Логотип
Hoff

Фарфоровое чудо Анны Яцкевич

Считается, что легендарная «Кобальтовая сетка», ставшая своеобразным символом блокадного Ленинграда, а затем и визитной карточкой Императорского фарфорового завода, созданная ленинградской художницей Анной Адамовной Яцкевич, навеяна окнами блокадного города.

Трудно сказать, что именно...

Бумажными лентами в Ленинграде заклеивали окна, чтобы стёкла не трескались и не вылетали от бомбёжек. На кадрах блокадной хроники видно: белые кресты тогда появились почти на всех центральных улицах города на Неве. Раскрашенные чашки и чайники такого вот серо-белого цвета, что вполне в тональности ленинградской зимы...

Возможно, что художник Анна Яцкевич как-то заметила удивительной красоты отражение прожекторных крестов в заклеенных по диагонали окнах - всё в её воображении скрестилось и это навеяло её декор «Кобальтовая сетка».

Есть версия, что знаменитый узор Анне Яцкевич навеял сервиз «Собственный», с похожей сеточкой на чайниках и чашках, изготовленный для Императрицы Елизаветы Петровны еще в середине XVIII века Дмитрием Виноградовым, создателем фарфора в России. Правда, полоски тогда были розовыми... Был похожий «Кобальтовый сервиз» и у Николая Первого - его изготовили по заказу Австрийского императора. Однако сходство в этих «родственных» росписях очень отдалённое.

В XVIII веке в России отмечался высокий интерес к фарфору. С целью организации фарфоровой фабрики в Санкт-Петербурге в 1744 году в здании одного из Невских кирпичных заводов, построенных ещё при Петре I на Шлиссельбургском тракте, расположилась Невская порцелиновая мануфактура (от французского porcelaine – «фарфор»).

Шлиссельбургский тракт на картине Бенжамена Патерсена «Вид окраины Петербурга у фарфорового завода» (фрагмент), конец XVIII века

Фарфор считался редким предметом роскоши. Императрица Елизавета Петровна непременно хотела иметь свою мануфактуру, так как в начале XVIII века каждый королевский-царский двор, претендовавший на оригинальность и блеск, имел собственное производство. По указанию Елизаветы Петровны организация будущей Порцелиновой мануфактуры и надзор за ней были поручены управляющему кабинета Её Императорского Величества барону Ивану Черкасову. После многих ошибок при организации производства фарфора с нуля, по указу императрицы Черкасов привлёк к секретной работе по изготовлению фарфора Дмитрия Ивановича Виноградова. И он блестяще с ней справился – в течение десятилетия смог наладить в Санкт-Петербурге производство высококачественного фарфора, не уступавшему по своему качеству китайскому.

Д.И. Виноградов за работой по производству фарфора.

Виноградов разработал рецептуры фарфоровых масс, глазурей и красок, искал сырье, налаживал его добычу, очистку и доставку, проектировал обжиговые печи, попутно исследуя режимы обжига, вел испытания различных сортов топлива. Многие тонкости производства фарфора, подмеченные им, учитываются и сейчас.

Здесь в результате опытов в 1747-1748 годах русский учёный-химик, соратник Ломоносова Дмитрий Виноградов разработал рецепт порцелиновой массы и получил «достаточной белый и прозрачный фарфор с глазурью, не отстающей от массы», открыв таким образом эру российского фарфорового производства.

Пробная чашка. 1749-1750 годы. Д.И. Виноградов

Чаша с виноградной лозой. Мастер Д.И. Виноградов. 1749 год

Кружка с крышкой. Мастер Д.И. Виноградов. 1750-е годы

До наших дней сохранилось лишь девять его изделий - тончайшие чашечки и табакерки с монограммой «W». И находятся они в Эрмитаже и Русском музее.

Самая ранняя из дошедших до нас вещей, произведенных Д.И. Виноградовым, датирована 1748 годом. А в 1750-1751 годах было налажено производство первых табакерок и мелкой посуды. По своему химическому составу фарфор, полученный Виноградовым, не уступал мейсескому.

После 1756 года был исполнен первый столовый сервиз, его называют «Собственным сервизом императрицы Елизаветы Петровны».

«Собственный сервиз императрицы Елизаветы Петровны»

«Собственный сервиз императрицы Елизаветы Петровны»

«Собственный сервиз императрицы Елизаветы Петровны»

«Собственный сервиз императрицы Елизаветы Петровны»

Предметы украшены рельефной сеточкой с незабудками (пронизаны золотом и пурпуром), пышными гирляндами ярких цветов (выполненными вручную) и составленными индивидуально для каждого предмета. В 1762 году фабрика была поручена надзору М.В. Ломоносова. С 1765 года она стала именоваться Императорским фарфоровым заводом. Марка петербургского «Императорского фарфорового завода» стала одной из самых известных в мире.

