Логотип
Hoff

Фарфоровый рынок Петербурга

Какие сведения могут дать нам старые газеты, мемуары или специализированная литература? Помимо обычной информации текущего порядка, они — ценнейший источник для анализа, например, фарфорового рынка. Коллекционеру эти сведения небесполезны.

 

Две вазы и чайная чашка с медальоном, стилизованным под розу. Нач. XX в. З-д Тов-ва М.С. Кузнецова в Вербилки. Фарфор, надглазурная роспись, позолота. Музей Дмитровского фарфорового завода

Столица Российской империи в XIX – начале XX веков — центр фарфорово-фаянсовой промышленности всей страны. Здесь в XIX веке находились Императорский фарфоровый завод, фарфоровые заводы Батенина (1814–1838) и братьев Корниловых (1835–1917) и фаянсовые предприятия С. Поскочина (1817–1842)–Голенищевой-Кутузовой (1842–1851)–барона Корфа (1851–1887)–Емельянова (с 1887 года) и Гинтера (1818–1870).

Продукция Петербургского фарфорового завода благодаря подаркам Императорского Двора правителям западноевропейских государств была известна в Европе, а корниловский фарфор пользовался успехом у рядовых покупателей, и к концу XIX столетия достиг берегов Америки. Фарфор петербургских предприятий экспонировался на регулярно устраивавшихся в Москве и Петербурге мануфактурных выставках.

В «Обзоре выставки русской мануфактурной промышленности 1861 года» газета «Санкт-Петербургские ведомости» отмечала неоспоримые достоинства продукции Императорского завода: «…разнообразие, число предметов, размер многих из них… Фарфоровая масса, как глазурованная, так и бисквитная, по чистоте своей стоит, несомненно, выше других. Формы весьма разнообразны и очень много новых, за исключением разве ваз… Все вазы украшены великолепной живописью…»

Несмотря на широкую известность, изделия предприятия не могли удовлетворить спрос населения на бытовой фарфор. Фарфор ИФЗ относился к группе высокохудожественных произведений: завод выполнял только заказы царского двора и не выпускал массовую посуду. Фарфор ИФЗ продавался в Гостином дворе, в городском магазине завода в Петербурге и в Москве. Ассортимент, согласно архивным документам, был разнообразен: тарелки с видами Петербурга, фигурки, чернильные приборы, декоративные вазы и кашпо, пасхальные фарфоровые яйца и др.

Стоимость императорского фарфора была столь высока, что продукция, практически, не продавалась в частные руки.

Чашки с блюдцами со стилизованным изображением ландышей; с цветами лилии; с цветами вьюнка; с анютиными глазками. Начало XX в. З-д Тов-ва М.С. Кузнецова в Вербилках. Фарфор, надглазурное крытье, надглазурная роспись, позолота, паста. Музей Дмитровского фарфорового завода

В результате произошло постепенное закрытие сначала в 1837 году московского магазина, затем гостинодворской лавки, в 1859 — и городского магазина в Петербурге. Реализация изделий Императорского фарфорового завода в частные руки осуществлялась через публичную торговлю на ярмарках, благотворительные распродажи или лотерейные розыгрыши. Подобными распродажами успешно занималась в начале XX века баронесса Анна Платоновна, урожденная Зубова, супруга барона Н.Б. Вольфа, управляющего в 1900–1910 годах Императорскими фарфоровым и стеклянным заводами. В 1908 году Императорским фарфоровым заводом (ИФЗ) было отпущено 4 800 предметов для благотворительной продажи, а в 1909 — свыше 9 000 изделий.

Корниловский фарфор также характеризовался хорошим техническим и художественным уровнем исполнения. Относительно достоинств корниловского фарфора, показанного на выставке 1861 года, лестно высказался журнал «Мануфактур и торговли»: «В фарфоровых изделиях сего завода эксперты нашли массу по большей части чистою и белою, что служит доказательством тщательной подготовки материалов; глазурь чистою, но менее разливистою сравнительно с произведениями Гарднеровского завода; вещи же более разнообразными. Выделка точеных вещей и простых формованных признана довольно тщательною». Говоря о стоимости изделий завода братьев Корниловых, пресса отмечала: «…Но цены вообще слишком высоки».

В конце XIX–начале XX веков Корниловский завод в Петербурге переориентировался на более выгодную для себя продукцию и выпускал, в основном, технический фарфор. Белая и цветная фарфоровая посуда в начале 1900-х, продававшаяся, в большенстве своем за границу, составляла только десятую часть от количества выпускаемых фарфоровых изоляторов.

