Логотип

 

Рай меж двух морей

королевство БахрейнМаленькое королевство Бахрейн по-своему уникально. Взять хотя бы тот факт, что его берега омывает море, в котором вода местами — пресная!

На то, что архипелаг, состоящий из трех крупных и множества мелких островов, не оставят в покое соседи, указывает его географическое положение и уникальные природные условия. Острова, “спрятанные” на юге Персидского залива, служили перевалочным пунктом между Аравийским полуостровом и Персией и лакомой военно-морской базой. Кроме того, земля на островах была плодородна, а прибрежные воды богаты креветками, жемчугом и уникальными пресными источниками, бьющими прямо в соленой морской воде (Бахрейн по-арабски “два моря” — соленое и пресное). А в прошлом веке там нашли нефть. Что и говорить, слабая гарантия мирного существования “на отшибе” цивилизации!

Остров двух морей

Как считают ученые, острова Бахрейнского архипелага были заселены еще в незапамятные времена — не случайно эти места фигурировали в списке прототипов библейского сада Эдема.

В VI веке до н.э. Бахрейн входил в состав Вавилонского царства, и уже тогда для архипелага не жалели цветистых эпитетов — “Острова Вечной Жизни”, “Райские”, “Жемчужина Залива”… Первые исторические упоминания о княжестве Бахрейн относятся к началу нашей эры. В IV веке оно вошло в состав империи иранских шахов Сасанидов, оставаясь одним из центров несторианства — особого течения в раннем христианстве. Попав затем под власть Арабского халифата, бахрейнские правители приняли ислам.

королевство Бахрейн

А в 899 году “райские острова” стали полигоном еще одного религиозно-утопического эксперимента. Бахрейн захватили приверженцы радикального крыла мусульманской секты шиитов-исмаилитов — карматы. Они проповедовали всеобщее равенство и восстановление общинной собственности на землю и для реализации своей “исламской коммуны” выбрали как раз Бахрейн. Государство карматов процветало на островах почти два столетия и изрядно потрясло исламский мир. Карматы брали дань даже с халифа Багдада, а в 930 году осадили Мекку, захватив там и переправив на Бахрейн главную святыню мусульман — Черный Камень Каабы. Карматы рассчитывали на солидный выкуп, однако в 951 году камень был возвращен мусульманам. Хотя и при обстоятельствах загадочных: в один прекрасный день служители мечети под Багдадом (!) обнаружили оставленный кем-то мешок, в нем — священный камень и записку: “Мы забрали его по приказу, по приказу и возвращаем”.

Карматов прогнали с Бахрейнского архипелага новые арабские халифы из династии Аббасидов. А в середине XIII столетия княжество обрело независимость. Но ненадолго — манящие пришельцев острова еще долго переходили из рук в руки: от эмира Ормуза к португальцам, а от тех — к персам. Только в 1783 году шейхи из династии аль-Халифа, родом из Кувейта, отвоевали Бахрейн у Персии и по сей день правят маленьким архипелагом.

королевство Бахрейн

Двадцатый век Бахрейн встретил в статусе британского протектората, каковым он стал в 1871 году и оставался ровно век. Таково было желание и шейхов аль-Халифа, настойчиво искавших союза с могущественной европейской державой, способной оградить архипелаг от посягательств алчных соседей. Спустя полтора десятилетия после окончания Первой мировой войны, во время которой англичане построили в Бахрейне свою первую крупную военную базу в Персидском заливе, в прибрежных водах была обнаружена нефть, и союз с Британской империей еще больше окреп. Настолько, что глава британской администрации в районе Персидского залива выбрал своей резиденцией столицу княжества — Манаму.

