Логотип
Hoff

Майолика Сергея Чехонина

Художник Сергей Васильевич Чехонин известен благодаря своим работам в области графики и фарфора. Однако существуют еще и другие, мало исследованные страницы его творчества, одной из которых является монументальная керамика.

 

Фрагмент северного фасада гостиницы «Метрополь» с панно «Принцесса Греза». По эскизу М.А. Врубеля. 1901–1902

Архитектурная майолика занимает в наследии С.В. Чехонина значительное место. Сравнивая его с другими членами «Мира искусства», один из исследователей творчества художника отмечал: «Он начинал едва ли не с низшего, производственного и поднимался наверх, работая позже и в книжной графике, и в театральной декорации. Но до самого верха, в сущности, не добрался, потому что его немногочисленные станковые работы — как ни милы — слишком явно уступали декоративным. С ненасытной жадностью и даже азартом он овладевал всевозможными ремесленными техниками и, надо признать, на этом пути преуспел. Как мастер майолики участвовал в декорировании десятка зданий, начиная с “Метрополя” в Москве…»

Первоначальное художественное образование Чехонин получил в 1896 году, обучаясь в Рисовальной школе ОПХ у Я.Ф. Ционглинского и Е.А. Сабанеева, а керамике — у В. Шрайбера. Последующие три года (1897–1900) были связаны с Тенишевской мастер¬ской (преобразованной в «Свободную мастерскую»), где художник занимался у И.Е. Репина. После выпуска Чехонин сразу же был привлечен к работам в уже пользовавшейся известностью Абрамцевской керамической мастерской С.И. Мамонтова над майоликовым убранством московской гостиницы «Метрополь».

Панно «Архангел Михаил» для церкви Св. Архангела Михаилапри лейб-гвардии Московском полку. По эскизу С.В. Чехонина. 1905–1906

В мае 1899 года была создана комиссия для рассмотрения проектов гостиницы «Метрополь», которых к тому времени уже насчи¬тывалось более двадцати вариантов. Несмотря на то, что первую премию получил проект Л.Н. Кекушева, для реализации был выбран вариант В.Ф. Валькота, занявший лишь четвертое место. Комплекс, включивший в себя уже существовавшие корпуса гостиницы Че¬лышева, строительство которого совместно начали Л.Н. Кекушев и В.Ф. Валькот, задумывался как городской центр искусства, в него планировалось включить театр, зимний сад, залы для проведения танцевальных вечеров, маскарадов, выставок. Кроме В.Ф. Валькота и Л.Н. Кекушева, на раннем этапе строительства были привлечены К.А. Коровин, В.Д. Поленов, М.А. Врубель, П.К. Ваулин. После начала следствия над С.И. Мамонтовым, Санкт-Петербургское страховое общество, владевшее недостроенным зданием, сформировало новый творческий коллектив, куда вошли В.Ф. Валькот, И.В. Жолтов¬ский, И.А. Герман и другие. Общее руководство осуществляли П.П. Висьневский, С.П. Галензовский и М.М. Перетяткович. Здание поражало богатством и красотой отделки. На фасаде были установлены барельефы работы скульптора Н.Н. Андреева («Лето», «Осень»), привлеченного к работе для «Метрополя» в декабре 1901 года. Над отделкой внутренних помещений работали С.П. Галензовский, А.Э. Эрихсон, Т.А. Луговская, В.И. Рауш фон Траубенберг. Великолепным было и майоликовое убранство из 24 керамических панно. По эскизам М.А. Врубеля на сюжет пьесы Эдмона Ростана для северного фасада (по Театральному проезду) было исполнено панно «Принцесса Греза», установленное в декабре 1902 года и дополненное цитатой из Ф. Ницше: «Опять старая история, когда выстроишь дом, то замечаешь, что научился кое-чему». Кроме М.А. Врубеля, несколько панно (в том числе, «Поклонение божеству», «Поклонение природе», «Орфей играет», «Жизнь», «Полдень», «Жажда», «Клеопатра») создавались по проектам А.Я. Головина. По рисункам С.В. Чехонина в «Метрополе» были выполнены роспись «русского кабинета» в неорусском стиле и полихромный стеклянный потолок-фонарь для главного зала ресторана (совместно с Т.А. Луговской), художник принимал участие в отделке «русской палаты». Помимо росписей, художник выполнил перевод эскизов М.А. Врубеля и А.Я. Головина в керамику, а также создал керамический декор балконов гостиницы, фриз со словами Ф. Ницше и несколько небольших майоликовых панно для фасадов, которые были изготовлены в 1902–1904 годах под руководством П.К. Ваулина на Абрамцевском заводе по его рисункам. К сожалению, из-за расположения в верхних частях фасадов все панно оказались малоразличимыми.

