Логотип
Hoff

Стекольные заводы в Ямбурге и Жабино

Во втором десятилетии XVIII века в ста двадцати километрах от Петербурга, в городе Ямбурге и в деревне Жабино, которая находится на правом берегу Луги ниже Ямбурга, были основаны первые в этом новом промышленном районе казенные стеклянные заводы. В 1720-х гг. ямбургские заводы находились во владении А.Д. Меншикова, а после 1727 г. были отобраны в казну. Хотя в документах говорится только о ямбургских заводах, под ними, вероятно, подразумеваются и жабинские. В 1730 г. и те и другие заводы были сданы в аренду англичанину В. Эльмзелю, который вскоре обанкротился, не сумев справиться с трудностями, возникшими с основанием нового казенного завода в Петербурге на реке Фонтанке. После его смерти в 1738 году заводы были приняты в казну и переданы в Канцелярию от строений для приведения их в лучшее состояние; дальнейшая судьба заводов неизвестна, возможно, они закрылись.

 

Ямбургский завод. Штоф, 1727-1730.

 

Судя по архивным документам, помимо оконных и фонарных стекол на жабинских заводах изготовлялась «черкасская» и «цесарская» посуда. Термин «черкасское» использовался для обозначения простого бутылочно-зеленого стекла; под этим названием в документах значатся бутылки. Название это произошло от украинского города Черкассы, откуда в Москву ввозили украинское стекло. Термином «цесарское» называли богемское стекло, бесцветное граненое, а также гравированное. Его ввозили в Россию из владений австрийского императора – цесаря. Под этим названием значатся пивные, водочные и медовые стаканы; пивные кружки, винные рюмки. Цены на бутылки, конечно же, были значительно ниже, чем на «цесарское» стекло. Ассортимент посуды ограничивался стаканами, кружками, бутылками, фляжками.

На ямбургских заводах делали простое и зеркальное листовое стекло, а также множество разнообразной посуды. Об этом свидетельствуют документы 1728-1730-х гг., когда заводы находились в управлении Санкт-Петербургской дворцовой конторы. На ямбургских заводах изготовляли бутылки и фляги; рюмки разной формы с крышками и без крышек; пивные, медовые и водочные стаканы; кальяны, колокольчики, подносы, шандалы, разнообразные склянки. Также выпускалась химическая посуда (реторты, колбы, ступки с пестиками), заказанная Берг коллегией в 1728 году «для пробы руд и минералов». Таким образом, ассортимент посуды, изготовляемой на ямбургском заводе, был гораздо шире, чем на жабинском.

Посуда производилась в весьма значительных для того времени количествах – по реестру от 18 апреля 1730 года в Петербург с ямбургских стекольных заводов было прислано более 3000 единиц разной посуды и около 3500 стекол! Продукция ямбургских и жабинских заводов почти целиком утрачена, поэтому немногие сохранившиеся предметы обладают большой ценностью. Сохранившиеся предметы обладают высочайшим качеством, они украшены гравировкой и гранением; на жабинских заводах изготовлялась, по-видимому, более простая и дешевая посуда.

Подписным и датированным предметом ямбургского завода является колокол бесцветного стекла высокого качества. На одной его стороне выгравирован двуглавый орел, а на другой – вензель Петра I. На колоколе выгравированы надписи: наверху – Gemacht in Jamburg den 1 May 1723 (исполнен в Ямбурге 1 мая 1723); внизу –Meister Wilhem Weilsu. Stimet Johann Christophor Ster Glockenspieler in Sanct Petersburg (мастер Вильгельм Вейльзу. Настраивал Иоганн Христофор Штер звонарь в Санкт-Петербурге). Колокол был сделан по специальному заказу и предназначался для музыкального фонтана из набора стеклянных колоколов разной величины и разной тональности, приводимых в движение струями воды. Фонтан, по-видимому, был построен в Петергофе, но до наших дней не сохранился. Резьба колокола близка богемской и немецкой четкостью линий контуров и сравнительной глубиной без постепенного перехода. Для русской же резьбы XVIII века характерна небольшая глубина, постепенно сходящая на нет, а также отсутствие четкого контура. Резьбу на колоколе исполнил немецкий мастер Вейльзу, чем и объясняется необычность исполнения гравировки. Он, скорее всего, был приглашен из Германии на ямбургский завод для внедрения в русское художественное стекло нового способа декора. Корона над вензелем по форме и по технике близка коронам на стекле Постдама конца XVII – начала XVIII века.

Ямбургский завод. Кубок, первая четверть XVIII века.

 

Из продукции ямбургского завода сохранилось некоторое количество предметов с инициалами и резными вензелями Петра I, Петра II и Анны Иоанновны. Один из наиболее распространенных видов декора, не считая вензелей и гербов, украшение из растительных побегов, которые представляют собой стебельки с узкими длинными листиками, перекрещенные и перевязанные снизу бантами. При ближайших преемниках Петра I сохраняется та же схема. На прямоугольном штофе с Петра II вензеля и гербы обрамлены побегами с длинными узкими листами. Остальная поверхность, как правило, остается свободной и лишь изредка заполняется травами с цветами и ягодами, по манере изображения близкими к русскому декоративному искусству конца XVII века.

Ямбургскому заводу принадлежит кубок с гербом Меншикова и надписью «Виват князь Александр Данилович». Часть слов сокращена и надпись местами не ясна. Четкость гравировки выдает руку немецкого мастера, тем более что ножка декорирована гравированным узором из ломаных линий и побегов, не встречающихся на русских стеклах. Форма кубка с тремя гранеными «яблоками» была впоследствии доведена до совершенства и стала характерной для русского стекла. Сосуд датируется временем не позднее 1727 года и является самым ранним из известных нам кубков со сложной граненой стойкой ножки.

Основным потребителем стекла с резной орнаментацией был двор и столичная аристократия. На менее состоятельного потребителя работали подмосковные стекольные заводы, их продукция в основном декорировалась росписью, а не гравировкой.

В начало раздела "Керамика">>>