Логотип
LANCOME

Двойное авторство парадного портрета графини Е.С. Самойловой

 

В Государственном Эрмитаже Санкт-Петербурга, в зале знаменитого фламандского художника Питера Пауля Рубенса экспонируется большая картина на евангельский сюжет «Пир у Симона Фарисея». Это полотно могло бы также висеть в соседнем зале другого известного фламандского художника Антониса Ван Дейка.

 

И.Б. Лампи Старший и К.П. Брюллов (ранее А. Граф). Портрет графини Е.С. Самойловой. Холст, масло. Государственный Русский музей

Дело в том, что на картине Рубенса головы Иисуса Христа и других персонажей написал ученик Рубенса, гениальный портретист Ван Дейк. Но картина «Пир у Симона Фарисея» могла бы также экспонироваться в зале, украшенном полотнами Франса Снейдерса. Стол, за которым сидят пирующие на картине Рубенса, уставлен блюдами с жареной дичью, фруктами; служанки несут к столу корзины с провизией. Фрукты и другие яства писал знаменитый фламандский мастер натюрморта, анималист Снейдерс. Подобное «разделение труда» часто встречается в голландской живописи. В одной и той же картине природу писал пейзажист, животных — анималист, а третий художник изображал человеческие фигуры.

Двойное авторство картин и портретов встречается и в русской живописи. В Третьяковской галерее хранится очаровательный пейзаж «Осенний день. Сокольники» работы Исаака Левитана. По садовой дорожке, усыпанной осенними листьями, идет одинокая женская фигура, что делает пейзаж пронзительно тоскливым. Пейзаж написал Левитан, а женскую фигуру — художник Н.П. Чехов, брат писателя А.П. Чехова. В Музее-квартире А.С. Пушкина (наб. реки Мойки, д.12) в Петербурге хранится большое полотно «Пушкин у моря. Прощай, свободная стихия». Фигуру Пушкина, стоящего на скале, написал И.Е. Репин, а неспокойное море — знаменитый маринист И.К. Айвазовский.

При экспертизе художественных произведений следует учитывать, что у полотна может быть и два, и три автора. Сложнее установить авторство, когда художник по тем или иным причинам оставлял свое произведение незаконченным и по просьбе заказчика его завершал другой художник. Великий русский художник Карл Брюллов написал, как говорили современники, «прекрасный портрет» баснописца И.А. Крылова. Брюллов не успел написать руку баснописца, лежащую на спинке дивана. Руку дописал ученик Брюллова Ф.А. Горецкий. Увы, мастерство ученика не могло сравниться с гениальной кистью учителя. Но бывает и так, что неоконченную картину гения дописывал другой талантливый художник и нам, потомкам, трудно разобрать, кто из них писал тот или иной фрагмент.

В 1921 году из Петроградского Бюро отделения охраны и учета памятников искусства и старины в Русский музей поступил парадный женский портрет работы неизвестного художника. Было известно, что до революции портрет хранился во дворце графов Бобринских на Галерной улице в Петербурге. Ввиду несомненного иконографического сходства неизвестной дамы и графини Екатерины Сергеевны Самойловой, урожденной княжны Трубецкой (1763–1830), портрет которой в исполнении австрийского художника И.Б. Лампи Старшего хранится ныне в Эрмитаже, было установлено, что на портрете из Русского музея изображена графиня Самойлова, жена генерал-прокурора графа А.Н. Самойлова.

И.Б. Лампи Старший. Портрет графини Е.С. Самойловой. Холст, масло. Государственный Эрмитаж

Научные сотрудники музея приписали портрет австрийскому художнику Антону Графу (1736–1813). Под этим именем портрет графини Е.С. Самойловой был опубликован в 1980 году в Каталоге живописи Русского музея и экспонировался на постоянной выстав¬ке «Иностранные художники XVIII–XIX веков, работавшие в России» в Мраморном дворце — филиале Русского музея.

При подготовке нового издания генерального каталога живописи Русского музея нами было замечено, что портрет Е.С. Самойловой не имеет никакого сходства по своей живописной манере с эталонными, подписными работами Антона Графа из собрания Эрмитажа. Для порт¬ретов А. Графа характерна эмалевидная фактура живописного слоя; образный строй его работ отличается от того, что мы видим в портрете графини Е.С. Самойловой. И еще одно наблюдение. Визуальное изучение портрета Самойловой выявило наличие двух манер живописи. Создавалось впечатление, что голову писал один художник, а все остальное — другой.

