Логотип

Hoff

Дмитрий Виноградов - основоположник производства фарфора в России

1 февраля 1744 года камергер императрицы барон Николай Корф, находившийся в Стокгольме с дипломатическим поручением, заключил договор с неким Христофором Гунгером, который обязался «учредить в Санкт-Петербурге мануфактуру для делания чистаго фарфора так, как оный в Саксонии делается». Надзор и организация будущей Порцелиновой мануфактуры были поручены управляющему кабинета Ее Императорского Величества барону Ивану Черкасову. К этому времени в России уже делались попытки создать фарфор: братья Андрей и Алексей Курсины экспериментировали в Царском Селе, имея сведения, купленные у мастера богдыханских заводов в Пекине во время торгового каравана в Китай.

Гунгеру предоставили свободу и материальную поддержку, но он не только обладал неуживчивым характером, но и знал слишком мало для организации нового фарфорового производства. За все время пребывания от приезда до увольнения в 1748 году он оставил «только пол дюжины чашек, да и те не имели ни цвета порцелинового, ни формы: были черны и покривлены». Перед Черкасовым встала проблема: или искать нового мастера за границей или же доверить производство Дмитрию Виноградову, зачисленному на мануфактуру именным указом императрицы в ноябре 1744 года и с самого начала приставленного к Гунгеру для обучения.

Дмитрий Виноградов родился в Суздале, получил образование в одном из самых прогрессивных учебных заведений того времени – Славяно-греко-латинской академии. В числе лучших учеников он был переведен в столицу, в Академию наук, и там тоже отличился, так что вместе с Ломоносовым по требованию Сената был отправлен на продолжение обучения за границу, в старейший европейский университет Марбурга под начало знаменитого в то время профессора Христиана Вольфа. Там Ломоносов и Виноградов изучали химию, горное дело, физику и др., а потом продолжили учиться у Иоганна Генкеля во Фрайбурге (центр горной промышленности). Еще при Гунгере Виноградов проводил свои исследования сырья и поиск состава фарфоровой массы, ставил опыты, анализировал, делал записи формул и рецептов. Записи шифровались одному ему известным шрифтом – состав фарфоровой массы должен был храниться в секрете даже от его помощников.

В 1746-48 гг. Виноградов проводил опыты, целью которых было получение из обжига изделий не искривленной формы, достаточно тонкие и блестящие, а также изобретение состава керамической краски для росписи фарфоровых изделий. Об этом свидетельствует Запись в рабочем журнале за февраль 1750 года: «На чашку от массы № 2 краски вишневую, зеленую и синюю нажигал в печи, также золотом наводил. Вышли нарочиты, особливо зеленая хороша». Не прошло и года – Черкасов ко дню рождения императрицы преподнес ей фарфоровую табакерку с ее собственной Порцелиновой мануфактуры. Табакерки были прелестны, на них ставились монограммы владельцев и они стали очень популярны среди придворных, тем более что при дворе в это время существовала мода на нюхательный табак. Особой популярностью пользовались так называемые «пакетовые табакерки», имевшие вид запечатанного конверта с адресом.

Пробная чашка. Конец 1749 - начало 1750 гг. Д.Виноградов.

 

Известно, что первая удачная проба фарфора была получена Виноградовым в начале 1747 года, а самая ранняя из дошедших до нас вещей имеет знак 1748 года.

Это овальная четырехлопастная чашечка без росписи, вся в наколах и черных точках. Она родилась в период поисков наилучшего состава массы и, скорее всего, была сделана в конце 1749 или начале 1950 года.

Когда же Виноградов обрел полную уверенность в том, что производство вполне налажено, появилось даже объявление о приеме заказов на табакерки.

По мере того, как улучшалось качество фарфора, поступало все больше заказов, фарфор становился все более популярным. Однако Виноградов и после этого не приобрел должного статуса, или статуса хотя бы сравнимого с довольно высоким положением иностранных мастеров в России. 
От разочарования Виноградов начал пить, за ним стали следить, держать под караулом, потом посадили на цепь, приковав к стене. Так он писал «Обстоятельное описание чистого порцелина, как оной в России при Санкт-Петербурге делается, купно с показанием всех тому принадлежащих работ» – плод его тринадцатилетнего труда, первый в Европе теоретический труд в области керамики. Этот трактат не сохранился полностью, но его основные положения и поныне остаются актуальными и справедливыми. Дмитрий Виноградов умер в 1758 году в возрасте 38 лет. Дело его продолжил Никита Воинов, бывший его учеником с 1745 года.

Русский фарфор, созданный Виноградовым, по качеству не уступал саксонскому, а по составу, изготовленному исключительно из отечественного сырья, приближался к китайскому. На мануфактуре изготовлялись табакерки, чайные, кофейные и шоколадные чашки с блюдцами, конфетницы, чарки, солонки, набалдашники для тростей, черенки для ножей и вилок, пуговицы, курительные трубки, пасхальные яйца, дорожные несессеры и прочее. В основном это были мелкие вещи, так как печи для обжига, установленные на заводе были маленькими, самым крупным изделием этого времени был Собственный чайный сервиз Елизаветы Петровны. С появлением большой печи в 1756 году стали также изготовляться блюда, тарелки, подносы, подсвечники, рюмочные и бутылочные передачи. Был создан первый столовый сервиз – «Собственный» сервиз Елизаветы Петровны. 
Массивность и толщина ранних примеров русского фарфора объясняется не неумением мастеров или несовершенством фарфоровой массы, а желанием перестраховаться: Черкасов этого требовал, так как «что толще – то лучше».

Чашечка с декором в виде виноградных лоз. 1749 г. Работа Д. Виноградова.

 

В начале 1750-х гг. петербургская порцелиновая мануфактура изготовляет первых фарфоровых «кукол» – людей и животных. Известно, что первая русская фарфоровая скульптура появилась не ранее 1752 года, когда была получена специальная фарфоровая масса.

Наиболее ранние «куклы» несколько грубоваты и напоминают деревянную игрушку, как, например, скульптурная чернильница «Медведь», или фигуры негров. Потом они становятся пластичнее, совершенствуются, и в 1760-е гг. появляется серия восточных народов в костюмах и восточные шахматы, которые копируют мейсенские образцы.

Росписи эволюционировали от монохромных и упрощенных – до тонких и миниатюрных. На раннем этапе изделие сплошь покрывалось росписью, которая должна была скрыть погрешности поверхности. Так, например, сервиз с монограммой АР (Алексей Разумовский) имеет золотой фон и медальоны с цветами.

Сахарница. 1752 г. Один из немногих сохранившихся предметов с меткой самого Д.Виноградова.

 

Виноградов оставил производство на полном ходу – виноградовский период продолжался и после смерти основателя производства. Концом периода можно считать середину 1760-х гг. До этого времени завод использовал запасы массы, изготовленной Виноградовым, оставались модели, рисунки и руки воспитанных им мастеров. 
Примерно до 1765 года завод работал на прежней базе, сохраняя устоявшиеся традиции. Выпуск фарфора увеличился, расширилась продажа изделий – это было вызвано тем, что дотации Кабинета ее императорского величества существенно сократились, и появилась необходимость за счет продажи изделий содержать штат и обеспечивать нужды завода.

Изделий виноградовского фарфора сохранилось мало – если собрать все музейные экспонаты, которые специалисты относят ко времени Виноградова, то их количество едва составит две сотни, а произведений, несомненно (по маркам и знакам) относящихся к данному времени гораздо меньше, – поэтому все они представляют большую ценность.

В начало раздела "Керамика">>>