Логотип
О'КЕЙ доставка

Подвески

В 1840-х годах наибольшей популярностью пользовались подвески в форме «крест а-ля-Жанетт»; такой крест мог быть перевит змеей, он подвешивался к сердечку, обычно просто золотому, но иногда украшенному эмалью и усыпанному жемчугом, бирюзой, рубинами и прочими камнями. Особенно выигрышно смотрелись кресты, вырезанные из граната и украшенные бриллиантами.
Мальтийские кресты с синей эмалью и бриллиантами также пользовались спросом.
Медальоны, круглые и небольшие в 1840-х годах, овальные и массивные в 1850-х, носили как на цепочках, так и на бархатных ленточках; внутри обычно имелась надпись и хранилась прядь волос. Лицевая сторона была из золота с гравировкой или эмалью, ее мог украшать узор в виде насекомого или растения из полудрагоценных камней.


Подвески из карбункулов и бриллиантов с природными мотивами были в большом почете. Медальоны и подвески сентиментального назначения часто изготавливались в форме сердца с эмалью и самоцветами (ил. 127).

Вверху Подвеска с эмалью и бриллиантами. Сер. ХIХ в. Сентиментальный сюжет, характерный для открыток того времени.

Слева: Цепочка и медальон с синей эмалью, жемчугом и бриллиантами. Сер. ХIХ в. Обратите внимание на узор из пересекающихся линий под слоем эмали, на звенья цепочки в форме валика и бриллиантовый цветок, возможно, незабудку - атрибут сентиментального украшения.

Справа: Подвеска с карбункулами (альмандиновый гранат) и бриллиантами в форме соплодия из нескольких ягод.

Браслеты

Браслеты были самым распространенным украшением романтического периода, их в больших количествах надевали на каждую руку, как парньге, так и одиночные. Днем они украшали запястья, вечером - перчатки или обнаженную руку между перчаткой и локтем. В 1840-х годах можно было не надевать никаких других украшений, кроме браслетов.
Типичный для того времени браслет представлял собой змею, обвивающую руку. Недорогие образцы изготавливались из золотых чешуеобразных звеньев, иногда с бирюзой, с застежкой в форме змеиной головки с эмалью или самоцветами. Дорогостоящие же состояли из шарнирных сегментов с эмалью, они могли растягиваться и не нуждались в застежке. Головка и звенья тела могли быть усыпаны бриллиантами, изредка - венгерскими опалами, глаза же практически всегда делались из рубиновых или гранатовых кабошонов. Некоторые экземпляры были полностью покрыты бирюзой (ил. 138-142).

129. Золотой браслет с синей эмалью и бриллиантами. Ок. 1855. Центральный элемент отстегивается и может быть использован в качестве броши. Очертания цветка, похожие на звезду, предвосхищают характерные мотивы 1860-х годов.

Между 1840-ми и 1860-ми годами во множестве распространились браслеты из бархатных или шелковых ленточек, кружев, бусин, волосяного плетения или золотых нитей с орнаментальной застежкой. Для застежек использовались миниатюры или камеи в золотых оправах с жемчугом или бриллиантами, встречаются и застежки из крупного камня в обрамлении растительных узоров или завитков, а также простые золотые пряжки.
Нередки были и браслеты сентиментального назначения, состоящие из портретных миниатюр (ил. 133).

130. Название «жаретьер» (подвязка) использовалось для браслетов в форме ленты с пряжкой. Такой тип браслетов был популярен в середине XIX в., однако экземпляры, щедро украшенные бриллиантами, подобно этому, встречались достаточно редко либо впоследствии подвергались переделке.


131. Браслет-жаретьер из золота с синей эмалью, рубинами и бриллиантами. Ок. 1855. Растительные узоры на его звеньях напоминают те, что можно видеть на традиционных эмалевых украшениях из Шахпура (Индия), и, возможно, были скопированы с подобных изделий, ввезенных в Британию во времена ее владычества над Индией.