Впрочем, англичане строили в Бахрейне не только базы и нефтяные вышки — но и жилые дома, больницы, дороги, а также современную систему образования. А в 1960 году вручили ответственность за будущее Бахрейна генсеку ООН. В том же году правящий шейх Иса бен Салман аль-Халифа принял титул эмира. Спустя восемь лет Бахрейн, Катар и Договорный Оман объявили о создании Федерации арабских княжеств Персидского залива. Но тут шах Ирана заявил о своих притязаниях на “незаконно отторгнутую территорию”, и лишь вмешательство великих держав заставило Иран отозвать свои претензии. А народ Бахрейна на состоявшемся в 1970 году плебисците высказался за независимость, каковая и была предоставлена княжеству год спустя.

Мост в будущее

Первым главой независимого государства стал 38-летний эмир Иса бен Салман, девятый представитель правящей династии аль-Халифа. Он начал свое правление с того, что приостановил вступление Бахрейна в формировавшийся тогда политический союз стран Персидского залива — Объединенные Арабские Эмираты. Вместо этого эмир ввел в стране элементы конституционной монархии — в 1973 году Бахрейн вторым из государств региона обрел избираемый парламент и конституцию (правда, дававшую право голоса одним мужчинам).

королевство БахрейнА спустя всего два года “одумавшийся” монарх-реформатор приостановил ее действие и распустил парламент. Разочаровавшись в демократических экспериментах, эмир Иса свои главные усилия направил на подъем экономики, а после начавшейся в тех же 1970-х затяжной гражданской войны в Ливане Манама перехватила у Бейрута звание главного финансового центра Ближнего Востока.

Установив в стране авторитарный режим, эмир до конца дней оставался противником смертной казни — большая редкость на арабском Востоке! Главным же делом жизни эмир Иса считал постройку 16-километрового моста между берегом Саудовской Аравии и искусственным островом, откуда до главного острова Бахрейна протянута 9-километровая дамба. Мост был открыт в ноябре 1986 года и соединил его страну с Аравийским полуостровом. И хотя главное участие в строительстве приняла Саудовская Аравия, вклад в эту арабскую “стройку века” правителя Бахрейна трудно переоценить.

Но до этого эмиру пришлось пережить серьезные неприятности внутри страны, также связанные с исламом. После иранской революции 1979 года в Бахрейне подняли головы местные фундаменталисты-шииты. И хотя задуманный ими государственный переворот провалился, шиитские выступления не прекращались последующие десятилетия. Все же эмиру удалось удержать религиозные страсти под контролем и остаться в памяти подданных велик реформатором и миротворцем. Когда в 1999 году его сразил инфаркт, в первые же часы после траурного сообщения к дворцу монарха выстроилась невиданная для маленького Бахрейна очередь из желающих отдать последние почести.

Трон наследовал старший сын покойного — 49-летний шейх Хамад бен Иса аль-Халифа. Он получил начальное образование во дворце и в 14 лет — уже в статусе наследника престола — был отправлен отцом в Кембридж изучать английский язык, а затем учился в привилегированном военном училище. По возвращении домой наследный принц, прошедший еще и курс в Военно-командном училище армии США, участвовал в создании национальной армии, а после обретения страной независимости стал ее первым министром обороны.

Заняв трон, эмир Хамад постарался исправить ошибки отца и в 2002 году провозгласил конституционную монархию, приняв титул короля Хамада II. В стране был восстановлен двухпалатный парламент, нижняя палата которого избирается всенародным голосованием, а верхняя — Консультативный совет (Меджлис аш-Шура) — назначается королем. Впервые за всю историю Бахрейна право голоса получили женщины. Король постарался наладить отношения и с шиитами. Группировки последних были впервые допущены до участия в парламентских и муниципальных выборах 2006 года.

Синбад-мореход и принцесса

В частной жизни новый монарх Бахрейна демонстрирует приверженность мусульманским традициям, но он и вместе с тем не чужд западных веяний. Среди его увлечений — как традиционные для арабских шейхов соколиная охота и скачки, так и гольф, теннис, футбол. А еще король водит собственный самолет. У Его Величества — всего одна жена, его двоюродная сестра Сабика бинт Ибрахим аль-Халифа. И четверо детей — 38-летний наследный принц Салман, его младшие братья Абдалла и Халифа и сестра Наждла. Четвертый сын, Фейсал, погиб в 2006 году в автомобильной катастрофе.