Одним из праздничных сервизов «ИФЗ», который поставлял фарфор к императорскому двору Николая I, был «Кобальтовый сервиз». Этот сервиз был повторением более известного своего предшественника с одноименным названием. Его в свое время изготовили на Венской мануфактуре по специальному заказу Австрийского императора Иосифа II. Такой подарок монарх решил преподнести российскому императору Павлу Петровичу и его супруге великой княгине Марии Федоровне, гостившим у него. Чтобы расположить к себе наследника российского престола Иосиф II и решил преподнести в виде презента роскошный фарфоровый сервиз. На Венскую мануфактуру по Высочайшему поручению был отдан заказ на изготовление сервиза, образцом которого при создании послужил роскошный сервиз Севрской мануфактуры, подаренный в 1768 году Людовиком XV датскому королю Христиану VII.

«Кобальтовый сервиз»

«Кобальтовый сервиз»

Венский сервиз был украшен золотой ажурной росписью «cailloute» (франц. – мостить булыжником) по кобальтовому фону, букетами полихромных цветов в резервах, обрамленных золотыми рокайлями. Павел I по достоинству оценил роскошный подарок Иосифа II. В 1840-х годах «Кобальтовый сервиз» находился в Гатчине, в Приоратском дворце, и именно тогда он был пополнен на «ИФЗ». В 1890 году «Кобольтовый сервиз» с маркой Венской мануфактуры в полном комплекте был отправлены в Зимний дворец. В Гатчинском дворце осталась часть сервиза, та, что была выполнена на «ИФЗ». Сегодня от знаменитого сервиза, сделанного в Вене до нашего времени сохранилось 73 предмета.

В 1918 году «ИФЗ» национализировали. Теперь уже Государственный фарфоровый завод перешел в ведение Народного комиссариата просвещения. Кроме достижений в области художественного фарфора, на заводе успешно развивалось производство химического и технического фарфора, впервые здесь было получено оптическое стекло. И поэтому не случайно в 1925 году, в связи с 200-летием Российской Академии наук, заводу было присвоено имя гениального русского ученого М.В. Ломоносова.

Теперь предприятие называлось «Ломоносовский фарфоровый завод». Его логотип в 1936 году разработала художница А.А. Яцкевич.

Посмотрите на донышко бабушкиной чашки – скорее всего, вы увидите искусные завитки и три буквы «ЛФЗ» – знаменитый логотип Ломоносовского фарфорового завода - её авторство.

Анна Адамовна Яцкевич родилась 31 июля 1904 года. Анна окончила 34-ю Советскую единую трудовую школу, затем в 1930 году - художественно-промышленный техникум. В этом же техникуме заокончила и трёхгодичное обучение по искусству книги и плаката. По окончании техникума 10 июля 1930 года была направлена на стажировку на завод «Красный фарфорист» в городе Волхове.
15 января 1932 года Анна Яцкевич была откомандирована трестом «Росфарфор» для работы на ГФЗ имени Ломоносова художником в организованную на заводе художественную лабораторию, где и проработала 20 лет – до своей смерти 13 мая 1952 года.

В предвоенные годы Яцкевич много и плодотворно работала на фарфоровом заводе, занималась росписью посуды.
С началом Великой Отечественной войны завод, музейная коллекция и часть сотрудников были эвакуированы из Ленинграда в далекий Ирбит. Скромная, трудолюбивая, примерная работница, Анна Адамовна не воспользовалась возможностью эвакуироваться. Осталась в Ленинграде.
Руководство приняло решение маскировать корабли Балтийского флота при помощи обычных красок по фарфору, оставшихся в запасе у завода. Как же надо владеть своим искусством, чтобы при помощи кисточки делать огромные корабли невидимыми для врага!
Так художницы, которые до войны расписывали изящные фарфоровые сервизы, начали покрывать многотонные железные махины, пришвартованные к набережной, маскировочным узором под постоянными обстрелами и налётами авиации.

Замаскированный «Свирепый» на огневой позиции у фабрики «Канат»

Замаскированный «Свирепый» на огневой позиции у фабрики «Канат» (Архив фотографий кораблей русского и советского ВМФ)

Именно так замаскировали эскадренный миноносец «Свирепый» (проекта 7У), стоявший недалеко от территории завода. За всю войну в него так и не попало ни одной бомбы. И в этом была заслуга хрупких женщин.

В 1942 году погибли мама Анны – Анастасия Яковлевна и сестра София.

Личная заслуга А.А. Яцкевич – спасение уникальной библиотеки завода. Как-то она обратила внимание что солдаты воинской части, расположенной рядом с заводом, рассматривают между собой различные картинки явно выдранные из каких-то книг. Присмотревшись она с изумлением узнала в этих картинках иллюстрации из книг заводской библиотеки. Стала разбираться и выяснила - коллекцию фарфора и стекла заводского музея вместе с оборудованием и рабочими завода успели вывезти по железной дороге в город Ирбит. А вагон, в котором находились книги из заводской библиотеки, почему-то не успели отправить и он остался стоять, попав в тупик станции. Именно из него солдаты и доставали заводские библиотечные книги и вырывали красивые картинки. Анна Адамовна решает спасти книги и на санках постепенно перевозит на завод всю оставшуюся библиотеку.

