знак личной преданности императора своему Господу. Таковы, например, крупные фоллисы узурпатора Магненция (351—353), несущие христограмму Хи-Ро во все поле реверса.Инициатива Магненция явно копировала знаменитый приказ Константина о начертании первых букв Божественного имени на щитах его солдат. Подобная демонстрация благочестия под знаком креста на монетах состоялась в самом начале V столетия, когда его изображение целиком заполнило монетный кружок. Правда, величина самого кружка медных номиналов (АЕ4) Аркадия и Феодосия была столь небольшой, что крест на них едва читался.

Но прошло еще несколько лет, и на золотых солидах Феодосия II (408—450), чеканенных в честь двадцатилетия его пребывания на престоле в звании Августа (с 420/421 гг. до 429 г. с легендой VOTXX MVLTXXX), крест впервые занял место главного элемента монетного поля. Орудие Страстей Христовых было изображено на реверсе в виде тяжелого, усыпанного драгоценными камнями-точками трофея — знамения Победы, некогда сообщенного Константину и с тех пор почитавшегося его преемниками. Крест поддерживает стоящая крылатая Виктория, в то время уже не столько богиня, сколько олицетворение императорской военной доблести Virtus. Несмотря на кажущуюся парадоксальность сочетания — христианский символ в руках языческой персонификации – эта композиция органично выражала идею «постоянной победы» императора-христианина, объединяя образы различных идеологических и религиозных систем. На понимание креста как орудия победы недвусмысленно указывает и легенда VICTORI AAVCCC («победа Августов»). В торжественных проповедях ранневизантийского времени крест часто возвеличивался как победное оружие полководцев, страж городов и устрашение врагов (например, в слове «На Воздвижение Святого Креста» Андрея Критского).

Крест на солиде, возможно, был изображением величественного и пышно изукрашенного креста, воздвигнутого благочестивым Феодосием II на Голгофе. Этот крест стоял на открытом дворе посреди целого комплекса мемориальных сооружений святого места как напоминание о Распятии и в то же время — как знак Божественной победы над смертью. Поводом к его водружению стали события предшествовавшего года, описанные в хронике Марцеллина Комита. Тогда паломникам было видение креста Христа в небесах и крестов, проявившихся тогда же на одеждах наблюдателей. Перенос его изображения на монету — пример достаточно редкого в византийской нумизматике изображения на монете реального объекта, наделенного символическим значением.

Со времени Маркиана (450—457) тип «Виктория с крестом» в сопровождении легенды VICTORI AAVCCC стал практически единственным на солидах Восточной Римской империи. Монеты с ним чеканились при трех последующих императорах: Льве I (457—474), Зеноне (474—491) и Анастасии (491—518), а также в самом начале правления Юстина I (518—527). Крест изображался без какого-либо постамента, но мозаика римской церкви Санта-Пуденциана начала V века показывает его стоящим на невысоком постаменте, устроенном на холме и возвышающимся над стенами и зданиями Иерусалима.

Солид Анастасия (491—518)

При Юстине I изображение Виктории на оборотной стороне солида замещается изображением ангела, в результате чего тема императорской победы начала избавляться от пережитков языческой мифологии и связываться с деяниями архангела Михаила — предводителя небесного воинства. Предпосылкой к первому за столетие изменению типа реверса послужило прекращение многолетних разногласий между официальной имперской и западной церквами. Это отдалило от Константинополя восточные провинции Сирии и Египта, зараженные к тому времени монофизитством, но сблизило его с Римом и Италией. Встреча папских послов на Пасху 519 года была отмечена всеобщим ликованием; «никто не запомнит... такого количества причастившихся, как было в тот день», сообщил византийский хронист. Это событие, по всей видимости, инициировало замену профильного изображения Виктории, держащей крест, фронтальной фигуркой ангела рядом с тем же символом христианской Победы. Облачение ангела, в отличие от Виктории,— «мужские» туника и паллиум, а в левой его руке, как бы в пандан «украшенному» точками кресту, он держит сферу, увенчанную чуть меньшим по размеру крестом. Оставшаяся без изменений легенда VICTORI AAVCCC утверждала преемственность символического замысла композиции.

Следующее решительное обновление иконографии аверса солида еще более откровенно выдержано в духе «константиновской» традиции, восходящей к преданию об обращении первого христианского императора.

Непосредственным толчком к Renovatio Constantini в VI веке стала персидская война, которую вел Тиверий II (578—582). Желая обращением к «знамению победы» Константина Великого добиться успеха в персидской войне, этот император поместил на реверсе солидов ступенчатый крест, сначала — в сопровождении легенды VICTORIA TIBERI[i] AUG[usti] («Победа Тиверия Августа»), затем — более традиционной и всеобъемлющей VICTORIA AVG[USTORUM]. Как сообщает епископ Иоанн Эфесский, Тиверий, по его собственному признанию, велел изобразить крест на монетах всех трех золотых номиналов после бывшего ему видения во сне: «и затем он (Тиверий) публично исповедал себя христианином; т. к. Юстин (предшественник Тиверия — император Юстин II) чеканил на своих дариках женскую фигуру, уподобленную Венере, и это Тиверий прекратил и отчеканил крест на оборотных сторонах своих монет: и это, как он сам мне сказал, ему явлено было во сне».

Наиболее вероятно, что изображение креста на четырех широких ступенях восходило все к тому же Голгофскому кресту-монументу Феодосия II «из золота, целиком изукрашенному драгоценными камнями», который появился на монетах после 420 года. Однако есть и другая точка зрения, согласно которой на солидах Тиверия II был изображен золотой крест, стоявший на колонне Константина в византийской столице.