Петербургский фарфоровый рынок в XIX–начале XX веков заполняла продукция других российских фарфоровых предприятий. Прежде всего, это находившиеся в селе Вербилки, Дмитровского уезда фарфоровые и фаянсовые заводы М.С. Кузнецова, изделия которых сбывались по всей европейской и азиатской России.

Пепельница в виде фуражки. 1880–1890-е. З-д Гарднера. Частная коллекция

Сбыт своей продукции находили в Северной столице завод И.Е. Кузнецова, расположенный в Новгородской губернии, и предприятие С.Т. Кузнецова, основанное в 1843 году в пяти верстах от Риги. Из фаянсовых предприятий в Петербурге и Москве находили спрос изделия завода Ауербаха, который ежегодно продавал в обеих столицах товара на 30 тысяч рублей. Продукцию массового назначения изготовляли в Петербурге фаянсовые заводы Поскочина и Гинтера, известные своим участием в мануфактурных выставках в Петербурге и Москве.

На Первой промышленной выставке 1829 году в Петербурге изделиям завода Поскочина был присужден первый разряд за «доброту и качество отделки, красивость форм и умеренную цену». В магазине завода Э. Гинтера на Вознесенском пр., д. 12 в 1861 году имелись в продаже «сервизы фаянсовые с золотом» от 7 до 13 руб. и «кантом» — от 3 р. 50 коп. до 5 руб.; чашки чайные — от 1 р. 20 коп. и дороже; детские сервизы чайные и столовые; посуда кухонная, особенно кастрюли, «т.н. каменные, с большой выгодой заменяющие медные и по составу глазури безвредные». Так отмечено в газете «Санкт-Петербургские ведомости», 1861, № 79.

Цены на продукцию этих предприятий были значительно ниже, по сравнению с корниловскими. Например, на Выставке русской мануфактурной промышленности 1861 года корниловские вазы стоили от 5 до 22 рублей за пару, завода С.Т. Кузнецова в Риге — от 2 до 10 рублей за пару; сервизы чайные — «дежене» завода Корниловых на той же выставке можно было приобрести за 12–40 рублей, а рижские и того меньше — за 3–10 рублей. Конечно, более низкая цена сказывалась и на качестве фарфора и фаянса массового спроса. Обозреватель выставки 1861 года писал об изделиях рижского завода С.Т. Кузнецова в газете «Санкт-Петербургские ведомости», № 134: «Фарфор...сероват.

Общие формы недурны, многие со вкусом, но ничего нового в этих формах мы не заметили, а некоторые показались нам тяжелыми. В отношении декоративном преобладает золото и давит все остальное, порой чересчур пестрое и мало свидетельствующее о вкусе. Но в выставке г. Кузнецова есть достоинства, которые стоят далеко выше всех других экспонентов — это баснословная дешевизна. Чайный сервиз с дюжиною чашек, без декораций, но весьма недурной по фасону и исполнению, вовсе не подбор брака, и стоющий... всего 3 руб.»

Пробки в виде плясуньи и плясуна с бутылкой в руке. 1870–1880-е. З-д Гарднера. Частная коллекция

Продукция, относившаяся к разряду массовой, нередко сохраняла старые формы и декор. Современники отмечали в 1862 году, что в «магазинах можно встретить фасоны весьма не изящные, лет 30, если не больше вышедшие из употребления в столицах и больших городах, но до сих пор остающиеся в моде в известных местностях или в каком-нибудь кругу».

На протяжении нескольких десятилетий, с 1860-х годов до начала XX столетия, на фарфорофаянсовых заводах Гжельского уезда выпускались такие изделия. Например, трактирная посуда: чайники типа «репка» (сплюснуто-шаровидные) или высокие, граненые, манжетные, петербургские батенинские, имевшие распространение еще в 1830-е.

Статистика середины–второй половины XIX века показала, что в основном массовым спросом пользовались чайники, чашки, блюдца, тарелки, стаканы, разнообразные аптекарские сосуды, не отличавшиеся чистотой массы и тонкостью черепка, изяществом декора. Отдельные чайно-кофейные и столовые сервизы — даже не на 1–2 персоны — не находили особого спроса из-за своей дороговизны, их выпускали заводы М.С. Кузнецова, братьев Корниловых и другими предприятиями только по особым заказам.

Анализ рынка более чем столетней давности дает вполне очерченную картину наполняемости частных наборов кухонного, столового или декоративного фарфора. Отсюда открывается наполняемость современных коллекций и ассортимента антикварных магазинов. Можно с некоторой точностью определить ценность того или иного вида фарфорофаянсовой посуды и изделий, их количества на рынке, в собраниях, редкость, а значит, ценность тех или иных видов фарфорофаянсовых изделий.

В начало раздела "Керамика">>>