Логотип
LANCOME

Хрусталь с орлиными крылами

Значимость предмета для антикварного рынка часто определяется провенансом. Коллекционеры привыкли опираться на него. Однако без мнения эксперта гарантировать значимость и подлинность вещи — предприятие рискованное. Слово сотруднице Русского музея Ирине Поповой.

 

Бокал с вензелем императрицы Екатерины II, «ЕА II». Хрусталь, гранение, гравировка. ИСЗ. Втор. пол. XVIII в.

В последнее время на отечественном и европейском антикварных рынках встречается много различных вещей, декорированных изображениями знаков российского Императорского Двора: дорожные несессеры, фарфоровые чашки, тарелки, столовые принадлежности с изображениями двуглавого орла, монограммами с навершием из императорских корон и великокняжеских венцов. Происхождение и история бытования многих из них до сих пор остаются загадкой.

К числу таких предметов относятся хрустальные бокалы с черным двуглавым орлом и золотым вензелем «Н. II. А» под императорской короной. Некоторые из таких бокалов помечены заводскими марками, составленными, как было положено изделиям Императорских фарфорового и стеклянного заводов, из императорского вензеля и даты: «Н. II. 1907». До настоящего времени считалось, что данные бокалы выполнялись к 300-летию царствующего Дома Романовых в 1912–1913 годах.

В российских музейных и частных коллекциях их насчитываются единицы, гораздо большее количество бокалов с подобными царскими вензелями выставляется на западных аукционах или хранится в частных собраниях. Это не удивительно, ведь хрусталь как материал деликатный, хрупкий, без должного бережного к нему отношения разрушается.

Революционные катаклизмы, потрясшие Россию в начале XX столетия, способствовали тому, что большое количество предметов, когда-то бытовавших в царских дворцах, оказалось уничтоженным или вывезенным в Западную Европу.

В Петербургские музеи — Государственный Русский, музей-заповедник «Петергоф» — бокалы с монограммой императора Николая II поступили в конце 1920-х годов из Музейного фонда, в который попали и где хранились после Октябрьской революции 1917 года. Это предметы из национализированных императорских и великокняжеских дворцов, дворянских особняков. Изучение архивных материалов позволило определить, что в Музейный фонд бокалы попали из Царскосельского дворца.

Кубок с вензелем императрицы Елизаветы Петровны. 1750-е. ИСЗ. Хрусталь, гранение, гравировка, золочение. Выс. 25 см. ГРМ, СПб.

Известно, что в начале XX столетия на Императорских фарфоровом и стеклянном заводах для Царскосельского дворца было произведено несколько столовых ансамблей. Среди них знаменитые фарфоровые Александринский — Бирюзовый (1899–1903) и Пурпуровый (1903–1907) сервизы — по заказу императрицы Александры Федоровны. Как правило, вкупе с фарфоровыми изготавливались и хрустальные сервизы. Сразу после завершения работы над Пурпуровым сервизом из фарфора на Императорских заводах началась работа над сервизом из хрусталя «по выбранным Ея Императорским Величеством образцам». Для того же дворца в Царском Селе.

Образцами для хрустального сервиза с вензелем «Н. II. А» послужили старинные кубки елизаветинского и екатерининского времени, отобранные для этой цели лично государыней Александрой Федоровной. Названные предметы хранились в сервизных кладовых Императорских дворцов. Также в качестве образцов использовались императорские бокалы из коллекции Великого князя Николая Николаевича (Младшего), сына Великого князя Николая Николаевича (Старшего), внука императора Николая I.

Великий князь Николай Николаевич (Младший) слыл тонким знатоком и ценителем искусств. Он был владельцем великолепного собрания произведений декоративно-прикладного искусства, в которое входили образцы восточного оружия и военного снаряжения, хрусталь с царскими вензелями и монограммами, рюмки, тарелки, столовые сервизы, изделия из мрамора, уникальные предметы мебели. Эта коллекция размещалась в петербургском особняке Великого князя Николая Николаевича (Младшего) на Петровской наб., 3.

Для коллекции Великого князя на Фарфоровом заводе в начале 1900-х годов специально изготавливались образцы сервизов Придворного ведомства. Управляющий Императорскими фарфоровым и стеклянным заводами барон Н.Б. Вольф вспоминал: «Его Императорскому Высочеству Великому князю Николаю Николаевичу благоугодно было в день осмотра мною принадлежащей Его Императорскому Высочеству коллекции выразить желание присоединить к означенной коллекции по одному образцу сервизов Придворного ведомства…» В перечне коллекционных предметов собрания особняка на Петровской набережной числятся хрустальные кубки с царскими вензелями елизаветинских и екатерининских времен.