132. Золотой браслет с жемчугом и полихромной эмалью в форме плодоносящей виноградной лозы. Ок. 1850-1855. Несмотря на то, что этот образец английского производства, подобные браслеты с растительными мотивами впервые появились во Франции в середине XIX в. Это особенно изысканный экземпляр, сохранившийся в хорошем состоянии; эмаль на браслетах часто повреждалась во время носки.

133. Золотой браслет с портретными миниатюрами, на обороте расположены отделения для волос с глазурованным покрытием. Ок. 1850. До появления фотографии миниатюры, подобные этим, были единственным способом запечатлеть памятные места и лица.

134. Золотой браслет с эмалью, жемчугом и бриллиантами. Ок. 1850. Раздвигающиеся браслеты состояли из секций с шарнирами, в данном случае украшенных эмалью, с бриллиантовым узором поверх нее. Удачной находкой кажется складка на ленте, закрепленная кольцом с булавкой. 135. Золотой браслет с эмалью, изумрудами и бриллиантами. Ок. 1850. Лицевая часть в форме «любовного трофея»: это лук и стрелы Купидона, а рядом - эмалевое сердечко. Мотив перевивающейся ленты, типичный для этого периода (см. также № 134).


В начале 1840-х годов появились растягивающиеся браслеты. В самом простом варианте они состояли из золотых звеньев, соединенных эластичной лентой, продетой через специальные отверстия; более сложные модели составлялись из золотых звеньев с шарнирами (ил. 141). Такие браслеты сразу стали популярными, поскольку их можно было надевать на запястье любого размера или на руку в любой точке.

136. Золотой браслет с ру­бинами и оливином, с типич­ной плоской гравировкой на звеньях. Хроматическая комбинация рубина, оливина и золота выглядит смелой и, безусловно, удачной.

Еще одна типичная разновидность браслета, сохранявшая свою популярность в течение некоторого времени, называлась «жаретьер» («подвязка»): такой браслет состоял из золотой ленточки, застегнутой крупной пряжкой или зажимом с эмалью или самоцветами (ил. 131). Свободный конец ленты часто заканчивался подобием бахромы из золота с самоцветами.

Новинкой 1850-х годов был браслет в форме стилизованной широкой манжеты из золота с эмалью и самоцветами.
В 1850-е годы золотые браслеты с шарнирными звеньями часто украшались съемной подвеской из самоцветов в обрамлении растительных узоров. Встречались браслеты из звеньев в форме золотых завитков с центральным мотивом «картуш» (ил. 136) или в форме широкой золотой ленты с алжирским узлом в центре.
Возникшее в середине XIX века увлечение карбункулами (из альмандиновых гранатов) вдохновило ювелиров на создание чудесных браслетов с крупными звеньями, вырезанными из граната, в обрамлении завитков из золота или бриллиантов (ил. 144).
Изготавливались также браслеты в форме широкой или узкой ленты с центральным звеном из самоцветного кластера, в который обычно входили гранаты, бирюза и жемчуг, или с алжирским узлом (ил. 134 и 135).


138. Золотой браслет в форме змеи с эмалью и бриллиантами, с шарнирами в четырех местах и узором из пересекающихся линий в основании эмали. Ок. 1845. Очень немного подобных браслетов сохранилось до нашего времени без значительных повреждений. Для них характерны сколы эмали, замаскированные дополнительными золотыми колечками. Починка такого изделия стоит крайне дорого, и за исключением случаев, когда она выполняется именитым ювелиром, значительно уменьшает продажную стоимость. Обратите внимание на неизменные глаза-рубины.

137. Браслет из золота и серебра с эмалью, мелким жемчугом и карбункулом (альмандиновый гранат). Фроман- Мерис. Ок. 1850-1855. Франция. Две серебряные фигурки олицетворяют Живопись и Скульптуру. Образец отличается высочайшим качеством работы, всегда свойственным этому мастеру.

В 1840-х годах под влиянием готического стиля, свойственного Фроман-Мерису, появилось множество браслетов со звеньями в форме стрельчатых окон, украшенных рыцарями, ангелами и геральдическими мотивами (ил. 137).