В 1870 году оба портрета графини Е.С. Самойловой, ныне хранящиеся в Государственном Эрмитаже и Государственном Русском музее, а в то время принадлежавшие графу А.А. Бобринскому, экс¬понировались на Исторической выставке русского портрета. Художник и фотограф Андрей Михайлович Лушев снял наиболее интересные портреты и опубликовал их в альбоме. В нем помещен подписной портрет графини Е.С. Самойловой кисти И.Б. Лампи, ныне хранящийся в Отделе истории русской культуры Государственного Эрмитажа. Кроме того, в розницу продавали фотографии с вошедших в альбом портретов, а также с тех, которые в него не попали. К последним относится кабинетная фотография с портрета графини Самойловой, того самого, что ныне принадлежит Русскому музею. Внизу, на паспарту надпись: «Выставка портретов XVI–XVIII вв. 1870, Фот. Лушева, Собств. Издателя».

В каталоге выставки, составленном известным историком русского искусства П.Н. Петровым, сказано: «Графиня Екатерина Сергеевна Самойлова. По колено, в пейзаже. Голову писал Лампи, все прочее К. Брюллов; картина на полотне (выш. 23 верш., шир. 19 верш.) принадлежит графу А.А. Бобринскому». Однако автор каталога не указал источник информации и не объяснил причин участия двух художников в написании портрета графини Е.С. Самойловой.

16 апреля 1997 года по нашей просьбе заведующая Отделом технико-технологических исследований Государственного Русского музея С.В. Римская-Корсакова провела комплексное исследование портрета под микроскопом, в рентгеновских лучах и в ИК-телеканале. Кроме того, она сравнила портрет из коллекции Государственного Русского музея с эталонным, подписанным Лампи портретом графини Самойловой из Эрми¬тажа. Выводы были категоричны: «Контуры фигуры и лицо писал один художник, живописная манера которого идентична манере И.Б. Лампи Старшего на портрете Е. С. Самойловой из Эрмитажа. Заканчивал портрет — переписано лицо, написана фигура и пейзаж — другой мастер». В заключении С.В. Римская-Корсакова отметила: «Фактура мазка на платье кричит об авторстве великого Карла» (К.П. Брюллова. — Ю.Е.).

Портрет графини Е.С. Самойловой. Фотооткрытка А.М. Лушева из «Исторической выставки портретов». 1870

Мы обратили внимание на сборник писем, документов и воспоминаний современников о К.П. Брюллове, изданный в 1952 году. В нем опубликованы «Заметки оК.П. Брюллове», написанные учеником и первым биографом художника М.И. Железновым. Со слов известного художника-портретиста, профессора Императорской Академии художеств А.Г. Варнека, он рассказал историю создания портрета графини E.С. Самойловой: «Какой-то мастер прошлого века оставил после себя неоконченное произведение: чью-то голову, написанную на пустом холсте. Владетель этой головы принес ее к профессору А.Г. Варнеку и просил его приписать к ней туловище и аксессуары. Варнек отказался от этой работы, объяснив, что очень трудно оканчивать произведения других мастеров, да еще вдобавок живших в другом веке, и посоветовал поручить это дело Брюллову, сказав: «Он, быть может, в состоянии это сделать».

Брюллов сказал то же, что и Варнек, т.е. что оканчивать чужие работы очень трудно, однако дал обещание попытаться дописать порт¬рет, предупредив, что его попытка может окончиться неудачей. Заинтересовавшись трудновыполнимой задачей, Брюллов, в исполнении фигуры и аксессуаров, так ловко подделался под манеру живописцев восемнадцатого столетия, что, как уверял меня Варнек, сам автор, не задумываясь, подписал бы свое имя под портретом.

Известный австрийский художник Иоганн Баптист Лампи Старший родился 31 декабря 1751 года в местечке Ромено (Южный Тироль), учился в Зальцбурге у Ф. Кенинга и Х. Унтербергера, в Италии, Вероне, у братьев Ф. и Д. Лоренци. Проявил себя как разноплановый художник, но прославился как мастер парадного портрета. По приглашению светлейшего князя Г.А. Потемкина-Таврического в сентябре 1791 года приехал в Яссы для выполнения парадного портрета военного и государственного деятеля, фаворита и морганатического супруга императрицы Екатерины II. Из-за скоропостижной кончины Г.А. Потемкина-Таврического 5 октября 1791 года Лампи успел написать лишь поясной портрет фельдмаршала Г.А. Потемкина в латах. Как гласит старинная наклейка на обороте портрета, он принадлежал мужу графини E.С. Са¬мойловой графу А.Н. Самойлову, племяннику светлейшего князя, а затем «перешел по наследству» в род князей Бобринских.