Революционные годы не прошли бесследно для «Метрополя», уже в 1925 году появилась необходимость реставрации здания. 31 августа 1925 года ВХУТЕМАС обращается в Моссовет с просьбой ускорить передачу бывшей керамической мастерской «Абрамцево», крайне необходимой для работ по реставрации 2-го Дома Советов («Метрополь») и для учебных целей. При этом указывалось, что в мастерской сохранились формы работ Врубеля и часть оригиналов, идентичных разрушенным.

Фрагмент облицовочной плитки с растительным орнаментом. Керамическая мастерская «Гельдвейн — Ваулин» в Кикерино. По эскизу С.В. Чехонина (?). Майолика, роспись цветными эмалями, люстр, золочение (на ребрах). На обороте «Ч.С.». 1910. Частное собрание

Другой крупной работой С.В. Чехонина в области архитектурной керамики в Москве стало майоликовое панно, исполненное совместно с художником С.В. Герасимовым по эскизу архитектора А.А. Остроградского в 1911–1912 годах. Монументальное панно «Святой Георгий Победоносец» из керамических плиток с двумя миниатюрами на фасадах боковых флигелей венчает бывшее здание Городского начального училища на Девичьем поле (сейчас — один из факультетов 2-го Российского медицинского университета имени Н.И. Пирогова на Большой Пироговской ул., д. 9). Оно представляет собой сложную композицию, вписанную между тремя овальными окнами и ломаным карнизом крыши, а оконные дуги использованы в качестве основания горного ландшафта, на фоне которого скачущий Святой Георгий поражает копьем змея. По разным источникам, майолика для Городского начального училища была выполнена на Абрамцевском заводе, мастерской «Гельдвейн —Ваулин» в Кикерино или той и другой мастерскими совместно. В настоящее время в изображение Святого Георгия вбит кронштейн, поддерживающий провода троллейбусной линии.

Круг петербургских работ художника, исполненных по его проектам керамической мастерской «Гельдвейн — Ваулин» в Кикерино, более широк и разнообразен.

Наиболее ранней из них стал храм Святого Михаила Архангела при лейб-гвардии Московском полку (Б. Сампсониевский пр., д. 61), построенный по проекту А.Г. Успенского в 1905–1906 годах. По эскизу художника для церкви был выполнен наружный май¬о¬ликовый образ Архангела Михаила в виде стоящего на фоне крепости вооруженного пламенеющим мечом и щитом воина, наступившего на змею. В 1923 году храм был закрыт и через несколько лет капитально перестроен под столовую, в результате чего икона была утрачена и известна сейчас лишь по изображению в проспекте мастерской «Гельдвейн — Ваулин».

Неподалеку от церкви Святого Михаила Архангела находится и другой храм, когда-то украшенный С.В. Чехониным, — церковь Благоверной кн. Анны Кашинской при подворье Кашинского Сретенского женского монастыря (Б. Сампсониевский пр., д. 53), возведенная А.П. Аплаксиным в 1907–1909 годах. Круглый по форме фриз, исполненный по проекту С.В. Чехонина, располагался в верхнем ярусе колокольни, в месте ее перехода к луковичной главке. На синем фоне изображены четыре херувима, почти соприкасающихся крыльями, между которыми располагаются выложенные небольшими белыми звездами кресты. Несколько большего размера белые звезды присутствуют и на самом фоне фриза. Особо необходимо отметить богатое цветовое решение херувимов: телесного цвета лица с коричневыми волосами и голубыми глазами в золотисто-зеленом нимбе обрамлены яркой массой крыльев, переданных пятнами синего, зеленого, желтого, белого и даже красного цветов. Сейчас фриз, сохранившийся с частичными утратами, находится в фонде архитектурных деталей ГМИ Санкт-Петербурга. В 1990-х годах была начата его реставрация, но из-за нехватки средств она не была доведена до конца.