139. Золотой браслет с бирюзой и гранатами, тело змеи из звеньев с шарнирами. Ок. 1845. Образец менее ценный, чем № 138, однако он наглядно демонстрирует популярность мотива змеи: браслеты этой формы изготавливались на любой кошелек, вместо рубинов для глаз использовались гранаты.
140. Золотой браслет с бирюзой и бриллиантами. Ок. 1845. Образец хорошего качества; обратите внимание на отделку шарниров, усыпанных бирюзой так же, как и все тело змеи.

141. Слева вверху и внизу: Необычный расширяющийся золотой браслет с бирюзой, датированный 1841 г., по сторонам и сзади снабжен шарнирами, хорошо заметными на увеличенном снимке; вариация на популярный мотив змеи (см. № 139). Расширяющиеся браслеты появились около 1840 г.


 


142. Золотой браслет с эмалью и бриллиантами. Ок. 1840. Очень изобретательно реализована застежка. Достаточно редко встречаются изделия в оригинальных футлярах в форме гроба. Грушевидный бриллиант, свисающий из пасти змеи, скорее всего, является позднейшей заменой подвески с эмалью и самоцветами, более типичной для подобных изделий.

143. Еще одна версия браслета-змеи, популярного в середине 1840-х гг. Золотая сетка, образующая тело змеи, является альтернативой более традиционным звеньям-чешуйкам. Нетипичное сочетание крупных бриллиантов и достаточно крупных рубинов на головке.

144. Браслет с карбункулом (альмандиновый гранат) и бриллиантами. Ок. 1845. На браслете стоит отметка о том, что его дизайн запатентован в 1843 г. В то время украшения часто включали в себя крупный карбункул из альмандинового граната в отполированной золотой оправе, отражающей свет изнутри камня.

145. Собрание золотых и самоцветных застежек для ожерелий в форме руки в перчатке. Ок. 1840. Очаровательно выглядят детали: кольца на пальчиках и браслеты. Такими застежками часто снабжали длинные цепочки, пользовавшиеся популярностью между 1830 и 1840 гг.

Бриллиантовые браслеты с жемчугом и эмалью были простого, привычного дизайна: ленты из звеньев - круглые, S-образные или в форме завитка, - иногда с более сложным мотивом в центре.
Также в середине XIX века пользовались спросом браслеты с эмалью и самоцветами на природные мотивы: головки цветов, ягоды, виноградная лоза; в центре такой браслет мог быть украшен крупным звеном с растительными узорами (ил. 129 и 132).

146. Собрание римских мозаик сер. XIX в. На иллюстрации наглядно продемонстрирован спектр сюжетов для подобных изделий. Практически единственным способом установить дату изготовления мозаик является исследование изделия, в которое они вставлены, поскольку точно такие же мозаики изготавливаются в Риме по сей день.

Кольца

Модный мотив змеи присутствовал и в дизайне колец: это могла быть змея, обвива­ющая палец, с глазами из самоцветов. Увлечение Средневековьем и Ренессансом привело к созданию золотых колец с чеканкой высокого рельефа с фантазийным сюжетом. В большом количестве производились кольца-полуокружности с рубинами, сапфирами, изумрудами, кораллами и бриллиантами. При помолвке в 1850-е годы, как правило, дарилось кольцо-полуокружность с половинками жемчужин. Кольца с кластерами были очень натуралистичных форм (ил. 147), чаще всего это был цветок. К 1860-м годам появились кольца в виде золотой ленты с пряжкой. Траурные кольца состояли из золотого ободка с полоской, сплетенной из волос, или с черной эмалью.

147. Кольцо с карбункулом (альмандиновый гранат) и бриллиантами в форме ягоды. Сер. ХIХ в.

148. Коллекция разнообразных золотых, эмалевых и самоцветных замочков-сердечек, служивших застежками и подвесками. Этот мотив использовался на протяжении всего ХГХ в. изделия в коллекции датируются с 1835 по 1855 г.

<<<Назад                                                                    Далее>>>

В начало раздела "Книги">>>