В архивных материалах начала 1900-х неоднократно встречаются сведения о пожеланиях императрицы Александры Федоровны. Например, находим такие — «копировать лучшие образцы старинного фарфора» или «исполнить несколько штофов разных величин по старинным образцам с гравировкой вензелей, гербов и орнаментов».

Кубок с вензелем императрицы Елизаветы Петровны. 1750-е. ИСЗ. Хрусталь, гранение, гравировка, золочение. Выс. 25 см. ГРМ, СПб.

Согласно заказам августейших особ, мастера Императорских фарфорового и стеклянного заводов выполняли копии с чашек и ваз в стиле ампир, хрустальных сервизов — «…не уклоняясь значительно от хороших оригиналов».

Вторая половина XVIII — первая четверть XIX веков были одним из самых плодотворных периодов в истории Императорских фарфорового и стеклянного заводов. Искусство гравировки в то время на Стеклянном заводе достигло особой утонченности и высокой степени мастерства. Кубки, бокалы, штофы, стопы с изображениями царских портретов и императорских вензелей: «ЕР» императрицы Елизавета Петровна; «ЕА» или «ЕА II» — Екатерина Алексеевна или императрица Екатерина II соответственно.

Предметы с портретами или вензелями в окружении сложных аллегорических композиций либо растительных орнаментов часто использовались в качестве дорогих памятных подарков членам Императорского Двора, дипломатам, почетным гостям. Подобные вещи отличались особым совершенством и изысканностью исполнения и по этой причине не могли не привлекать к себе внимание царственных потомков, спустя многие десятилетия.

Известные уже нам бокалы из Царскосельского хрустального сервиза с вензелем «Н. II. А» не являются точным повторением старинных оригиналов. Их художественное решение лишь навеяно произведениями художественного стеклоделия елизаветинской и екатерининской эпох. Как было принято в XVIII веке, золоченая гравированная монограмма «Н. II. А» помещена на фоне символов. В данном случае воинской доблести — боевых знамен. Черный двуглавый орел под массивной золоченой императорской короной обрамлен с обеих сторон золочеными же пальмовыми ветвями. Высокие ножки бокалов имели характерную для такого рода сосудов граненую форму. Гравированный орнамент исполнил художник-гравер Императорского стеклянного завода Лавр Орловский, работавший на предприятии с 1898 года. За успехи в искусстве гравирования хрустальных произведений он был удостоен звания потомственного почетного гражданина.

Кубок и бокал из царскосельского хрустального сервиза императратора Николая II. ИСЗ. 1912–1917. Хрусталь, гранение, гравировка, золочение, серебрение. Музей в Хилвуде, Вашингтон, США.

Сервиз, изготовление которого началось в 1906 году, был рассчитан на 36 персон и первоначально состоял из 312 предметов — бокалов различной величины и емкости сообразно напиткам.

Бокалы из Царскосельского хрустального сервиза выпускались на Императорском стеклянном заводе на протяжении 1910-х годов, вплоть до Февральской революции 1917-го.

С 1914 года, в связи с началом лихолетья Первой мировой войны, бокалы с вензелем императора Николая II продолжали изготавливать, но, в соответствии с пожеланием императрицы Александры Федоровны, исполнялись они без дорогостоящего золочения и серебрения.

Бокалы Царскосельского хрустального сервиза, выпущенные в первые месяцы после Февральской революции, помечались только датой: «1917». Императорский вензель в заводской марке, по понятным причинам, отсутствовал.

Любопытно, что предметы из Хрустального сервиза для Николая II производились теперь уже Государственным фарфоровым и стеклянным заводами и в первые годы после Октябрьского переворота. Заводские архивы сохранили для нас сведения, что бокалы из сервиза с вензелем «Н. II. А» выпускались даже в начале 1920-х, что на первый взгляд удивительно.

Однако недоумение исчезает, когда выясняется причина выпуска столь необычных для советского времени предметов. Дело в том, что «новодел» целенаправленно шел в продажу на выставках-ярмарках, которые регулярно проводились по инициативе и под патронажем новой власти. 

В начало раздела "Разное">>>