Логотип
Hoff

Петербургский казенный стеклянный завод

В конце 1730-х гг. в Петербурге на Фонтанке между Гороховой улицей и Обуховским каналом был основан Петербургский казенный стеклянный завод, (по-видимому, не позднее 1738 года, так как в этом году он помещает в газете «Санкт-Петербургские ведомости» объявление о поставке ему дров). В отличие от жабинских и ямбургских заводов он не переходил в частные руки, а все время находился под казенным управлением, в ведомости Канцелярии от строений. Мастера туда были переведены из Ямбурга, о чем косвенно свидетельствует указ 1755 года о переводе завода обратно в Ямбург. Указ этот не был реализован.

Петербургский завод. Кубок. Середина XVIII века.

 

По сохранившемуся плану завода 60-х гг. XVIII века, центральным и самым большим зданием завода была резная и точильная (шлифовальная) мастерская. Завод оставался в Петербурге до начала 1770-х гг. К 1770 году относится указ об изготовлении на заводе золоченой посуды для нужд двора, а в 1774 году завод уже был ликвидирован, поскольку в «Санкт-Петербургских ведомостях» от 21 января этого года было помещено объявление о продаже шатра бывшего стеклянного завода. Сохранилось несколько имен мастеров, трудившихся на этом заводе: резчик Х. Ферстер, точильщик – И. Копылев, специалист по варке стекла Ф. Иванов.

Стекло Петербургского завода, граненое и гравированное, было сходно со стеклом завода в Ямбурге. Оно было бесцветным и блестящим, поэтому называлось хрусталем, хотя и не содержало свинца. Для обесцвечивания применяли марганец, (от переизбытка марганца некоторые изделия имеют фиолетовый оттенок).

Основным потребителем продукции Петербургского завода был двор – выполнение заказов двора и было главной задачей завода. Для двора изготовлялась самая разнообразная посуда: стаканы, рюмки, бокалы, штофы, кружки, чайники, кубки с крышками.

Нарядные кубки украшались гербами и вензелями, а, иногда, портретами царствующих особ. Такие кубки служили для украшения столов и поставцов, а часто создавались в качестве подарков, поэтому отношение к ним было очень бережное и сохранилось их достаточно много. Поскольку кубки обладают весьма высокой ценностью, в XIX и XX веках их часто подделывали – такие поддельные кубки есть как в музеях, так и в частных собраниях. В высоту кубки обычно превышают 30 см., крышки у них с высокими шишечками, пойло чаще всего имеет коническую форму, реже расширяется к устью и ножке. Низ пойла гранился, иногда в толщу стекла вводились пузырьки. На русских кубках особенно нарядны стойки ножек, составленные из балясины и нескольких яблок, расположенных вертикально, одно над другим. Эта форма появилась еще в 20-х гг. XVIII века и в дальнейшем усложнялась: к середине века число яблок могло доходить до пяти. На западноевропейских богемских и немецких кубках XVIII века несколько яблок никогда не встречается – этим они существенно отличаются от современных им русских. Русские же кубки похожи скорее на западноевропейские XVII века, стояка которых составлялась из нескольких фигур (балясинки, яблока и «денежки»). Изредка встречаются кубки со стойками ножек, построенными из стерженька с одним яблоком – по западноевропейскому образцу. В стойки ножек обычно вводились окрашенные нити, но гравированного венка, в отличие от западноевропейских образцов, на ножках русских кубков нет. По верху кубков у края часто встречается узор из ряда гравированных и полированных «ямок» с дужками внизу.

Были распространены бокалы с расширяющимся раструбом туловом и невысокой массивной ножкой. Ножка и нижняя часть тулова часто украшались гранями. Рюмки были похожи на кубки, но имели меньшие размеры; кружки обычно были простых форм, без граней, а чайники – шаровидные, с большими гнутыми ручками и длинными узкими носиками. Эти формы, возникшие в 30-е гг. XVIII века, без изменения сохранились и в середине века.

Петербургский завод. Штоф, третья четверть XVIII.

 

В 1743 году Елизавета Петровна заказала Петербургскому заводу посуду: графины, рюмки, кубки, стаканы. На посуде гравировалась надпись: «придворная». Некоторые из них дошли до наших дней, и являются редкими образцами четко датированных предметов.

Характер и развитие гравированной орнаментации стеклянных изделий Петербургского завода середины XVIII века нагляднее всего прослеживается на кубках. Основными мотивами узоров по-прежнему были государственные гербы и вензеля царствующего императора, которые занимали центральное положение на противоположных сторонах пойла кубков. Вензеля иногда заменялись изображениями Елизаветы Петровны. Вензеля и портреты обрамлялись богатыми картушами из растительных побегов или рокайльных завитков, реже их посещали в круглый или овальный медальон, окруженный лучами. Принятый в предшествующий период узор из закругленных и внизу перекрещенных ветвей с длинными лепестками перестает применяться. На кубке Анны Иоанновны 1740 года он еще присутствует, а на «придворных» кубках 1743 года – уже нет, он заменен побегами с цветками «ромашки». Свободное пространство между гербом и картушем заполнялось или «ромашками», или трофеями из знамен. Изредка на сосудах гравировали пейзажи, батальные сцены и аллегории.

Гравировка русского стекла и в середине XVIII века сохраняла свою размашистость и была лишена присущих богемскому и немецкому стеклу четкости и глубины. Часто резьба золотилась или покрывалась черной краской, а иногда даже раскрашивалась разными цветами, что обесценивало трудоемкую гравировку. Кроме гравировки и поверхностного золочения, в середине XVIII века стекло Петербургского завода украшалось межстеклянным золочением – так чаще всего декорировали штофы.  

В начало раздела "Керамика">>>