Вскоре после операции «Искра», когда советские войска смогли прорвать блокаду Ленинграда, завод стал потихоньку возвращаться к основному занятию – работе с посудой.
Только промышленности в условиях войны было не до производства художественной краски. И оформителям пришлось использовать обычный кобальтовый карандаш фабрики «Сакко и Ванцетти» с фарфоровой краской в качестве стержня.

И вот в тяжёлое военное время появился этот узор-напоминание, узор-мороз, узор-надежда. Сначала художница выполнила его кобальтовым карандашом. Работникам завода такой карандаш не понравился: узор был выпуклым, ложился неровно. Взялась за новинку только Анна Адамовна.

Таким карандашом она расписывала набор посуды «Тюльпан», нанеся на него перекрёстные синие линии. Да, форма этого узора частично перекликается с росписью сервиза «Собственный», принадлежавшего императрице Елизавете I. Но сама художница всегда заявляла: её роспись – это воспоминания о блокаде.

Лёд Невы и блокадное небо: фарфоровое чудо Анны Яцкевич width="600" height="440">

Возможно, заклеенные крест-накрест окна ленинградских домов и перекрёстные лучи прожекторов, а золотые звездочки – это души близких, умерших во время блокады, застывшие навсегда в темном морозном небе. А может быть, надежда на лучшее, ведущая за собой, натолкнули мастера на создание знаменитого орнамента «Кобальтовая сетка», ставшего символом русского фарфора.

Примечательно, что изначально этот узор должен был быть золотым, но Анна Адамовна перекрасила его в синей гамме. Таким он и вошёл в историю.

Анна Адамовна Яцкевич (1904–1952). Фото 1945 года из архива АО «ИФЗ»

26 июня 1944 года Указом Президиума Верховного Совета СССР Государственный фарфоровый завод имени Ломоносова был награжден орденом Трудового Красного знамени, 64 сотрудника – орденами и медалями СССР. Анна Адамовна Яцкевич была награждена орденом «Красной звезды».

В ноябре 1944 года Яцкевич закончила работу над сервизом «Кобальтовая сеточка» на форме скульптора С.Е. Яковлевой «Тюльпан».

Под руководством Н. М. Суетина А.А. Яцкевич вместе с художниками А.А. Скворцовым, Л.В. Протопоповой и Л.И. Лебединской работала в 1945-1946 годах над созданием монументальной вазы «Победа» к первой годовщине победы СССР в Великой Отечественной войне.

 

Художник ГФЗ имени Ломоносова А. А. Яцкевич расписывает вазу к XVIII съезду ВКП(б). Фото П. Машковцева 3 марта 1939 года.

Анна Адамовна Яцкевич (1904-1952), художник ГФЗ имени Ломоносова (в центре) за созданием вазы "Ленинград - колыбель Великой Октябрьской социалистической революции". Фото 1947 год.

В марте 1947 года была принята в члены Союза художников СССР.
В октябре 1951 году А. А. Яцкевич ушла в очередной отпуск, съездила на Кавказ, потом заболела и 13 мая 1952 года на 48-м году жизни скончалась.
Похоронена на Богословском кладбище Ленинграда.

Кавалер ордена Красной Звезды, медали «За оборону Ленинграда» и «За доблестный труд в Великой Отечественной войне», она так и не увидела триумфа главной в своей жизни работы.

В 1958 году в Брюсселе, впервые после войны, состоялась Всемирная выставка фарфоровых изделий. СССР принимал в ней участие, занимая целый павильон. Одним из предприятий страны, представленных на выставке, был Ленинградский ордена Трудового Красного знамени фарфоровый завод имени Ломоносова, изделия которого вызвали огромный интерес и были удостоены высоких наград выставки.
За гармоничное сочетание формы и росписи, простое и образное решение сервиз «Кобальтовая сеточка» был удостоен «Золотой медали» (автор А.А. Яцкевич, посмертно).
А вскоре ему присвоили «Знак качества СССР».
С тех пор сервиз на постоянной основе входил в ассортимент Ломоносовского фарфорового завода.

Так что, храня в своих шкафах, сервантах и на полках фарфоровые чашки, блюдца и чайнички со знаменитым узором «Кобальтовая сеточка», мы храним память о великой войне, о блокадных днях Ленинграда, жажде жизни и вечной тяге человека к прекрасному..

Логотип «ЛФЗ», ставший с 1936 года маркой завода и наносился на донышки всех выпускаемых до 2006 года на заводе предметов.

В начало раздела "Керамика">>>