Солид Ираклия (610—641)

В специализированной литературе его характеризуют как «сross potent», то есть крест победный, сильный, могущественный. Он изображался с четырьмя дополнительными поперечинами, стоящим на трех или четырех ступенях (причем четвертая могла быть обрезом-экзергом, под которым находилась традиционная аббревиатура CONOB). Ступени, по-видимому, требовались для воссоздания образа холма, спускавшегося неширокими уступами (террасами). Говорят, что очертания их сохранились до сих пор.

В VI—VII веках форма креста на ступенях много раз менялась. При Тиверии поперечины всех четырех концов — очень короткие, поскольку изображают не крест вообще, а крест с рукавами, расширяющимися к концам и украшенными «слезками», то есть жемчужинами или другим орнаментом. Таким он показан на мозаике римской церкви Санта-Пуденцианы, многочисленных солидах V века, на других памятниках той эпохи.

Ступенчатый Голгофский крест помещался на солидах, крест на сфере – на семиссах, просто крест – на тремиссах. Кроме того, об устойчивости идеи Renovatio Constantini в царствование Тиверия свидетельствуют серебряные монеты с изображением креста без ступеней на реверсе, с надписью LUX MUNDI или христограммы, чеканенные в Карфагене.

В конце VI века все возраставшее почитание креста как знамения победы и священной реликвии христиан приняло новые формы: при возвращении императора Маврикия в 593 году из Фракии частица Истинного Древа креста была закреплена на золотом копье, которое несли перед войском в качестве «нового лабарума» (в сравнении с лабарумом Константина). На оборотной стороне солидов этого императора вновь появилась фигура ангела с крестом и сферой в руках, причем истончившийся крест, завершенный христограммой, теперь, скорее, напоминал пастырский посох, нежели свой монументальный прототип V века.

Следующий этап прославления креста тоже связан с войной, которую император Ираклий (610—641) вел против персидского шаха Хосрова II Парвиза (591—628). Долгое время война шла неудачно для Византии. Животворящий Крест Господень, палладиум империи, был пленен персами во взятом ими Иерусалиме, но вера в его неизбежный триумф выразилась в обновленных типах золотой и серебряной монет. Победоносные походы Ираклия длились семь лет, приняв характер священной борьбы за возвращение Креста и торжество христианской веры; частица Истинного Древа была с императором в его первом походе 622 года.

Для пополнения опустевшей казны Ираклию пришлось воспользоваться сокровищами церкви. Из золота и серебра были отчеканены монеты, которыми расплатились с солдатами. И по сей день клады монет Ираклия часто находят в Малой Азии и Закавказье, там, где когда-то двигались его войска. На эти солиды и серебряные «двойные милиарисии» (гексаграммы) вернулось изображение креста – реликвии, за повторное обретение которой сражалась Византия. Он по-прежнему имел вид ступенчатого «Голгофского» креста, воздвигнутого на Горе Распятия в V веке, но уничтоженного персами вместе с большинством других мемориальных сооружений Святой Земли. При Ираклии рисунок креста изменился. Его нижняя поперечина либо поглощается верхней ступенью, либо исчезает, так что древко креста упирается непосредственно в ступень. Со временем поперечины креста увеличивались в длину, а ступени становились уже и круче, поэтому крест на солидах все меньше напоминал Голгофский. Эти изменения прослеживаются только в нумизматике, им нет параллелей в иных областях изобразительного творчества. Объяснить их можно утратой Голгофского прототипа, разрушенного персами в 610-е годы.

Гексаграммы Ираклия стали первой действительно массовой серебряной монетой империи за последние двести с лишним лет. Изображенный на них крест в деталях отличался от креста на солидах, тем не менеенормативное восприятие его как знамения и орудия победы отразилось в легенде DEUS ADIUTA ROMANIS («Да поможет Бог римлянам»), воспроизводившей боевой клич имперской армии. В чекане Константа IIконстантиновская традиция «расщепилась» — известны выпуски медных фоллисов с легендой-девизом «Сим победиши» (EN ТOUТО NIКА), окружающей фигуру императора в полный рост.

Ступенчатый Гологофский крест окончательно покинул солиды империи при Льве III Исавре (717—740), но не исчез вовсе с византийской монеты. Около 720 года Лев возобновил массовый чекан серебряной монеты –милиарисия вместо былой гексаграммы, сохранив на ней изображение ступенчатого креста с новой легендой IhSUS XPISTUS nICA («Иисус Христос побеждай»), — почти буквальной цитатой константиновой формулы «Симпобедиши».

Милиарисий Льва III (717—740)

Таким образом, за триста лет (с 420 по 720 гг.) изображение креста, восходившего к знаменитому Голгофскому мемориалу Феодосия II, появлялось на византийских монетах с тремя различными легендами: VICTORIA AVGU(STORUM), DEUS ADIUTA ROMANIS, IhSUS XPISTUS nICA. Все они раскрывали понимание креста как триумфального штандарта победоносного Христа Императора, «трофея, воздвигнутого Им Самим на том месте, где царила смерть» (Иоанн Златоуст).

Михаил БУТЫРСКИЙ

полную версию статьи со всеми иллюстрациями 
вы найдете в журнале 
"Антиквариат, предметы искусства и коллекционирования" 
№ 9 (20), 2004 г.

В начало раздела "Монеты">>>