После кончины Г.А. Потемкина, Лампи был приглашен Екатериной II ко двору и приехал в Петербург 20 января 1792 года. Пребывание художника в русской столице было весьма успешным. Он выполнил портрет императрицы в рост, написал портреты членов ее семейства. Обласканный двором, Лампи стал модным художником в среде петербургской аристократии.

Талант Лампи получил официальное признание. Петербургская Академия художеств в 1794 году за портрет президента Академии художеств А.И. Myсина-Пушкина признала его своим вольным общником. 5 октября 1795 за три портрета, безвозмездно выполненные для конференц-зала Академии, Совет наградил художника пятью золотыми и двумя серебряными медалями. Лампи составил план переустройства Петербургской Академии.

Снимки фактуры «Портрета графини Е.С. Самойловой» из собрания Государственного Русского музея

После смерти Екатерины II Лампи впал в немилость. Новый император Павел I лишил любимца императрицы «своего благоволения и приказал с 4 декабря 1796 года прекратить выплату квартирных денег живописцу Лампи». Самолюбие знаменитого художника было уязвлено. Он решает немедленно покинуть русскую столицу. В списках отъезжающих из Петербурга, опубликованных в газете «Санкт-Петербургские ведомости» за 24, 28 апреля и 1 мая 1797 года, упомянут «профессор Лампи с женой и камердинером Аугустом Германом». Художник вернулся на родину, в Вену.

В результате визита И.Б. Лампи Старшего в Петербург появились два портрета графини Е.С. Самойловой. Екатерина Сергеевна была супругой графа А.Н. Самойлова, племянника князя Г.А. Потемкина-Таврического. Естественно, что супруги Самойловы портретировались у известного австрийского художника, которого пригласил в Россию их знаменитый родственник.

Портрет графа А.Н. Самойлова хранится в Эрмитаже, он подписан автором и датирован 1794 годом. Портрет его супруги не датирован, в Эрмитаже считается, что он выполнен во время пребывания Лампи в Петербурге, то есть в период с 1792 по 1797 года. Исходя из формы прически, сходной с прическами на женских портретах Ж.Л. Вуаля, выполненных в начале 1790-х годов, портрет графини Е.С. Самойловой следует датировать этим же временем. Скорее всего, он был выполнен в первый год пребывания Лампи в Петербурге, в 1792 году. Через несколько лет, в 1796 году, И.Б. Лампи получил заказ на новый портрет графини. Он успел набросать композицию портрета и выполнил с натуры голову модели. Вынужденный отъезд художника в начале царствования Павла I не позволил Лампи окончить портрет.

Вероятно, первые сеансы проходили в доме Самойловой, и не¬оконченный портрет остался у нее. Дочь Самойловых, графиня Софья Александровна (1797–1866), фрейлина и фаворитка императрицы Александры Федоровны, в 1821 году вышла замуж за графа Алексея Алексеевича Бобринского (1800–1868), шталмейстера двора, внука Екатерины II и Григория Орлова. Бобринским принадлежал особняк на Галерной улице, украшенный произведениями искусства, фамильными портретами.

Семейную портретную галерею графов Бобринских украшали полотна известных русских и западноевропейских художников — Ф.С. Рокотова, К.Л. Христинека, Л.Э. Виже-Лебрен, Пьетро Ротари, Ф.К. Винтерхальтера, И.Б. Лампи Старшего и других мастеров.

Неоконченный портрет графини Е.С. Самойловой странно смотрелся в дворцовых апартаментах. Граф А.А. Бобринский был тем самым «владельцем неоконченного портрета», который, по рассказу Железнова, просил профессора А.Г. Варнека закончить портрет его тещи — графини Е.С. Самойловой. Варнек, как мы писали выше, отказался от этой работы. К.П. Брюллов, находившийся в 1840-е годы в расцвете творческих сил, напротив, взялся окончить полотно.

Брюллову предстояла нелегкая задача: оставаясь в рамках заданной композиции, написать фигуру и пейзаж, подстраиваясь под живописную манеру крупнейшего портретиста конца XVIII века. Мы не знаем, был ли доволен результатом работы К.П. Брюллова заказчик граф А.А. Бобринский, а вот А.Г. Варнек, сам неплохой портретист, восхищался тем, что сотворил Карл Павлович. Два известных знатока искусства, современники Брюллова, — художест¬венный критик, конференц-секретарь Академии художеств В.И. Григорович и казначей Общества поощрения художников, художник-любитель А.П. Сапожников считали работу К.П. Брюллова «чудом».

Выходит, авторами портрета графини Е.С. Самойловой из Русского музея следует считать двух художников — австрийского Иоганна Баптиста Лампи и русского Карла Павловича Брюллова. 

В начало раздела "Разное">>>