Майоликовый фриз церкви Благоверной кн. Анны. Мастерская «Гельдвейн —Ваулин». По эскизу С.В. Чехонина. 1907–1909. Государственный музей истории С.-Петербурга

Следующим культовым сооружением, в котором нашла свое применение майолика Сергея Чехонина, стал Соборный храм Федоровской иконы Божьей Матери (Товарный пер., д. 15), построенный С.С. Кричинским в 1911–1914 годах в честь 300-летия дома Романовых. По эскизу художника для него была изготовлена майоликовая икона «Вышний Покров Богоматери над Царствующим домом» размером 12 квадратных саженей, разместившаяся на северном фасаде. Работы по ее исполнению велись под наблюдением профессора Н.В. Покровского. После закрытия храма в 1932 году на месте иконы было пробито окно, и судить о ней сейчас можно лишь по сохранившемуся эскизу в ГМИИ им. А.С. Пушкина (акварель, гуашь, белила, золото; 37,0 Ч 66,5) и старым фотографиям.

Единственной петербургской гражданской постройкой, в которой была использована майолика С.В. Чехонина, стал Городской училищный дом имени Петра Великого (ныне — Нахимовское училище; Петровская наб., д. 2–4). Здание было возведено по проекту А.И. Дмитриева в 1909–1911 годах, над его оформлением работали А.Н. Бенуа, В.В. Кузнецов, А.А. Кудинов, литейные мастерские В.З. Гаврилова, слесарные мастерские В.В. Палехова и В.К. Рейнгарда, часовая фирма «Фридрих Винтер».

Майолика, созданная по эскизам С.В. Чехонина, А.И.(?) Плеханова и других неустановленных художников, включена здесь в оформ¬ление вестибюля и актового зала. Стены вестибюля в семь рядов облицованы квадратными керамическими плитками (14,5 Ч 14,5) со свободно чередующимися повторяющимися сюжетами, исполненными от руки кобальтом и подражающими старинным голландским кафлям, завезенным в Россию при Петре I. Рисунок каждой плитки заключен в круг и дополнен по углам растительным узором.

Оформление актового зала богаче. Здесь использовано 1095 прямоугольных плиток (30,0 Ч 23,5), расположенных пятью рядами на западной стене, а также в простенках и проемах. Характер росписи плиток актового зала и вестибюля различен. Плитки с шестиугольной рамкой в амбразурах актового зала выделяются декоративной манерой, а изображения на них даны лаконично и плоскостно. Для композиций, заключенных в сложнофигурные рамки с орнаментом «травного барокко», характерны более детальная проработка и многоплановость. Кроме того, одни плитки исполнены более свободно, а другие тяготеют к графичности. Можно предположить, что плитки с «графической» манерой росписи принадлежат Чехонину, а более декоративные — Плеханову. Возможно, какое-то отношение художник имеет и к изразцовым печам с кобальтовой росписью по белому фону, которые дополняют керамическое убранство здания.

Круг майоликовых произведений Сергея Чехонина не ограничивается вышеперечисленными произведениями. Кроме них, сохранились и отдельные изразцы, возможно, предназначавшиеся также для каких-либо интерьеров или фасадов. Например, в собрании Государственного Русского музея находится изразец с изображением двух сидящих и одной лежащей человеческих фигур и двух овец на пейзажном фоне, заключенных в восьмиугольный медальон. На оборотной стороне изразца подпись: «Сергей Чехонинъ // 1911 г.». Помимо этого, известно упоминание о «персид¬ских майоликах» С.В. Чехонина, исполненных кикеринской мастерской «Гельдвейн — Ваулин», о которых сведений не сохранилось. Возможно, что с именем художника связан и фрагмент об¬-лицовочной плитки с растительными узорами (частное собрание), на обороте которой стоит монограмма «Ч.С.». 

В начало раздела "Керамика">>>