Наследник престола шейх Салман бен Хамад бен Иса аль-Халифа во многом пошел по стопам отца. Он окончил школу на родине и продолжил образование за рубежом. Правда, вдобавок к военному диплому у принца еще и два гражданских — бакалавром политологии он стал в Америке, а магистром истории и философии — в Кембридже. Как и отец, шейх Салман руководит обороной страны.

Наследник престола женат, имеет двух сыновей и дочь. Он увлекается автогонками — в прошлом году стал совладельцем двух “автоконюшен”.

Следованием традициям можно считать и то, что члены королевской семьи занимают высшие посты в государстве. Зато поступки некоторых других королевских родственников вызвали не только международный скандал, но и охлаждение отношений с добрым союзником Бахрейна — Соединенными Штатами. Речь идет о любовном романе, всполошившим в 1999 году Америку.

Страсти тогда разгорелись поистине шекспировские. Современная Джульетта (бахрейнская принцесса Мариам аль-Халифа) встретила своего Ромео (американского военного моряка Джейсона Джонсона) в одном из торговых центров Манамы. Она была знатна и богата! Он — бедный моряк. Она — мусульманка, он принадлежал к общине мормонов. Обе религии признают многоженство, но это единственное, что их объединяет. Короче, арабская принцесса была не пара американскому моряку, о чем недвусмысленно заявила королевская семья. И тогда современный Ромео вместе со своей Джульеттой учинили такое, что поверить невозможно! Джейсон подделал удостоверение сотрудника ВМФ США, нарядил свою возлюбленную в мужскую одежду, и в таком виде им удалось обмануть хваленую американскую иммиграционную службу! Едва ступив на территорию США, пара тут же направилась в Лас-Вегас, где для заключения брака и развода формальностей не требуется. Пришлось еще выдержать многомесячные баталии с той же иммиграционной службой, но в итоге нелегальная иммигрантка все же получила заветную Green Card. Как “политическая беженка”, которую, якобы, на родине ждали позор и неизбежная смерть. История “Синбада-морехода и принцессы” обошла все мировые таблоиды, телеканалы наперебой приглашали молодую пару, и, казалось, еще одна голливудская сказка становится реальностью. Но спустя два года брак распался, и после событий в сентябре 2001-го беглянка вернулась на родину. А еще через три года в Лас-Вегасе супругов развели “из-за непреодолимых культурных и религиозных различий”.

Доходы и расходы

Однако все последние годы короля Бахрейна больше волновали другие проблемы — экономические и политические. Главным образом — нефть, на которую приходится 60% национального экспорта. Цены на нефть растут, а вот запасы ее в королевстве стремительно иссякают. Поэтому монарх всячески укреплял другие отрасли экономики, в частности, банковский сектор — Бахрейн уже называют главным “оффшорным раем” в регионе. Кроме того, в стране сегодня плавят алюминий, производят химические удобрения и развивают туризм. Немало денег “плывет” в казну вместе с американским флотом, для которого Бахрейн — главная база в Персидском заливе. Во всяком случае, по данным международных экспертов, Бахрейн демонстрирует один из самых впечатляющих темпов роста в арабском мире. Те же эксперты отмечают беспрецедентный для ближневосточной страны уровень экономической свободы. Которая неплохо сочетается с пресловутой “социалкой” — например, Бахрейн стал первой арабской страной, где выплачивают пособие по безработице.

И все же основания для беспокойства у правящей монархии имеются. И это не только проблема “нефтяного краника”, который вот-вот пересохнет. Продолжаются коррупционные скандалы (последний имел место в апреле 2003-го, когда обанкротились два государственных пенсионных фонда), не хотят угомониться радикалы-шииты, да и оппозиция не устает обращать внимание международных правозащитников на повторяющиеся рецидивы недавнего авторитарного прошлого. В общем, перефразируя нашего классика, все страны, в отличие от семей, несчастливы одинаково. Большие и малые — размер не имеет значения.